Встретимся на углу Графа Ламберта и Барона Рено

Перегляди: 1 347

 

27 ноября представители общественных организаций Николаева закончили обсуждение возможных вариантов переименования городских улиц, площадей и парков. Окончательный перечень названий новой городской топонимики передали чиновникам горисполкома

Активисты с пониманием однеслись к Закону Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрету пропаганды их символики», который был принят 9 апреля 2015 года Верховной Радой.

Согласно этому документу на территории Украины запрещено изготовление, распространение, а также публичное использование символики коммунистического тоталитарного режима, в том числе сувенирной, символики национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режима, публичное исполнение гимнов СССР, УССР, других союзных советских республик или их фрагментов.

За нарушение указанного запрета введена уголовная ответственность в виде ограничения свободы на срок до пяти лет или лишения свободы на тот же срок с конфискацией имущества или без таковой.

Те же действия, совершенные лицом, которое является представителем власти, или повторно с использованием средств массовой информации, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Переименование улиц и площадей – древняя забава политиков, которая в Николаеве обрела свою хронологию.

Из старых улиц в городе только 5 избежали временных переименований. Перечислим их: Артиллерийская, Севастопольская, Инженерная, Радостная и Левадовская.

Первая попытка наименования была предпринята еще в 1822 году полицмейстером П. И. Федоровым. 13 продольных и 7 поперечных улиц должны были получить новые названия.

Однако Главный командир Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева А. С. Грейг не утвердил проект. Мотивация решения — город еще слишком молод, в его биографии не накопилось значимых событий, которые могут быть достойно отражены в названиях улиц и площадей.

В 1835 году полицмейстер Г. Г. Автомонов представил адмиралу М. П. Лазареву вариант наименований 60 городских улиц. Этот список был утвержден военным губернатором. Тогда же город получил деление на районы — «части»: Городовую, Адмиралтейскую и Херсонскую (Военную Слободку).

Политическая конъюнктура не сопровождала новые названия улиц и площадей Николаева. Экипажеские, Кузнечная, Конопатная, Столярная и другие указывали на географию расселения ремесленников. Слободские, Военные, Поперечные и Продольные также гармонизировали пространство и не вызывали внутреннего отторжения у горожан. Корабельная столица развивалась, и новая география постепенно становилась «кровью и плотью» николаевцев.

После Октябрьской революции 1917 года большевики поменяли все названия. Улицы получили новые имена, которые приживались трудно. Население не воспринимало «Карла Либкнехта» и продолжало ходить по Рождественской. Люди сворачивали не на «Розу Люксембург», а на Никольскую, сидели на скамейках в Копытовском сквере и вечерами гуляли по Адмиральской, а не по «Карла Маркса».

Закон-о-переименованиях-на-Украине

Политические названия приживались медленно, это была инородная география для города.

В 1941-м немецкие оккупанты вернули всем улицам, площадям и скверам старые дореволюционные имена. В 44-м все опять возвратилось на свои места.

Общинное сознание не выдержало такого шторма перемен. Люди стихийно начали давать «свои» названия городским местам. Появилась маргинальная топонимика: «ноли», «горбатый», «на приступках», «рванные паруса» и т.д.

С обретением независимости возобновились потуги депутатов всех уровней менять названия улиц, площадей и парков. В западных областях волна переименований прокатилась еще в 90-е годы. Так, в Ивано-Франковске вместо улицы Чапаева появилась улица Сечевых стрельцов, вместо Карла Маркса — Грушевского, вместо Буденного — Днестровская. Возникли улицы Мазепы, Бандеры и, конечно, площадь Независимости.

Во Львове не повезло сразу двум русским поэтам: улицу Пушкина переименовали в честь командира Украинской повстанческой армии Романа Шухевича, а улицу Лермонтова — в честь чеченского генерала Джохара Дудаева.

bul_lv

В Тернополе появилась улица Героев дивизии СС «Галичина», а в Одессе… в Одессе не стали экспериментировать с новыми именами. Депутаты горсовета вернули своим улицам исторические названия, совершенно абстрагировавшись от политики.

