Урок для общества по голливудскому сценарию

Перегляди: 443

Вторую неделю украинцы обсуждают погоню полицейских за BMW, закончившуюся гибелью Михаила Медведева, 10 дней не дожившего до своего совершеннолетия, – жителя Боярки, который был пассажиром этого автомобиля. Иномарку, в которой на переднем сидении рядом с водителем находился Михаил, расстреляли с близкого расстояния. По официальным данным, патрульные израсходовали три десятка боеприпасов. Представители общественных организаций утверждают, что пуль было 77. В этой компании и в салоне автомобиля парень оказался случайно – возвращался с чьего-то дня рождения, и его предложили подвезти

В машине, кроме водителя и погибшего, были Максим Кривонос и Влад Прихненко. Причем общество резко раскололось надвое: одни оправдывают действия полицейских, доказывая, что это станет наукой остальным лихачам, другие же считают, что парни не совершили ничего такого, что должно повлечь за собой применение полицейскими табельного оружия. Образно говоря, ничего, за что на человека нужно направлять пистолет. А погибший паренек, которого поспешили объявить зажравшимся мажором, которому закон не писан, оказался из обычной семьи. Да и наркотических веществ в его крови не обнаружено. И виноват он был, скорее всего, лишь в том, что оказался на переднем пассажирском сидении, т.е. не в то время и не в том месте.

Против 24-летнего Ростислава Храпачевского – водителя иномарки, за которым гнались полицейские в ночь на 7 февраля, сбившего патрульного, – как утверждает глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе, открыли уголовное дело по ст. 345, ч. 2 (угроза или насилие по отношению к работнику правоохранительных органов) Уголовного кодекса. При этом Деканоидзе подчеркнула, что задержан он не был. Полицейские, участвовавшие в погоне, отстранены от службы, их дело расследует прокуратура. Хотя сразу со стороны руководства МВД и киевской полиции было заявлено, что столичные полицейские во время преследования автомобиля BMW действовали в соответствии с законом.

Вопросов, которые возникли в результате этого происшествия, очень много. В первую очередь украинцев будоражит, имел ли право полицейский стрелять в этой конкретной ситуации, т.е. были ли его действия законными или все же имеет место превышение служебных полномочий? Этот вопрос обрастает другими, как снежный ком, на огромной скорости летящий с горы. Неужели не было другой возможности остановить автомобиль-нарушитель, к примеру, применить железные ежи по ходу движения, кроме как расстрелять BMW? Почему стреляли не по колесам, а по лобовому стеклу? Почему выстрелы были направлены в сторону пассажира, тогда как, по логике, виноват водитель, который и нажимал на педаль газа? И самое главное – какой урок должен вынести для себя каждый из участников инцидента и общество в целом? Посему «Аналитическая служба новостей» (АСН) обратилась к экспертам, чтобы отыскать ответы на самые острые вопросы.

«Букет» нарушений

В ту же ночь интернет взорвался постами, в которых обсуждали случившееся. К примеру, на своей страничке в Facebook сразу же высказался народный депутат Андрей Тетерук, который прокомментировал ситуацию с применением огнестрельного оружия сотрудниками патрульной полиции в отношении нарушителей ПДД на BMW в ночь с 6-го на 7 февраля 2016 года. «Во-первых, употребление водителем и пассажирами алкогольных напитков, – начал перечислять нардеп, – во-вторых, превышение скорости в черте города в несколько раз (до 190 км/ч), в-третьих, использование автомобиля в качестве предмета убийства (две попытки наезда на полицейских), в-четвертых, выезд на полосу встречного движения (по бульвару Шевченко), в-пятых, проезд на красный свет (ул. Заболотного), в-шестых, невыполнение законных требований сотрудников полиции и, напоследок, в-седьмых, в машине найдено сухое вещество, по признакам наркотическое (это уже дело экспертов установить)».

