Визитная карточка города или «мафиозный общепит»

Перегляди: 3 703

В начале октября нынешнего года социальные сети накрыла волна возмущения действиями владельцев ресторанной сети «Мафия», которые вторглись в историческое архитектурное пространство нашего города и пытаются изменить привычный облик старой трамвайной подстанции на перекрестке Центрального проспекта и улицы Соборной.

Киевские бенефициарии допустили оплошность. Они изменили согласованный ранее проект пристройки, что привело к изменению общего вида здания и плюс ко всему  занялись откровенной самодеятельностью: начали строить подвальное помещение, которое вообще не было указано в первоначальном архитектурном плане.

На фоне общего негодования журналисты электронных и печатных СМИ упустили из виду риторический вопрос: почему опытные бизнесмены вдруг  нарушили утвержденный проект застройки?

14886346_1683541258626695_246570511_n

Посчитали, что всё тихо обойдется? – Вряд ли. Владельцы «Мафии» были внутренне готовы к всеобщему негодованию и даже согласились участвовать в общественных слушаниях, которые пройдут в Дворце творчества учащихся 30 октября.

Застройщики чувствуют себя достаточно уверенно. Они уже открыли свои рестораны в Киеве, Виннице, Днепре, Мариуполе, Львове и Харькове. У киевских бизнесменов есть опыт гасить эмоции социального гнева.

14874911_1683541261960028_800804750_n

Бланкетная (не урегулированная законом) зона в Законе Украины «Об охране культурного наследия» позволяет им избежать прямой санкции правового акта. Дело в том, что объекты охраны заносятся в реестр, исходя из категории памятников: национального значения – по постановлению Кабинета Министров, и местного значения – по решению местного органа исполнительной власти.

Министерство культуры и искусств составило реестр памятников национального значения, а вот общего реестра областей, городов и районов до сих пор нет. Это не значит, что в провинции нет историко-архитектурных объектов.

Они есть и состоят на учете в местных инспекциях. На каждый дом есть свой паспорт, историческая справка, учетная карточка и выписка из решения депутатской сессии о постановке на охранный учет. В 2001 году к перечню документов добавили акт технического состояния памятника и справку об имущественной ценности.

В большинстве региональных инспекций по охране культурно-исторического наследия нет полного пакета документов на каждый охраняемый исторический объект из-за банального отсутствия бюджетного финансирования.

Отсутствие общенациональной инвентаризации и полного комплекта охранных документов позволяет застройщикам безнаказанно вторгаться в историческое архитектурное пространство городов. Никакой суд не может вынести вердикт о возмещении ущерба, если нет задокументированной оценки стоимости памятников. Нарушители, в худшем случае отделываются незначительными штрафами.

Здесь не нужно быть дельфийским оракулом, чтобы предвидеть дальнейшее развитие событий. На общественных слушаниях прозвучит обычная риторика, горожане с паспортами будут подписывать текст обращения, представители застройщика начнут успокаивать народ общими фразами (колыханием воздуха), если не удастся  погасить эмоциональный накал активистов и дело дойдет до судебного разбирательства, то придется заплатить небольшой штраф.

Когда страсти улягутся, здание все-таки возведут с нарушением проекта и ресторан откроют. В конце концов, это лучше, чем законсервированный недострой на центральной развязке.

Такой сценарий разрешения подобных конфликтов в Николаеве – самый распространенный. За годы независимости Украины архитектурное пространство нашего старого города непрерывно деформировалось.

Однако никто не стоял с плакатами и транспарантами, когда известный бизнесмен нарушил классический облик БАМа, разрезав гранитный парапет лестницей с гламурным навершием («бешенная капуста»), никто не упал в обморок, когда перестроили дом Ге на Наваринской, 25, и всем было глубоко наплевать, что старый историко-археологический музей – памятник архитектуры областного значения -  из общественного здания превратился в частное жилище.

Можно привести еще массу примеров тихого уничтожения старой архитектурной среды в Николаеве, но речь не об этом, а о судьбе самого тиражируемого в печати памятника –  трамвайной подстанции, что стоит на перекрестке людных коммуникаций: проспекта Центрального и улицы Соборной.

14886134_1683541345293353_2069841334_n

14885709_1683541318626689_1482085729_n

Это здание называют визитной карточкой нашего города, устоявшимся брендом, без которого не обходится ни один туристический буклет, набор открыток и фотоальбом о Николаеве.Древняя подстанция имеет драматургичную биографию и маркирует наш город, как Эйфелевая башня – Париж и статуя Свободы – Нью-Йорк.

                                                                                                            ***

Трамвайная подстанция, построенная в стиле модерн, появилась на месте деревянного павильона, который принадлежал «Бельгийскому анонимному обществу конно-железной дороги».

В начале ХХ века от конной тяги решили отказаться и начали проектировать инфраструктуру электрического трамвая. Бельгийская фирма «Сименс и Гальске» изготовила первые вагоны, а инженеры компании курировали возведение центральной подстанции.

