Ограничители для коррупции

Перегляди: 474

На войну списать можно многое, но вот представить, что разрулить ситуацию на востоке мешает коррупция, непросто

Тем не менее, на днях помощник госсекретаря США Виктория Нуланд озвучила свой рецепт борьбы с агрессором. Оказывается, в первую очередь нам нужно обуздать коррупцию, стабилизировать экономику и навести порядок в судебной системе. А чтобы этого добиться, стране надо постараться и сделать все «для очистки от повальной коррупции правительства и общества на всех уровнях, разорвать связь коррумпированных госпредприятий и олигархов».

Рецепт этой борьбы от американской чиновницы включает в себя прежде всего реформу системы госзакупок и управления доходами в газовом секторе, обновление Генпрокуратуры по примеру новой полиции, создание офиса генерального инспектора в рамках ГПУ и назначение уже в ближайшее время антикоррупционного прокурора. Важна также практика прозрачного ведения бизнеса, «зеленая дорожка» для инвестиций. По сути, это означает, что все шаги, которые наша страна предпринимала в этом плане до сих пор, сродни холостому выстрелу: шума много, а результата – ноль.

Кстати, что Украина провалила борьбу с коррупцией, отметил недавно и министр экономразвития и торговли Айварас Абромавичус. По его словам, именно коррупция «остается катастрофической преградой для развития нашей страны». Видимо, это так и есть, поскольку, если верить результатам самого свежего международного Индекса восприятия коррупции (по итогам прошлого года), то мы занимаем 142-ю позицию среди 175 стран, куда Украина скатилась за последнее десятилетие с 99-й позиции. Эксперты международного антикоррупционного сообщества отмечают, что вся беда в нежелании разрушать коррупционные схемы, полученные в наследство от всех правящих режимов уже времен независимости. Посему «Аналитическая служба новостей» решила разобраться, чем обусловлено такое нежелание бороться со взяточничеством: игнорированием проблемы по причине несерьезного к ней отношения или же тем, что коррупционные сети настолько мощно опутали всю страну, что всем без исключения чиновникам, дабы справиться с этим монстром, начинать нужно с себя?!

Президент с народом

Среди петиций, которые набрали нужное для рассмотрения главой государства количество голосов, – и требование на законодательном уровне отменить залог для коррупционеров. «Я поддерживаю предложение о недопущении применения к лицам, которые подозреваются или обвиняются в совершении тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений, такой меры пресечения, как залог, – написал Петр Порошенко в своем ответе на эту петицию. – Именно поэтому одной из важных задач для парламента является рассмотрение законопроектов по данному вопросу и выработка компромисса относительно законодательных изменений в части ограничения применения залога к коррупционерам».

В свою очередь премьер-министр Арсений Яценюк решил вынести сор из избы – и призвал к сотрудничеству в борьбе с коррупцией в нашей стране страны ЕС и G7. Глава же Минюста Павел Петренко заявил, что наиболее политически коррумпированным органом является Верховная Рада. Правда, поверить, что в Кабмине все белые и пушистые, на самом деле непросто. Что же – после стольких заявлений о борьбе, попыток искоренить, обещаний побороть и прочее – мы имеем на самом деле?

Во главе угла – схемы госзакупок

Александр Стародубцев

Александр Стародубцев

Реформирование госзакупок и внедрение электронной системы,отметил директор департамента регулирования госзакупок Министерства экономического развития и торговли Александр Стародубцев, полностью соответствует процессу борьбы с коррупцией (интересно, а почему профильному министру об этом не доложили?), объяснив «Аналитической службе новостей», что «цель реформы – это сэкономить деньги, а главный инструмент – это электронная система. А электронная система позволяет две вещи: во-первых, всем все показать в удобном виде, чтобы потом можно было проанализировать. Это – грузинский принцип, который мы позаимствовали у их специалистов, очень активно помогавших создавать систему электронных госзакупок ProZorro». Стародубцев также подчеркнул, что сейчас в Минэкономразвития разработали еще один законопроект – «О публичных закупках», принятие которого позволит до конца следующего года осуществить в Украине полный переход на систему электронных закупок.

