​Карты забытых предков. Почему не состоится «unirea» Румынии и Молдовы

Перегляди: 231

Объединение Молдовы и Румынии, которое продвигают отдельные румынские политики, не состоится по двум причинам: молдавские верхи не захотят, поскольку им и так хорошо. А «низы» не смогут, поскольку тем, кому душно в Молдове проще уехать, чем что-то менять

5a89fd7e20507

Траян Бэсеску отвечает на вопросы журналистов

Бывший президент Румынии Траян Бэсеску, пытающийся закрепиться на молдавском политическом поле, оказался в центре скандала, раздуваемого в Молдове пророссийскими СМИ. Его заподозрили, ни много ни мало, в попытке «отменить пакт Молотова-Риббентропа». Это вызвало смятение в рядах политических комментаторов в таких СМИ. Обсуждению последствий отмены «пакта» не мешает и то, что большинство их участников даже не знают, как он называется.

Достаточным поводом для обличений стало само упоминание о покушении на наследие товарища Молотова, вкупе с ностальгической ломотой по поводу рухнувшей дружбы товарища Сталина с идейно близким, по причине неприязни к западному либерализму, товарищем Гитлером и его соратником, товарищем Риббентропом.

Причём, Бэсеску на самом деле и не предлагал ничего радикального, а лишь помечтал о том, что Молдова и Румыния объединятся в течение ближайших 10 лет и заявил, что негоже румынам жить «так, как установили два преступника Гитлер и Сталин — посредством своих министров иностранных дел в одиозном Пакте Молотова-Риббентропа». Причём, сказал он это месяц назад, а всё что мы слышим после этого — лишь эхо. Несомненно, Бэсеску, большой знаток политического троллинга, если может при помощи простенького заклинания «Молотов-Риббентропп» заставить так долго говорить о себе.

По большей же части Бесеску говорил об «Unirea» — то есть об объединении Молдовы и Румынии, точнее — о возврате Молдовы в Румынию. В Румынии это такая же идея фикс, какой станет возврат Крыма в Украине лет через 100, если украинцы не вернут его раньше, когда эмоциональная травма и жажда восстановить справедливость противостоят голосу разума, говорящего: не лезьте в яму с отбросами. Можно, конечно, попытаться сначала хотя бы отчасти привести в человеческий вид, то что оставила после себя Россия, а уж потом присоединять. Но, как показывает опыт Румынии, такие номера тоже не очень-то и проходят.

После 50-летней полной изоляции от Молдовы Румыния четверть века пыталась изменить её делая ставку на образованную молодежь — и не добилась ничего. Как только из молдаванина советской выделки как из куколки вылуплялся европеец-румын — он немедленно улетал из Молдовы. Переходные формы заполняли госслужбу, бизнес и задворки политических партий, но на все такие места их никогда не хватало, так что на 90% из них сосредотачивались в одном только Кишинёве. Всё остальное население в Молдове — инертное, но с правом голоса на выборах. И с картиной мира, сформированной российским телевидением. Когда же в Молдове попытались запретить российские политические шоу, их легко заменили столь же забористые изделия местного производства.

Участники марша за объединение Молдовы с Румынией, Кишинев, 1 декабря 2015

Участники марша за объединение Молдовы с Румынией, Кишинев, 1 декабря 2015

Понятно, что на любом референдуме большинство будет за СССР, Сталина и колбасу по 2 рубля 20 копеек. По этой причине мысль Бэсеску о том, что вопрос об объединении может быть решен и без референдума, одними только парламентами, усугубила истерику.

Но и такой вариант нереален. Молдавская политическая элита — закрытый клан, довольный своим положением. Внутри клана можно душить друг друга, и это нормально. Но объединение с Румынией обрушит всю среду обитания нынешних молдавских элит, на что они, естественно, не пойдут.

Таким образом, Unireaне состоится по двум причинам: верхи не захотят, поскольку им и так хорошо. А низы не смогут, поскольку тем, кому душно в Молдове проще уехать, чем что-то менять. Благо, это уже не СССР и границы открыты в любую сторону.

Не совсем понятно и что куда присоединять, если после 1940 года границы были перетасованы. Такая неопределенность даёт местным комментарорам пищу для геополитического творчества. Планы примерно такие: Бессарабию в Румынию, Приднестровье — в Украину, взамен отобрать у Украины Черновцы и Белгород-Днестровский с прилегающими территориями.

Как видим, в Молдове живут крутые геополитики, которым в рот не клади. В Румынии это вопрос стараются не поднимать очень уж явно, но что им делать с Приднестровьем если Молдова пойдет в Румынию тоже не знают.