Его коллега по парламенту, а заодно советник главы МВД Антон Геращенко тоже сразу же высказался об этом инциденте в Facebook: мол, «четверо молодых бездельников в состоянии алкогольного опьянения решили погонять по городу, чтобы показать удаль молодецкую. Покатушки закончились трагедией». Как утверждал на тот момент Антон Геращенко, автомобиль BMW несся со скоростью до 190 км/ч. Чтобы остановить «шумахеров», по тревоге подняли почти два десятка экипажей патрульной полиции, главной задачей которых было во что бы то ни стало остановить автомобиль, представлявший серьезную опасность для людей. При этом советник Авакова уверен, что табельное оружие было применено полицейскими в соответствии с Законом «О Национальной полиции». А то, что погиб 17-летний юноша, надо полагать, досадное недоразумение. Ведь, по словам Геращенко, «патрульные полицейские не знали и не могли знать, кто находится внутри BMW». Это могли быть как малолетние стритрейсеры, так и угонщики авто или опасные террористы. Страшно представить, что произошло бы, если бы эта BMW на скорости 190 лоб в лоб столкнулась с маршруткой, автобусом или с другим легковым авто».

На этом фоне понятна реакция министра внутренних дел Арсена Авакова: «Мы будем поддерживать полицейских, которые реагируют на правонарушения». По его словам, «да, есть эмоция, да, это первый раз, когда новая полиция применила оружие и, к сожалению, погиб человек. Но он погиб не из-за полицейских, а потому, что, находясь в неадекватном состоянии, эти ребята вызвали такую ситуацию». Аваков подчеркнул, что полиция – это силовой орган, а значит, в случаях, «когда автомобиль движется со скоростью 190 км/ч в пределах города, игнорирует предупреждения со стороны патрульных и убегает от нарядов полиции, оружие будет применяться». Но правомерность его применения в этой конкретной ситуации «теперь должна установить прокуратура».

Уверена в правоте своих подчиненных и глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе, отметившая, то этот инцидент – один из тех, когда полиция должна была действовать именно так, как действовала: «Есть случаи, когда полиция должна быть жесткой. По закону у нее есть такое право». Но несколькими днями позже Деканоидзе заявила, что не нужно комментировать действия полицейских, пока нет результатов расследования прокуратуры. «Отличие демократического государства от недемократического заключается в том, – сказала она, – что любому действию, в том числе при участии полицейских, должна быть дана правовая оценка. В данном случае эту оценку должны дать исключительно прокуратура и суд. Учитывая тот огромный публичный резонанс, я хочу заявить, что Национальная полиция занимает абсолютно открытую позицию и конструктивно сотрудничает со следствием в правовом поле. Так что давайте дождемся окончания расследования и оценки действий полиции прокуратурой».

Полиция в своем праве?

Олег Мартыненко

Олег Мартыненко

С одной стороны, действия полиции во время погони по ночному Киеву вполне законны и правоохранители имели право применять оружие в такой ситуации, заверил «Аналитическую службу новостей» (АСН) директор Центра исследований правоохранительной деятельности Олег Мартыненко. Но с другой, по его же словам, «полиция могла не применять оружие, ведь сколько патрульных автомобилей было задействовано в погоне». Как видим, полиция могла и имела право применить оружие, но делать в этой конкретной ситуации это нужно было так, чтобы никто не пострадал. По словам Мартыненко, необходимо было попытаться блокировать авто, а с оружием нужно было обращаться так, чтобы это не навредило другим людям или имуществу.

«Если, к примеру, они стреляли бы в машину (на скорости в колесо), ее бы занесло, автомобиль ударил бы две-три соседние машины и остановился, – поясняет эксперт АСН. – Полиция арестовала бы водителя и пассажиров. Но за ущерб, причиненный тем двум-трем ударенным машинам, кто будет платить? Полицейский. Это он таким образом применил оружие. Поэтому на Западе вы не увидите стрельбы по колесам, разве что в голливудских фильмах. А в жизни там полиция всегда преследует нарушителя до последнего, пытаясь его зажать, чтобы применять оружие таким образом, чтобы потом не платить за это. Вторая ситуация: если же полицейские попали в колеса, машина пошла юзом, она ударилась в столб, в результате столкновения погиб один пассажир и водитель. Кто будет отвечать за эти смерти? Полицейский. Это будет неосторожное применение оружия, неосторожное убийство. Поэтому погони и стрельба – это голливудские сценарии. Нормальная полиция так не работает».

