«Los elegidos» или «элита по-николаевски» 2015

Перегляди: 1 243

В канун новогодних праздников редактора электронных и печатных СМИ начинают традиционную забаву: составлять рейтинги наиболее значимых событий уходящего года.

«Кого мы утратили в 2015-м», «Топ-10 фейков российской пропаганды об Украине», «Список разрушительных катастроф 2015 года», «Перечень самых значительных научных открытий…» и т.д., и т.п.

Эти заголовки  мелькают в центральных газетах каждый декабрь, а провинциальные издания активно тиражируют  информацию.

Для журналистов подобное занятие совсем не хлопотное. «Погуглил» в Сети минут сорок и… выдал «на гора» приличный материал. Есть целые медиа-холдинги, которые специализируются на этом.

Лидирует здесь «Форбс». Журнал отвел 40%  своей площади на рейтинги: надежности банков, эффективности страховых компаний, топовых списков импортеров и экспортеров и др. Однако самое главное изобретение редакции – «100 самых влиятельных людей планеты» — гениальный способ монетизировать людское тщеславие.

Попасть в новогодний список «Форбс» престижно. Никто нам не скажет, сколько стоит эта услуга для основных фигурантов. Корпоративная тайна охраняется жестко. Мировая элита идентифицирует себя один раз в год.

Кандидаты «во влиятельные люди»  вздыхают и… расстаются с деньгами.

Это неизбежные траты. Они окупятся со временем, потому что пребывать в составе мировой элиты – образ жизни. Для участников списка  – это адреналин и привычный обмен веществ на клеточном уровне. Деньги, по мнению социопсихологов, здесь не главное, деньги — всего лишь инструмент.

Если ты в этом клубе, значит, живешь по его законам и обеспечиваешь свои исключительные ПРАВА  — ОБЯЗАННОСТЯМИ своего капитала или политического статуса.

Желанная сотня – мечта политиков и бизнесменов всех уровней. Идею редакции «Форбс» скалькировали провинциальные редакторы и… предлагают сегодня местечковой элите свою «психотропную таблетку» от заниженной самооценки.

Николаевское издание novosti-n, опубликовавшее этот список, во вступительной статье, ничего не говорит о том, какая социологическая контора потрудилась над формированием иерархии местной «los elegidos» разлива 2015 года.

Таинственная анонимность составителей списка заставляет поразмыслить об особенностях рекрутирования местной элиты.

 Итак, кто же осуществляет влияние на жизнедеятельность региона с населением в два миллиона человек?  В пояснительной статье редакции говорится: «Данный рейтинг составляется уже в пятый раз. Именно этот, «юбилейный» рейтинг преподнес неожиданный сюрприз: во главе списка оказался не губернатор области Вадим Мериков, а известный бизнесмен, миллиардер Алексей Вадатурский. Впервые с 2011 года губернатор оказался не во главе списка…

160458

 

rr1

Второе, что обращает на себя внимание — это полное отсутствие в первой пятерке «силовиков»: начальников областных управлений полиции и СБУ, а также прокурора области. Для сравнения: в рейтинге 2014 в первую пятерку попали все три руководителя силовых структур.

Во многом, конечно, такое положение обусловлено ситуативными факторами: например, начальник облуправления СБУ Александр Калинин был назначен на должность около двух месяцев назад и особого влияния приобрести не успел.  Но в целом здесь наблюдается другая тенденция: в условиях жесткой критики, которой подвергаются сегодня в обществе правоохранительные органы, снижается  их авторитет и влияние. В целом фамилии в рейтинге обновились примерно на треть…».

Из элитной сотни только 7 человек идентифицировали себя «чистыми» предпринимателями, деятельность которых не сопрягается с депутатскими обязанностями или с государственными и общественными должностями различной иерархии.  91 фигурант – пожелали откреститься от всякого бизнеса и только двое (Омельчук и Дюмин) не постеснялись связать свое депутатство с капиталом.