Максим Нефедов

Максим Нефедов

Что реформы именно в сфере госзакупок позволят в разы уменьшить коррупционные риски, считает и замминистра экономразвития и торговли Максим Нефедов. «Борьбой с коррупцией занимаются правоохранительные органы, мы с ними сравниться в этой борьбе не можем. Но мы уменьшаем возможности для коррупции. У нас очень часто говорят «ой, вы проводите реформу, а в компании Х все еще воруют», – отметил он в разговоре с корреспондентом АСН. – Да, это происходит. У нас нет иллюзий и мы не говорим, что что-то ввели и оно решило все проблемы в стране. Но убираем те моменты, которые, условно говоря, позволяют брать взятки. Если в системе никто – ни заказчик, ни регулятор — не видит, кто принимает участие в закупках, то брать взятку за то, чтобы кого-то не допустили, невозможно технически».

Кристина Гуцалова

Кристина Гуцалова

Понятно, что двумя руками «за» электронную систему госзакупок и координатор проекта ProZorro Кристина Гуцалова, которая акцентировала, что коррупционеров останавливают прозрачные схемы госзакупок, а электронная система, которая позволит вскрыть все возможные коррупционные риски, способна справиться с коррупционной составляющей в тендерах. «Мы видим, что у нас по некоторым позициям в закупках цена снижается сразу на 40-50%, то есть мы все прекрасно понимаем, откуда это берется, – отметила Кристина Гуцалова АСН. – Были между собой два поставщика, которые держали цену и выигрывали тендеры по очереди, а теперь просто приходит третий и дает реальную цену, и мы понимаем, что этим преодолевается коррупционная составляющая.

На самом деле теперь каждый, зайдя на сайт, может увидеть и проанализировать проведение тендеров и закупок. Вы можете зайти на сайт и увидеть, как часто одни и те же поставщики встречаются в тендерах одного и того же заказчика, снижают ли они цену или удерживают цену на аукционе такой же. Все эти вещи с помощью ProZorro подсвечиваются, и это возможность отслеживать процесс как для контролирующих органов, так и для общества в целом». Осталось всего ничего – доработать систему (пока это всего лишь пилотный проект), и тогда ее можно будет запускать в масштабах всей страны. «Следующий период, – отметила эксперт, – будет переходным, поскольку у нас часть процедур будет проходить в бумажной форме, часть — в электронной. Но говорить о полноценно работающей системе мы сможем в начале 2017 года».

Борьба или имитация

Игорь Курус

Игорь Курус

Но если чиновники, особенно профильных министерств (Минэкономразвития, Минюста, МВД), реальную борьбу с коррупцией разглядеть сумели, многие в Украине считают, что так называемые шаги по борьбе с этим неискоренимым процессом предпринимаются лишь для отвода глаз населения, чтобы снизить уровень социального напряжения в обществе. К примеру, председатель правления Украинского центра прямой демократии Игорь Курус считает, что в Украине борьба с коррупцией лишь имитируется. При этом на «прибыльных» направлениях государственного управления и регулирования происходит замена «чужих» людей «своими». В результате, отмечает эксперт, статистика утверждает, что в 2015 году теневой рынок увеличился с 40% до более чем 50%. Кроме того, Курус убежден, что коррупция у нас носит всеобъемлющий характер и с ней нужно бороться всеми средствами и всем «миром», а сами борцы с этим процессом должны быть максимально мотивированы. Петиция «Об отмене денежного залога для коррупционеров», по его словам, очень правильная и решает целый клубок проблем в борьбе с коррупцией, но «ответ Президента указывает на то, что будущее этой петиции такое же, как и люстрации. Много шума, а работы никакой».

Дело в том, отмечает эксперт, что украинцы, подписавшие петицию (а это 32 тысячи граждан), подсказали власти, как частично преодолеть продажность судебной системы. И эта подсказка продуктивна и эффективна. «По моему мнению, – сказал он АСН, – Президент в первую очередь должен воспользоваться своим конституционным правом законодательной инициативы и подать соответствующий законопроект в парламент. Такой законопроект должен быть рассмотрен в первую очередь как президентский, и уже через месяц даже «продажные» судьи не смогли бы отпускать под залог чиновников, которые обвиняются в коррупции». Однако, по словам Куруса, полтора года правления новой власти показывают, что нынешние чиновники не нуждаются в советах. К тому же именно «нынешних чиновников и членов парламентского большинства все чаще обвиняют в коррупционных деяниях. Правда, пока это делают не правоохранительные органы, но, как известно, дыма без огня не бывает», акцентировал он, добавив, что и в этом случае Президент рекомендует ВР рассмотреть инициативу, а это значит, что вокруг такой инициативы будет пиар, дебаты, задержка времени, блокирование трибуны и все, чем сопровождаются подобные процессы.