Здание было построено по проекту архитектора, имя которого история не сохранила. Строение было выполнено в виде стилизованного терема с усеченным конусом. Фотографии подстанции сразу опубликовали местные и центральные газеты. С тех пор ни один путеводитель по Николаеву не обходился без упоминания о здании, «похожем на старинную ратушу или переделанную кирху».

14877828_1683541278626693_1998698926_n

Подстанция обрела популярность. Она расположилась на пересечении главных улиц Николаева, имела характерную для модерна ассиметрию фасадов, полукруглую пристройку с фризом из львиных морд и башенку с усеченным куполом.

Спустя несколько лет после окончания строительства, купол над башней поменяли на шлемовидное навершие. Усеченная форма конуса представляла собой вентиляционный раструб, а сама башня служила каналом, охлаждающим находящиеся внутри трансформаторы.

14872495_1683541288626692_1381083338_n

Николаевская трансформаторная подстанция выглядела изящно, и ничуть не уступала подобным подстанциям Москвы, Петербурга и других городов.

Внутри здания огромные трансформаторы высотой в три метра вырабатывали электричество для трамвайных линий, вагоноремонтных мастерских, здания управления, трамвайного депо. Об этом в книге «История николаевского трамвая» писал В. Розалиев:

«В начале 20-х годов энергохозяйство трамвая обслуживалось городской электростанцией, где динамо-машины №№ 1,2 и 3 давали постоянный ток для трамвая, а динамо-машины №№ 5 и 6 – переменный ток для других городских нужд. Резерв электростанции отсутствовал, поэтому периодически происходили перерывы в подаче электроэнергии».

14825744_1683541281960026_718482899_n

Это стало причиной строительства одноэтажного флигеля, который не сопрягался с общим архитектурным стилем здания.

Чтобы увеличить мощности энергохозяйства и уменьшить тарифы на электроэнергию, в 1928 году было решено построить рядом с имеющейся подстанцией специальное одноэтажное здание для установки в нем ртутных выпрямителей, которые заказали на ленинградском заводе «Электросила».

Журналист газеты «Шлях індустріалізації» в 1930 году писал:: «На пересечении улиц Первомайской и Советской начато строительство помещения для электроподстанции, которую оборудуют ртутными выпрямителями. Здесь же будут помещения для хлораторов. Тут проводят земляные работы и заготавливают материалы».

Создание подстанции затянулось на три года. Когда фундамент и подвальные помещения были готовы, оказалось, что проектные чертежи составлены неправильно, из-за чего в 1931 г. постройку пришлось развалить. Процесс возведения строения возобновился лишь в 1933 г. Когда он завершился, прекратилась и подача электроэнергии трамваям со старой подстанции.

14793808_1683541295293358_580335281_n

Ртутные выпрямители представляли собой огромные стеклянные бочки с сотнями килограмм жидкого металла. Во время работы они сильно нагревались, их приходилось охлаждать. Такой объект центре города был небезопасным, и в 70-х годах прошлого столетия от использования ртути отказались, перейдя на кремниевые выпрямители.

 

Все перемены происходили во флигеле древней подстанции, сама же модерновая башня с 1933-го по 1973-й годы пустовала. В 1970 году ветхое здание памятника архитектуры хотели снести . Предполагалось расширение проезжей части проспекта Ленина и бывшая трамвайная подстанция мешала строительству подземного перехода.

Спасла сказочный замок архитектор «Николаевского Гипрограда» Ольга Попова. Она обратилась в обком партии с предложением оставить здание, сохранить его архитектуру в первозданном виде, а внутри обустроить кафе. Предложение поддержали, и началась реконструкция помещения для создания в нем в нем кафе «Садко».

 

Внешне ничего не изменилось: купол покрыли чешуей из оцинкованной стали по образцу предыдущей, сохранили облицовку глазурованной плиткой, отремонтировали лепные детали, заново отлили капители, а старые входные двери заменили новыми дубовыми.

На первом этаже, где когда-то находилось машинное отделение, теперь расположился кафетерий, вестибюль, туалеты, подсобное помещение, комната для персонала, камера пищевых отходов и кладовая.

Из-за мизерного пространства все помещения были крошечными. Общая площадь кафе «Садко» составляла 130 квадратных метров, на которых размещалось 30 посадочных мест.

На втором этаже был гардероб и зал «13 стульев». Скучные стекла в окнах заменили цветными витражами.

На третьем – коктейль-бар с красно-черным мозаичным полом и «зашитыми» дубовыми досками стенами с фигурной резьбой в виде жанровых картинок. На чердаке находилась кладовая бармена. Завершалось кафе четвертым этажом — залом «Голубятня». На шпиле башни прицепили флюгер.