Единого принципа изменения микротопонимов в Украине до сих пор не существует. Депутаты Киевского горсовета, например, не захотели возвращаться к историческому названию улицы Ленина — Фундуклеевская, а переименовали ее в Богдана Хмельницкого. В Виннице улица Котовского не стала Большой Дворянской, а превратилась в Грушевского.

Городские общины очень тяжело расставались с привычной географией. Мэры городов загибали пальцы, прикидывая во что им выльется масштабное переименование улиц и площадей, депутаты от коммунистов стояли стеной за советские символы. Никто не хотел иметь головную боль на ровном месте и накалять ситуацию на подвластной территории.

Исключение — одесситы. Наши соседи посчитали, что возвращение старых названий улицам имеет большое воспитательное значение, способствует росту общинного самосознания и патриотизма.

В Николаеве этот процесс шел дискретно. Без лишнего шума Роза Люксембург стала Никольской, а Свердлова – Спасской. Тихая улица Парковая переименована в улицу Олейника, появились скверики имени Юрия Макарова и Евросоюза на Садовой.

Все было как-то незаметно и… постепенно. Первым человеком, который попытался деформировать привычную географию страны, был Президент Украины Виктор Ющенко.

28 марта 2007 года он издал Указ  «О мероприятиях в связи с 75-й годовщиной Голодомора 1932 — 1933 годов в Украине» за номером 250.

Этот документ был направлен областным и городским администрациям, которым поручено: «принять в установленном порядке меры по демонтажу памятников и памятных знаков, посвященных лицам, причастным к организации и осуществлению Голодомора 1932 — 1933 годов в Украине и политических репрессий, а также по переименованию в установленном порядке улиц, площадей, переулков, проспектов, парков и скверов в населенных пунктах, названия которых связаны с такими лицами».

 Депутаты Николаевского горсовета поначалу бодро откликнулись на инициативу главы государства, но… потом одумались. На заседании своего исполкома 22 января 2010 года они решили в преддверии второго тура выборов повременить с изменением городской топонимики, чтобы не вносить путаницу в географию избирательных участков.

Однако Указ Президента нужно было исполнять и народные избранники подготовили список объектов. Предлагалось переименовать:

ул. Акима — в ул. 1-я Военная,

ул. Буденного — в Сенную,

ул. Володарского — в 2-ю Экипажскую,

ул. Ворошилова — в 5-ю Военную,

ул. Декабристов — в Глазенаповскую,

ул. Дзержинского — в 3-ю Слободскую,

ул. Карла Либкнехта — в Черниговскую,

ул. Комсомольскую — в 6-ю Слободскую,

ул. Косиора — в 1-ю Госпитальную,

ул. Луначарского — в 10-ю Слободскую,

ул. Орджоникидзе — в 8-ю Слободскую,

ул. Петровского — в Столярную,

ул. Пролетарскую — в Богородичную,

ул. Советскую — в Соборную,

ул. Сивашской дивизии — в 3-ю Военную,

ул. Урицкого — во 2-ю Экипажескую,

Сивашский сквер — в Аркасовский сквер,

Пролетарский сквер — в Манганариевский сквер,

Площадь Ленина — в Соборную площадь.

101265

Итого: 16 улиц, 2 сквера и одна площадь. Нужно сказать о мелких неточностях в этом исполкомовском тексте. Улица Урицкого, например, была не 2-й, а 1-й Экипажеской, старые названия ул. Акима — Острожная, затем Алексеевская, затем часть улицы Большой Морской…

Впрочем, это несущественно и поправимо. Исполкомовские чиновники могут менять текст так, как хотят. Кто же, по мнению наших депутатов, был виновен в Голодоморе и политических репрессиях в Украине? — Они обвинили в масштабных злодеяниях декабристов Иосифа и Александра Поджио, бойцов Сивашской дивизии, которая наполовину состояла из анархистов, обезличенных комсомольцев и пролетариев. В список «политических преступников» сгоряча включили руководителя немецких социал-демократов Карла Либкнехта, умершего в 1909 году.