Законодательство  в Украине запрещает народному избраннику Верховной Рады регистрироваться в качестве физлица — предпринимателя и официально становиться у руля собственных фирм — в качестве директора или члена наблюдательного совета. Уровень коммунальных советов – входит в этот перечень де-факто, но… как-то неопределенно. Прямого запрета нет, но… и прямого разрешения – тоже.

Тем не менее, Сергей Кантор обозначен в списке председателем наблюдательного совета ПАО «Экватор», а Игорь Дятлов плотно контролирует свои доли в диверсифицированном бизнесе.

16302_2_481x453

 

Впрочем, речь даже не об этом. Сам Президент Украины  упорно «не может продать» свои активы, чего уж там говорить о каких-то местечковых депутатах.

Главное в другом вопросе: почему наши городские и областные гласные внезапно обрели ханженство — отделять свое депутатство в ущерб  креативному предпринимательству.

У соседей — в Одессе и Херсоне, где составляются аналогичные рейтинги, подобного не наблюдается. Здесь предпринимателей-депутатов объявляют под истинным статусом.

Действительно, зачем скрываться, если глава государства сам подает пример нарушения Конституции страны. Местные  «los elegidos» Одессы и Херсона cвободны от лишних комплексов. Здесь депутатство и предпринимательство публично соседствуют друг с другом.

Почему в Николаеве народные избранники пытаются дистанцироваться от своего бизнеса? Поверхностный ответ выглядит банальным: депутаты хотят показать своим избирателям, что главное для них не личное благополучие, а процветание общины. Существует также традиционный посыл: избежать подозрений использования привилегированного положения в целях выживаемости своих предприятий.

Эти ответы, действительно, банальны. Сегодня никого не удивишь, что власть и бизнес – единое целое. Украинская модель олигархической экономики сделала антиконституционную реальность привычной для всех. Однако николаевская «los elegidos» по-прежнему стыдится идентифицировать себя одновременно в деньгах и политике. Почему?

Да потому, что в течение 225 лет существования города формирование местной элиты происходило под жестким контролем имперского центра. У сегодняшней сотни влиятельных людей на Николаевщине до сих пор сидит в позвоночнике рефлекс «оглядки на столицу».

Сначала корабельная элита «щелкала каблуками» перед Санкт-Петербургом,  затем — при большевиках – била челом Москве, а сегодня – «стоит смирно» в киевских коридорах.

В порто-франковской Одессе управленцы и бизнесмены еще как-то приноравливались находить компромисс между интересами региона и центра, в Николаеве же местное самоуправление и предпринимательство тотально опекалось правительственными чиновниками.

 

Тотальная опека

 

В условиях Российской империи элита была статична. Дворянство получало свой привилегированный статус по факту своего рождения. Николаев, с момента своего основания, сразу получил из центра готовых политиков-управленцев в лице Главного командира Черноморского флота и портов и офицеров его штаба.

С экономической составляющей  местной элиты – промышленниками и купцами – была большая печаль.

5 октября 1791 года по пути в Николаев умирает Григорий Александрович Потемкин, а через год 18 ноября 1792 скончался после болезни верный помощник князя, его друг и единомышленник Михаил Леонтьевич Фалеев.

potemkin01

 

FaleevСмерть двух талантливых администраторов существенно отразилась на темпах развития города.

24 февраля 1792 года Екатерина II императорским указом назначает Главным командиром Черноморского флота и военным губернатором Николаева вице-адмирала Николая Семеновича Мордвинова.

Мордвинов_Николай_Семенович

Новый администратор совершенно не был похож на своих энергичных предшественников. Это был кабинетный мечтатель и фантазер. Городская жизнь при нем стала затухать.