Кафе «Садко» просуществовало до 1989 года. После этого здесь был бар «Ассоль», который просуществовал совсем недолго, и … в конце 90-х древняя подстанция подверглась «нашествию иностранного капитала».

В 1999 году молодой американский бизнесмен Стивен Вингейт продал свой дом во Флориде и приехал в Николаев с целью устроить музыкальный ресторан в центре города.

С большим трудом ему удалось приобрести здание и начать работы по оформлению интерьеров будущего салуна. Американца подстерегало много неприятных сюрпризов. По требованию санстанции, он потратил кучу денег на антиртутную обработку помещения, заменил водопровод, канализацию и приобрел генератор.

В конце концов, ему почти удалось создать тут американский сеттльмент  с колоритом ковбойского интерьера Среднего Запада. Однако американец так и не сумел адаптироваться к джунглям украинского бизнеса. Он продал успешное предприятие и уехал на родину.

Сегодня в модерновом тереме размещается отделение банка «Аваль».

14826180_1683541305293357_1548155399_n

Вот, собственно, и вся биография нашей трамвайной подстанции. Однако сама история здания не дает ответа на вопрос: почему строительство ресторана «Мафия», которое разрушило привычное архитектурное пространство, вызвала бурю негативных эмоций у горожан?

В Николаеве ситуации были и покруче. Например, строительство ресторанов и кафешек в яхт-клубе, возведение капитальных зданий на территории «Народного сада» («Парк им. Петровского»), береговая застройка «Леваневцев» и еще много всего. Однако подобных эмоциональных всплесков, как в случае с трамвайной подстанцией, не было.

Думается, ответ нужно искать в сфере коллективного бессознательного городской общины.

 

**

Коллективное бессознательное в больших сообществах людей, по мнению социопсихологов, наиболее ярко проявляется тогда, когда возникает угроза безопасности извне.

Оказывается, здания, деревья и коммуникации имеют не только физическую форму, но еще и «нечто», влияющее на людей особым образом. Каналы влияния прошлого на психику человека происходит опосредовано.

«В древних кварталах и зданиях есть духовная подпитка для жителей, накопленная духовная сила передается из поколения в поколение, от эпохи к эпохе. Человек, живущий в старом городе, в старинном здании ощущает трансляцию времен, их шарм, независимо от того, осознает он это или нет. Контакт происходит на уровне подсознания и бессознательного...».

Это придумал не я, цитата взята из доклада замечательного философа и профессора архитектуры Юрия Афанасьевича Сдобнова, прочитанного им в далеком 1967 году на всемирном конгрессе архитекторов в Афинах.

Ученый-градостроитель говорит о том, что «…для гармонизации психики человеку нужна преемственность эстетических идеалов. Красота не делится на старую и новую, эстетический идеал – это репрезентация эпохи и связь времен. Зная о конечности своей физической жизни, мы через памятники истории, через красоту, созданную предками, приобщается к бесконечности всеобщего бытия, получаем психологическую поддержку, пусть даже неосознаваемую».

В Европе и Америке к своему историко-архитектурному пространству давно уже относятся трепетно. Настолько трепетно, что иногда это граничит с абсурдом.

В 1936 году при строительстве моста «Золотые ворота» в Сан-Франциско, одна из береговых опор задевала старую артиллерийскую батарею конфедератов времен Гражданской войны. Гражданские активисты, которые на свои средства музеефицировали небольшой участок старых укреплений, потребовали переноса опоры.

Строительная компания не стала доводить дело до суда и, потратив 1, 5 миллиона долларов на новый проект, удовлетворила требование городской общины. У американской нации нет древней истории, потому к своему прошлому все относятся бережно.

В Европе любое вторжение в историко-архитектурное пространство жестко контролируется государством. В Швеции, Германии, Франции и Швейцарии  (недавно присоединилась Чехия) существуют государственные программы восстановления древней архитектурной среды.

Все просто: покупаешь за один франк, евро или крону заброшенный средневековый замок, реставрируешь его и спокойно живешь в нем, сколько хочешь. Единственный недостаток – нельзя даже гвоздь в стену забить без разрешения чиновника.

Последние два десятилетия в Николаеве архитектурное пространство старого города разрушается настолько стремительно, что никто не успевает отслеживать потери. Опасность лишиться привычного ландшафта подспудно сидела у всех «позвоночнике».

14859448_1683541328626688_1889489218_o

Ресторан «Мафия», который своим конструктивистским кубом буквально «раздавил» хрупкую башню старой подстанции, — последняя капля терпения горожан.

Визитная карточка города, которая своей воздушностью напоминала яхту на лимане, сегодня растворилась в мафиозном общепите. Кто это сделал и кому нужен социальный конфликт на ровном месте? – Неизвестно. Имена конечных бенефициариев – тайна за семью печатями.

Сергей Гаврилов специально для   Zerkalo.mk.ua

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+
Один комментарий
  1. 7 месяцев назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code