А ведь среди петиций есть еще, по крайней мере, одна, заслуживающая внимания в плане борьбы с коррупцией. Это требование, зарегистрированное под №22/000039-эп «О возможности досрочного отзыва любого избранного лица, не оправдавшего доверия избирателей», которое тоже набрало нужное количество голосов в свою поддержку. Здесь снова граждане пытаются помочь власти выйти из тупика. «Более того, – отмечает эксперт, – еще в 2013 году нами был разработан законопроект «О ​​вотуме недоверия должностным лицам», реализация которого позволила бы гражданам через инструмент петиции самим очистить власть, по крайней мере местную, от лжецов, коррупционеров, проходимцев, приспособленцев и других «паразитов» государства. В каждом селе, городе, районе появились бы мотивированные борцы с коррупцией на волонтерских началах, у которых был бы законный механизм очищения власти. Ни один государственный орган не способен развернуть такую ​​борьбу, которую способна провести целевая общественность. Кроме того, реализация этого законопроекта сделала бы невыгодной «покупку» должностей или мандатов, а негодяи были бы в течение нескольких месяцев выброшены из власти без прокуроров, партий и других «борцов» с коррупцией».

Виктор Суслов

Виктор Суслов

Что мы имеем не реальную борьбу с коррупцией, а всего лишь показуху,уверен и экс-министр экономики Виктор Суслов. «Скажем так, гордиться нечем, – поделился он с «Аналитической службой новостей», – то, что у нас вокруг борьбы с коррупцией строится пропаганда, происходит люстрация и увольнение многих людей без причин с госслужбы, – все это дестабилизировало работу госаппарата. Но эффективной борьбы с коррупцией нет, и об этом говорит весь мир. Самый яркий свидетель этого – посол США. Достаточно посмотреть его последние выступления, где он сказал, что ситуация с коррупцией ухудшается. Он высказывает серьезные замечания, это главный индикатор. Если он говорит, что дело совсем плохо, значит, так и есть».

Синдром бурной деятельности

Тем не менее парламент, вроде как по требованию ЕС, не мудрствуя лукаво, принимает за основу законопроект №3040 о создании Национального агентства Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, чем фактически включает «зеленый свет» созданию очередного антикоррупционного органа, которые появляются в нашей стране в последнее время как грибы после дождя. Планируется, что это конкретное агентство будет подотчетным Раде и подконтрольным Кабмину, но вот станет ли оно эффективным, это еще вопрос.

Кость Бондаренко

Кость Бондаренко

«Коррупции у нас столько, что мы ею могли бы даже поделиться. С ней ничего не происходит. А борьба, создание ряда антикоррупционных органов и прочее – имитация бурной деятельности, –уверяет глава правления Института украинской политики Кость Бондаренко. – На самом деле бороться надо не с проявлениями коррупции, а с ее основами. Но никто не спешит пилить ветку, на которой сидит сам». Бондаренко отметил, что основы коррупции лежат в разрешительной системе, и необходимо перестраивать бюрократическую систему, минимизировать присутствие «человеческого фактора», разного рода разрешений и согласований, чем убивать коррупцию.

Подобные антикоррупционные органы создаются для демонстрации западным партнерам активной деятельности украинской власти по борьбе с коррупцией, однако возлагать на них большие надежды не стоит, считает политический эксперт Петр Олещук. «Европейские структуры поставили украинской власти определенные условия. Они понимают, что без борьбы с коррупцией любая финансовая помощь Украине будет разворовываться. То есть фактически мы создаем антикоррупционные органы, чтоб продемонстрировать, что мы что-то делаем», – сказал он АСН.