Мордвинов не проявлял заботы о развитии судостроения в Николаеве. Он пополнял флот за счет Херсонской верфи. В городе не спеша достраивали суда, заложенные еще при Потемкине. Корабль «Святой Павел», два легких фрегата и два небольших транспортных судна – вот и все объемы судостроения. Николаевские подрядчики сидели без дела.

Новый губернатор имел неплохие связи со столичными деловыми кругами и поэтому переадресовывал заказы на санкт-петербургских купцов. Объемы городской розничной торговли при Мордвинове резко упали.

Приехавшие предприниматели так и не дождались обещанных многомиллионных подрядов. Все деньги ушли в центр:  Москву и  Санкт-Петербург. Обманутые бизнесмены стали уезжать в соседние Херсон и Одессу, где создавались мощные гильдейские сообщества, и капиталы оборачивались быстрее.

Тотальная опека экономической жизни усилилась при военном губернаторе Алексее Грейге, который строил флот под жестким контролем столичного адмиралтейства.

1398393569_portrait_of_alexei_greig

Архивные документы говорят о том, чтобы получить подряд на строительство корабля, купцам нужно было отдать 20-35% отката бюджетной стоимости столичным чиновникам.

Молодым купеческим капиталам в провинции было трудно конкурировать со столичными гильдиями миллионеров, поэтому бегство частных предпринимателей из Николаева в другие города обрело устойчивую традицию.

Во времена Лазарева экономическую элиту города, как говорят сегодня,  «забили в асфальт». Адмирал выселил из города еврейских оптовиков- торговцев и «убил» свободное обращение частных капиталов, неконтролируемых центром.

Ситуация немного изменилась в начале ХХ века, когда корпорация «Руссуд» объединила все судостроительные заводы и начала конвейерное производство дредноутов («Екатерина Великая», «Императрица Мария» и др.).

В Николаеве стал выпускаться конечный продукт гигантского холдинга Российской империи, где всё: от последней заклепки до двигателя производилось на предприятиях акционеров по всему миру.

На городе замыкались все финансовые потоки, бурно развивалась инфраструктура общины. Однако экономическая и политическая элиты, влияющие на жизнедеятельность николаевцев, имели иногороднее происхождение, их интересовал только бизнес, но… никак не благополучие жителей.

С приходом к власти большевиков прежние дворянство и буржуазия были уничтожены физически или эмигрировали за границу. Изменилась форма ротации провинциальной элиты и… её коммуникации с центром.

 

«Шаг влево, шаг вправо – три года расстрела»

 

Именно этой распространенной поговоркой можно охарактеризовать отношения провинциальной николаевской номенклатуры с центром.

Представители партийной элиты иногда проявляли «отзывчивость» к нуждам городской общины, однако это подвижничество имело для неё трагичные последствия.

В 1932 году пленум Николаевского горкома КП(б)У освободил от занимаемой должности председателя горисполкома Конотопа Виктора Яковлевича за то, что он «в обход общей линии партии» провел решение о строительстве детского сада в первом городском микрорайоне («юмтовские дома») на Спасском спуске.

Проступок коммуниста Конотопа был серьезный, так как накануне республиканский пленум компартии Украины призвал советы всех уровней отправлять освобождающиеся средства местных бюджетов на укрепление предприятий тяжелой промышленности.

В 1933-м бюро горкома КП(б)У уволило председателя горисполкома Геннадия Шулькина за... незаконное (без согласования с секретарем райкома) предоставление прописки восьми учителям общеобразовательных школ города. Шулькина не просто уволили, его дело было передано в комиссию партконтроля, после чего он был арестован органами ОГПУ и предан суду военного трибунала.

В 1936 году печальная судьба постигла председателя Николаевского горисполкома, большевика с дореволюционным стажем, Иосифа Михайловича Красницкого. Он внял просьбе директора 61 завода и разрешил не пригонять рабочих на массовый митинг, посвященный открытию памятника погибшим коммунарам (автор скульптор Лысенко). Нужно было срочно сдавать госкомиссии два проекта, поэтому отвлекать работников на праздные собрания не представлялось возможным. Красницкого освободили от должности, арестовали и приговором Одесского военного трибунала расстреляли.