Зато народные избранники в 2010-м «пожалели» Владимира Ленина, «пожалели» начальника ЧК Союза северных коммун Александра Скороходова (руки в крови по локоть), не захотели расстаться с революционером и партизаном Иваном Чигриным и оставили в покое безымянных Красных маевщиков.

Политическая воля Президента страны Виктора Ющенко «завязла» в местечковом ханжестве николаевских гласных.

Сегодняшний Закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрету пропаганды их символики» не оставляет депутатам выбора и… времени.

За полгода с городского ландшафта должно исчезнуть любое напоминание о 70-летнем пребывании коммунистов в нашем городе. Переименовать нужно целых 107 улиц, проспектов и переулков.

В Сети уже выложен вариант новой топонимики от николаевских активистов. Если этот список утвердять депутаты, то у нас появятся много нових имен. Атаман Сидор Белый будет соседствовать с безымянными авиаторами, коллекционер Яков Бутович — с украинской поэтессой Людмилой Василевской-Березиной, граф Ламберт — с археологом Борисом Мозолевським, а бароны Рено — с доктором Калениченко.

По мнению социопсихологов, массовое переименование улиц – это всегда стресс и лоботомия общинного сознания. В 1882 году городская Дума нашого города предложила переименовать сразу 16 улиц и скверовименами выдающихся лиц империи и города.

Гласные, по мнению тогдашних журналистов, «сошли с ума». Они предложили следующий вариант изменения названий: Большую Морскую назвать Екатерининской, Немецкую – Фалеевской, Адмиральскую –  Грейговской, Рождественскую – Казарского, Артиллерийскую – Скобелевской, Инженерную – Лазаревской, Пограничную – Корниловской, Рыбную – Нахимовской, Кузнечную – Суворовской, Таврическую – Потемкинской, Никольскую – Пушкинской, Острожную – Алексеевской, Садовую – Портовой, сквер против дворца – Аркасовский, сквер против гимназии – Манганариевский.

Однако военный губернатор Николаева адмирал Алексей Пещуров не согласился с такими резкими «движениями» депутатов и не поддержал инициативу. С большим трудом, спустя много лет, гласные переименовали Немецкую — в Фалеевскую, Бульварную – в Пушкинскую, Молдаванскую – в Глазенаповскую и Купеческую – в Потемкинскую.

Здесь хочется процитировать покойного Юрия Семеновича Крючкова, который написал две хорошие книжки о топонимике Николаева: «Основними принципами переименования являються: историзм, системность, учет общественного мнения,  постепенность и непрерывность. При этом                          необходимо, где это возможно, вернуть старые исторические названия улицам, площадям и скверам. Новые названия давать с учетом истории страны и города. Предельно ограничвать «именные» названия улиц; присваивать имя улице не ранее, чем через десять лет после смерти лица, в честь котрого предполагается переименование.

Что же касается общественного мнения, то и здесь надо проявлять осторожность. Все мы знаем, как до недавнего времени создавалось это «общественное мнение».  

К сожалению, активисты и комиссия «по символам» сегодня наступают на те же саме «грабли», что и николаевские гласные 100 лет назад.

Очень много в «новой географии» имен людей, которые прожили сложную жизнь в нашем городе и в жизни которых было много разных эпизодов.

Ламберты, например, «засветились» в масштабних спекуляциях с городской землей, семейство баронов Рено – в финансовых мошеничествах с банковским капиталом, Борис Мозолевский (автор был знаком с ним лично), после того, как нашел свою знаменитую пектораль, уничтожил бульдозерами более 40 скифских курганов, в поисках золота.

У всех были какие-то «скелеты в шкафах». Думается, покойный Юрий Семенович прав: нельзя нам ходить по улице Сидора Белого и пересекать площадь героев АТО, как того требует сегодняшняя супер патриотичекая эмоция. Завтра она изменится и… опять всех будет штормить.

Сергей Гаврилов  

 

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code