50 оттенков волонтеров

Перегляди: 2 418

Недавно меня пригласили поучаствовать в конференции по теме милосердия и волонтерства. Ведущий конференции попросил участников в ходе докладов делать пометки, с тем чтобы потом обрисовать себе образ «идеального волонтера»...

Не буду сейчас говорить о том, что идеального волонтера не существует, разве что это была мать Тереза, но она уже не среди живущих. А существуют люди. И каждый волонтер, прежде всего, человек — со своими достоинствами и недостатками, которые он неминуемо привносит в свою деятельность.

За время работы у меня сложилась своеобразная классификация типажей волонтеров, с которыми я, так или иначе, сталкивалась. Зная особенности того или иного типа, гораздо проще устанавливать связи и сотрудничать с ними максимально эффективно.

Но, конечно, типажи в чистом виде практически не встречаются. В каждом волонтере представлены те или иные черты, которые проявляются в зависимости от степени усталости, времени работы и сферы приложения сил.

Каждый из ниже приведенных типов занят делом. Не всегда все получается гладко, не всегда успешно, но все люди, которые встали на этот путь, могут вызывать только уважение, если, конечно, они действительно волонтеры, а не притворяются таковыми, преследуя какие-то личные мотивы.

Волонтер «Все пропало» — эти практически постоянно используют в речи возвышенные эпитеты и гиперболы, которые призваны придать трагический пафос их просьбам и обращениям. Они никогда не бывают спокойны, часто срываются на крик, даже слезы. Ужасно обижаются, когда их просят успокоиться, рассказывают, что все, на самом деле, не так плохо или, самое страшное, предлагают реальные и адекватные в данной ситуации пути решения проблемы, например, написать прошение в МО, сообщить по горячей линии о том, что целое подразделение «ест кору на деревьях», «осталось без формы» и так далее. Причин для трагического пафоса — бесчисленное множество. Так же, как они склонны преувеличивать суть проблемы, они склонны и преувеличивать собственную значимость. И сами же от этого страдают. Сотрудничать с ними сложно, даже если абстрагироваться от высокого градуса эмоций. Сложно просто потому, что, оказав им помощь один раз, вы будто попадаете к ним в «рабы» и в следующий раз уже просто не имеете права отказать.

Волонтер «Все круто, давайте к нам» — эти тоже эпатажны, но их эпатаж немного другого рода. Они наслаждаются тем, что делают (иногда даже больше, чем нужно). Естественно, всем подряд об этом сообщают и будто смотрят на тебя немного с жалостью и хорошо скрытым презрением — «не повезло тебе, не с нами ты». Постоянные посты о том, как много и хорошо сделано и в какой отличной компании, пожалуй, один из их основных признаков. Минусом этих людей является то, что они могут достаточно быстро перегореть, если не будут себя «прикручивать». Потому что физически и психологически нельзя всегда излучать позитив. Поэтому нередко их можно видеть в разных организациях. Был там, потом там, теперь вот здесь. Они ищут новую подпитку и новые поводы для восторга и плохо справляются с кризисами, которые, так или иначе, наступают в любом сообществе.

Волонтер «Давайте еще сделаем вот это и побольше» — они фонтанируют идеями, им сложно постоянно только сушить капусту или только фасовать флиски. У них на «фронте» все должно бурлить и развиваться. Они постоянно ищут новых поставщиков и новые пути решения проблем. Этот типаж привлекает к себе людей за счет своей энергичности и высокой результативности. Я знакома с матерью троих совсем не взрослых детей, которая успевала мешками сушить капусту, изготавливать практически промышленными партиями энергетические батончики, и чего она только еще не делала! Эти люди стоят, когда уже все упали, и не согласны сдаваться. Но их энергичность может сослужить плохую службу, если не сочетается с вниманием к команде и собственному здоровью. Мало кто выдерживает заданный ими темп, а лентяев они подле себя просто не терпят.

Волонтер «Дед Мороз» — эти любят организовывать поездки, приемы для ребят и прочие акции, способные привлечь внимание. Все бы ничего, но делается это все обычно за чужой счет. Собирается посылка по городам и весям, посылаются просьбы в различные волонтерские группы и «праздничный поезд» с помпой отправляется в путь. А при раздаче подарков ведь уже неважно, кто эти подарки предоставил? Важно же, кто привез! Бог с ним, что поехал-то не очень далеко, вполне можно было отправить службой доставки и сэкономить денег, но тогда бы не получилось так красиво! Да и деньги-то не собственные, можно и поехать. Такие Деды Морозы обычно сильно обижаются, когда другие волонтеры не передают продукцию, вещи им, а отправляют или отвозят их сами. Ведь этим они ставят под угрозу «праздничный поезд» и имидж Деда Мороза...

Волонтер «Я тут с вами рядом постою» — эти ищут не столько дела, сколько общения, «свою» группу. Они склонны скептически (а может реально) оценивать собственные силы, поэтому никогда не взваливают на себя непосильной ноши. В этом их плюс — они редко перегорают и более или менее стабильно выполняют порученный им участок работ. При перегорании или ощущении дискомфорта они просто тихо уходят без объяснений. Другим членам группы эти волонтеры могут показаться недостаточно энергичными и искренними (иногда не без оснований).

Волонтер «Отвалите все от меня» — странно, но такие тоже бывают и делают немало. Им сложно дается установление контактов с большой группой людей, но у них есть несколько верных надежных помощников. Как правило, у таких волонтеров даже нет страниц в социальных сетях. Они просто решают задачи, которые жизнь ставит перед ними каждый день — принять машину, разгрузить, погрузить, отправить, сделать заявку и прочее, и прочее, и прочее. Минус — то, что, будь они покоммуникабельнее, у них было бы больше помощников. Плюс — с ними очень просто работать, и они менее всего озабочены своим имиджем и даже имиджем того, что они делают. Для них важно само действие.