Олег Березюк

Олег Березюк

В свою очередь народный депутат Олег Березюк уверен, что борьбой с коррупцией должна заниматься одна структура – Генеральная прокуратура, которую с нуля создавать не надо, а «создание целого ряда антикоррупционных структур и комиссий является просто синдромом бурной деятельности». Он также подчеркнул, что для реального противодействия коррупции необходима настоящая работа Генеральной прокуратуры, поэтому реформа именно этой структуры приведет к более эффективной борьбе и к результатам в борьбе с проявлениями коррупции в государстве.

Владимир Фесенко

Владимир Фесенко

Еще одна составляющая формулы борьбы с коррупцией – кардинальное обновление корпуса судей и прокуроров, что отмечает директор Центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко. По его словам, законопроект об отмене залога сам по себе ситуацию с коррупцией не изменит, но может стать инструментом давления на не повинных в ней людей. «Все зависит от того, как будет сформулирован законопроект, – разъяснил он «Аналитической службе новостей». – Это будет касаться людей, обвиняемых в коррупции, или более широкого круга обвиняемых. Для начала нужно вычистить правоохранительные органы, а вопрос о залоге решает одну частную проблему. Необходимо кардинальное обновление корпуса судей и прокуроров. Их нужно создавать практически с нуля. Просто изменение инфраструктуры проблему взяточничества не решит, нужно менять людей и саму среду правоохранительной системы, которая перемалывает даже тех, кто изначально не хотел в нее ввязываться».

Кроме того, Фесенко отмечает, что официальные органы по борьбе с коррупцией так и не созданы. Законодательство прописано, а комиссию и антикоррупционного прокурора подобрать никак не могут. «А виноваты в этом в значительной мере депутаты. Законы сформулированы так, что руководство Антикоррупционного бюро можно избирать годами. Детективов и работников набрали, но даже без прокурора бюро работать не начнет, и дай Бог, чтобы его избрали в начале нового года. Как законодатели, так и прокуратура тормозят начало работы бюро, поскольку боятся, что удар придется, в первую очередь, по ним».

Дмитрий Шимкив

Дмитрий Шимкив

Что стране, как воздуха, не хватает антикоррупционного прокурора,отмечает и заместитель главы Администрации Президента Дмитрий Шимкив. «По состоянию на второй квартал прогресс выполнения задач по антикоррупционной реформе составил 36%, – отметил он АСН. – До конца 2015 года должны успеть сделать еще 64%. Но в ближайшее время показатели будут изменены и будет представлен отчет за третий квартал». По его словам, больше всего удалось продвинуться в вопросе разработки Государственной программы по имплементации Антикоррупционной стратегии на 2014—2017 годы – на 75%. Кроме того, приняты законопроекты относительно обнародования общественно важной информации в форме открытых данных и определен орган государственного надзора в сфере доступа к публичной информации и о проверке на добродетель публичных служащих – тоже на 75%.

Владимир Цибулько

Владимир Цибулько

Но самыми закрытыми для общества и, следовательно, для какой-либо борьбы с коррупцией, по словам эксперта Аналитического центра «Политика» Владимира Цибулько, являются «Минобороны, Минэнергетики и НАК «Нафтогаз». Это государство в государстве. Сюда же можно отнести и Мининфраструктуры. В этих сферах очень сложно разрушить и демонтировать кланы». Сергей Рыбалка

Сергей Рыбалка

Правда, если раньше «ручейки» стекались в карман «семьи», то сейчас, отмечает в разговоре с корреспондентом АСН глава парламентского Комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Сергей Рыбалка, они текут в разные карманы. По его словам, «в стране поменялись только таблички на кабинетах, а поборы и взятки в Украине остались, при этом производства прокурорскими работниками расследуются выборочно».

Мустафа Джемилев

Мустафа Джемилев

Уполномоченный же Президента по вопросам крымскотатарского народа Мустафа Джемилев подчеркнул, что в вопросе борьбы с коррупцией ничего не изменилось, но теперь, с учетом риска, берут больше. И, судя по всему, пока что ситуация не спешит меняться, поскольку имитацию бурной деятельности вокруг проблемы борьбы с коррупцией вряд ли можно считать таковыми изменениями. А вот изменится ли что-то, когда у нас появится антикоррупционный прокурор, это еще большой вопрос.

Источник: АСН 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code