Зато «ПМР», расположенная на территории отжатого у Молдовы Приднестровья, знает, что ей делать с Молдовой. Используя её как трамплин она уже встроилась в ЕС экономически, но сохранила российское военное присутствие. То есть, вполне успешно живет на два дома. При этом Молдова — идейно, социально и ментально всё сильнее скатывается к «ПМР» — с её беспределом спецслужб и полиции, обязательной любовью к России и Путину. А международные организации с готовностью идут навстречу такому сближению: на «переговорах об урегулировании» вопросы демократии и прав человека давно уже «вынесены в отдельный кейс», который всеми забыт.

ОБСЕ не волнует и то, чьи интересы представляют переговорщики от «ПМР»: населения ли региона; вооруженной группировки, захватившей регион; России; криминальных структур, контролирующих потоки контрабанды или кого-то ещё. Этот вопрос был задан экс-представителю ОБСЕ по вопросам приднестровского урегулирования Вольфу Дитриху Хайму, рассказывавшему в Киеве о невероятных успех своей организации, достигнутых в Молдове. Так вот, у ОБСЕ нет ответа, поскольку она просто посредничает в переговорах, на которые согласна Молдова, и ей неважно, кто там.

Российские *миротворцы* в ПМР

Российские *миротворцы* в ПМР

И только при взгляде на экономические схемы наступает полная ясность. Тандем Молдова-"ПМР" используется как «метр границы» между Россией и ЕС, которому не страшны никакие санкции. Из-за дележа доходов бывают трения, но общую ситуацию менять никто не хочет. Обе стороны надеются прийти к общему идеалу: так, чтобы и в Молдове и в «ПМР» права для населения были на уровне КНДР, но с ЕС была свободная торговля, плюс столь же свободная торговля с Россией, включая теневые операции через неохраняемую линию раздела Молдова-"ПМР". Отсутствие общей границы с Россией — тема отдельная, но для серьёзных молдавско-приднестровских воротил давно и успешно решенная.

А чтобы эта благодать не мозолила глаза незванным наблюдателям, уже упомянутое «промежуточное звено» — те самые переходные от молдаван к румынам формы, с серьёзным видом «разводят» европейских партнеров, демонстрируя им евроуспехи Молдовы. Существует и аналогичная православно-патриотическая бригада для разводки России. Система налажена и прекрасно работает. Молдова прочно закрепилась в нише между Молотовым и Риббентропом и не собирается её покидать.

И, наконец, последнее. Чтобы понимать Молдову, надо понимать, что она — продукт развития отжатой Россией территории. То, во что превратится ОРДЛО лет через 70-80, если не будет возвращено в Украину. Все такие территории проходят один и тот же путь: сначала образованный класс зачищается до нуля, а затем оставшееся население осваивает ношение галстука и иностранные языки, оставаясь пиплом по духу. Представьте, что лет через 70 в такой «ЛДНР», объединенный пактом Лаврова-Захарченко и добившейся признания при поддержке боровшихся за мир и за надежно запертые в кейсе права человека международных организаций, вдруг меняется обстановка. И бывшая «ЛНР» желает отделиться от бывшей «ДНР». Вот вам и полная аналогия Молдовы с Приднестровьем.

Украина же в таком раскладе сравнима скорее с Румынией. И, конечно, там тоже будут пикейные жилеты, любители поиграть на картах, подобно нынешним пикейным жилетам в «ПМР» и в Молдове. Они, собственно, и сейчас там есть, но Захарченко все воспринимают как шута. А вот его внук, усвоивший приличные манеры, получивший признаваемый «дипломатический ранг» по факту допуска на переговоры с участием международных организаций и излагающий мысли дела на сносном английском, как это сейчас делают «приднестровские дипломаты», будет воспринят не в пример серьёзнее.

Выводов два. Первый: присоединение Молдовы к Румынии и его влияние на Украину обсуждать нет смысла по причине его заведомой нереальности. Но Украине опасно превращение Молдовы в российскую марионетку, неотличимую от «ПМР» (к чему всё в настоящее время и идет). Хотя, разумеется, слушать сладкие голоса «молдавских друзей» об их «европеизации» намного проще.

Вывод второй: Украине всеми мыслимыми способами необходимо маргинализировать оккупированные Россией территории, не допускать даже тени их признания и пресекать любые попытки протащить любое полупризнание под «экономическим», «гуманитарным» и ещё каким угодно соусом, препятствовать любым попыткам их развития.

С этих территорий нужно выводить молодежь (причем, всю, а не только учащуюся), а также все квалифицированные кадры. Там должен быть полный упадок, и прежде всего — в плане людских ресурсов. А тем, кого туда завозят из России, нужно постоянно напоминать, что ни они, ни их потомки не прокатят за местных и у них нет никаких шансов остаться там после их возврата.

В противном случае на этих территориях возникнут чрезвычайно устойчивые псевдогосударственные структуры, которые невозможно будет изжить. И тогда они будут навсегда потеряны для Украины, как потеряна для Румынии Молдова, ставшая лишь воспоминанием на старой карте.

Источник lb.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code