Тотальный контроль центра над местной номенклатурой не ослабевал все 70 лет советской власти. Именно эта жесткая опека окончательно нивелировала живую самодеятельность лидеров городской общины.

После распада СССР не произошло процесса массовой декоммунизации. Однако ротация местных элит изменилась. Появились новые социальные элеваторы, что заставило уцелевшую коммунистическую номенклатуру потесниться у властной кормушки.

Корпус влиятельных бизнесменов и политиков начал формироваться в процессе передела (ваучеризации) всенародной собственности. За несколько лет городская экономика утратила все предприятия местной промышленности, которые перешли в частные руки.

«Эффективные собственники» — бывшие директора в сговоре с криминалитетом и депутатским корпусом – сначала обанкротили заводы и фабрики, а потом скупили их за бесценок. То же самое произошло с крупными судостроительными заводами.

Так появилась новая местечковая элита — симбиоз криминалитета, бывшей комсомольской и партийной номенклатуры + «красные» директора предприятий. Именно этим влиятельным людям было суждено два с половиной  десятилетия распоряжаться ресурсами Николаевской области.

Однако новые «los elegidos» остались подневольными людьми, заложниками сложившейся системы бюджетного перераспределения и... корпоративных политических программ.

Главы партийных фракций гор. — и облсовета контролируют самодеятельность народных избранников более плотно, чем в свое время их опекала коммунистическая номенклатура.

За двадцать пять лет не было осуществлено ни одного значимого инвестиционного проекта. Николаевская область стоит на обочине финансовых потоков и не в состоянии аккумулировать средства для развития своей инфраструктуры и создания новых рабочих мест.

Депутатами разных уровней обещано много, но не сделано ничего. Здесь можно загибать пальцы: не выполнены 4 программы поддержки/возрождения судостроения, похоронены 11 программ улучшения инвестиционного климата региона, не реформировано ЖКХ на муниципальном уровне, не получилось высаживать в городе 10 000 деревьев каждый год, не начато строительство нового моста через Южный Буг, не расширено молодежное кредитование, не открыт филиала Гарвардского университета, не... не... не... Перечислять можно долго.

Мышление местечковой элиты не изменилось после двух украинских революций. «Los elegidos»  попадают в горсовет и... сразу становятся несвободными людьми. Им комфортно в этом качестве, они — заложники бюджетного перераспределения и своих партийных программ. Им позволяется беспрепятственно добиваться льгот и преференций только для себя.

Пятый список влиятельных людей Николаевщины качественно ничем не отличается от четырех предыдущих. После «революции достоинства» и вялотекущей люстрации элитные персонажи обновились всего на одну треть.

Алексей Вадатурский, представленный во главе рейтинга, является исключением. Он присутствует в списке, скорее, по географическому признаку. ООО СП «Нибулон» давно интегрировано в международные финансовые институты транснациональных корпораций. Это уже беда не местного, а глобального масштаба.

В рейтинге традиционно присутствуют государевы люди на разных должностях, криминальные авторитеты, руководители предприятий и главы религиозных общин. Есть директора театров, телекомпаний, ректора университетов и депутаты разных уровней.

Обозначился и «политический планктон», который быстро уходит в небытие. Экс-губернатор Николай Круглов очутился на 46-й позиции, а экс-мэр Николаева Юрий Гранатуров — на 43-й.

46124

e1941cd9c4700b2e8d6f82dceb3e5ebf

Удивительно то обстоятельство, что во всех пяти списках отсутствует духовная составляющая рейтинга. Нет поэтов, художников, актеров, писателей, режиссеров и проч. Хотя исторические эпохи называют именами художников, а не депутатов.

Сергей Гаврилов специально для Zerkalo.mk.ua

 

 

 

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code