Волонтер «Идеальный мальчик/девочка» — это люди, которые никогда ни с кем не ссорятся, не вступают в конфликты, не принимают ничьей стороны, при этом делая свое дело. Идеальная картинка, не правда ли? Однако минусом является то, что на таких идеальных мальчиков совершенно невозможно положиться. Они с регулярной частотой нарушают свои обещания (поскольку дают их, чтобы не спорить или чтобы просто порисоваться — я и такое могу), они не защитят вас, если вдруг вы стали объектом нападок, и не окажут реальной поддержки, когда вы будете в ней нуждаться. Однако свое дело они делают достаточно хорошо. Складывается ощущение, что только себя в этом деле они и считают самым важным, время и труд других — ничего не стоят, разве что он может быть чем-то полезен ИХ делу. В этом случае можно дать еще парочку обещаний, которым не суждено быть выполненными.

Волонтер «Мои мальчики» — эти сосредотачиваются на помощи конкретному подразделению или отряду и только ему. Благодаря целевой работе проблемы этого отряда решаются достаточно быстро. Такие эффективные и быстрые решения закономерно приносят волонтеру популярность и дают ему в руки рычаги влияния, которых нет у других волонтеров помельче или занятых нецелевой работой. С этими рычагами влияния можно значительно увеличить фронт решаемых задач. Однако такой волонтер редко расширяет круг своих подопечных, предпочитая не замечать проблем отряда, который базируется в нескольких километрах от «моих мальчиков». В итоге одни едят бутерброды с икрой, а вторые делят между собой сухарики.

Волонтер «А позвольте отчетик» — эти превыше всего ценят «бумажечки». На каждый чих заводится отдельный документ. Их бюрократии позавидовало бы любое бюджетное учреждение. Они иногда настолько озабочены тем, чтобы все было правильно, что забывают вообще, зачем они сюда пришли. Регулярная полная отчетность — это очень хорошо, но она возможна только в достаточно большой команде, иначе попросту может не хватить времени и сил сводить балансы. Очень многие проекты таких волонтеров часто затухают, едва начавшись (потому что очень сложно одновременно заполнять бумажки и работать). Но если дела изначально поставлено хорошо — они очень долго держаться на плаву и нередко дорастают до крупных фондов, поскольку к ним не придерешься. Работать с ними часто бывает нелегко, потому что такой же строгой отчетности они требуют от тебя, не считаясь ни с твоим временем, ни с тем, что часть вещей была куплена на рынке у бабушек, которые просто не выдают чеков (подробнее об этом можно прочитать в одной из моих предыдущих статей).

И в конце хотелось бы отдельно выделить две большие группы, на которые можно разделить вообще всех волонтеров в целом:

Волонтер «Новичок» — этих легко узнать по блеску в глазах, неуемной энергии и желанию помогать всем и вся. Они еще не научились контролировать затраты собственных усилий и не осознали, что эти самые силы — не бесконечны, и кроме хороших несчастных людей есть еще масса плохих, которые рады получить что угодно, главное, бесплатно в плане денег и затрат собственной энергии. Новички инициативны и этим, а также тем, что им приходится объяснять очевидные вещи о том, что волонтер НЕ ДОЛЖЕН помогать всем, немного утомляют волонтеров-«стариков». Но благодаря новичкам в организацию вливается свежая энергия и приходят новые идеи.

Волонтер «Старик» — эти уже видели жизнь и фотографии с украденным и перепроданным грузом. Поэтому они не спешат на помощь, аки новички. Они выслушивают просьбы, задают много уточняющих вопросов. В 80% случаев оказывается, что данная просьба или не в их компетенции (например, волонтер, работающий в госпитале, не должен покупатьбилеты на поезд) или же вообще неадекватна. Новички их не понимают просто в силу отсутствия опыта. Старики обычно усталые, но они не привыкли бросать начатое, и будут тянуть лямку до конца, потому что так понимают долг перед самим собой. С ними часто сложно работать, особенно, если вы вступили в ряды волонтеров недавно, но если такой человек что-то обещает, он это делает.

Волонтерство — как лакмусовая бумага. В нем очень просто рассмотреть людей без масок, которые надеты на них в корпоративной сфере, а иногда даже у себя дома. Потому что здесь ты вроде как ничего никому не обязан, делаешь что-то по собственному выбору и желанию. Поэтому именно в этой сфере ты очень многое узнаешь о других и, прежде всего, о себе.

Безусловно, не следует рисовать себе волонтера как некий идеальный образ. Как не следует удивляться тому, что именитый семейный психолог оказался на грани развода, учитель высшей категории носит рваные джинсы, а лучшим хирургом в больнице оказался не высокий голубоглазый красавец, а полная низкая «тетка с противным голосом». Главное — их эффективность и нужность в данный момент времени. Поэтому не важно, что волонтер плохо причесан, дерзко отвечает или не берет трубку — главное, он делает то, за что взялся. Да, иногда нам очень сложно друг с другом. Но нигде не сказано, что люди, делающие добро, обязаны любить друг друга. В этом, пожалуй, состоит самый большой парадокс волонтерского движения, который одновременно и подстегивает нас (хочется быть как кто-то, делать лучше и больше) и разрушает изнутри — сложно все время находится в конфронтации. Поэтому большая удача — найти группу единомышленников, с которыми работается не просто эффективно, но и комфортно.

Автор: Варвара ФалееваПублицист, репортер

Источник: Фраза

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code