Кстати, поведение полицейских, тот факт, что они в такой ситуации применили оружие, – одна из наиболее обсуждаемых тем в соцсетях. К примеру, коллега Вадим Петрасюк на своей страничке в Facebook пишет: «Сейчас на слуху тема расстрела полицией автомобиля и гибели 17-летнего. Кто прав/виноват, не берусь судить, но «пять копеек» подкину. В 90-х в Украину много ездили западные миссионеры – учили нас всему-всему. И ментов наших учили. Помню, МВДэшное начальство повезло журналистов на загородный полигон – там американские инструкторы демонстрировали, чему научили, а наши – чему научились. Рукопашный бой, техника задержания, дубинки, наручники… И, конечно, стрельба. Меня (а я по армии помнил наши нормативы по пистолету: грудная мишень, 25 метров дистанции) удивило, что американцы ставят мишени на расстоянии 8-10 метров. Почему? На этот вопрос, помню, отвечал целый хор – их офицеры, наши офицеры, переводчик. Суть ответа такова: в Штатах копам запрещено применять оружие в людных местах, если «плохой парень» находится на расстоянии более 10 метров. Даже, помню, звучала фраза типа: «Полицейский вообще не должен вынимать пистолет из кобуры». По голливудским фильмам, правда, этого не скажешь. Но то же фильмы! Вот я и думаю: может, с того времени чего изменилось и у них? Может, полицейским дали больше прав? Впрочем, не уверен – полиция всегда зарегулирована. Интересно, а в реальной жизни они тоже стреляют по убегающим машинам? Это разрешено инструкциями? Или тоже только в кино?»

Как учили, так и получили

Сергей Шабовта

Сергей Шабовта

Еще одна точка зрения, проявившаяся в результате погони со смертельным исходом, которая тоже имеет право на жизнь. Более того, весьма недалека от истины. Так, как заверил АСН президент Украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта, от новых полицейских рано ожидать слаженной работы и уверенного поведения в нестандартных ситуациях, потому что у них было слишком мало времени на подготовку. Именно из-за этого, уверяет эксперт, и произошел инцидент с погоней со смертельным исходом в Киеве. Кроме отсутствия хорошей подготовки, по его словам, полиции не хватает и качественного оружия.

Причем происшествие с погоней, отметил Сергей Шабовта, нельзя назвать из ряда вон выходящим. Но при этом не было сделано элементарных вещей – даже улицы не были перекрыты. «Это говорит о том, что слаженности и координирования в масштабах города нет вообще. В былые времена те самые гаишники на самом деле были достаточно профессиональны, они выставляли несколько рубежей, просчитывали все варианты и распределяли силы перехвата. Причем именно перехвата, а не погони по всему городу с огромным риском для людей и с потенциально возможными разрушениями, – пояснил специалист «Аналитической службе новостей» (АСН). – На самом деле полицейские действовали как могли: кинулись вдогонку. Повезло, что не было еще больших несчастий».

Эксперт полагает, что в значительной степени действия полиции были правомерными, ведь в авто могли находится, к примеру, террористы: «То, что машина на огромной скорости с колоссальным риском уходила от преследования, наехала на полицейского, свидетельствует о том, что подозревать полиции можно было все, что угодно. Полицейские действовали в меру своих сил. Но надо учитывать, что это была ночь, полиция неподготовлена и стреляла из плохих пистолетов «Форт». Это вообще негодное оружие. Аваков, который списал под новую полицию столько денег, к сожалению, не счел возможным вооружить полицейских хорошим оружием. Он их одел в дорогую форму, обул, а пистолеты – плохие. В результате был застрелен парень. К сожалению, ждать иного качества работы от этих полицейских не приходится».

Александр Беца

Александр Беца

Поддерживает специалиста по вопросам безопасности и эксперт по правоохранительной проблематикеАлександр Беца, который считает, что полиция поступила правильно, применив оружие во время погони за BMW по Киеву. «Деятельность полиции регулируется законом о полиции, и там все определено: в каких случаях и когда полиция имеет право применять силу и оружие. В данный момент была создана действительно опасная ситуация, когда молодые люди ехали с опасной скоростью. Они представляли угрозу как для транспорта, так и для людей. Поэтому полиция правильно применила оружие, – отмечает он. – Второй вопрос, были ли какие-то альтернативные средства, чтобы это прекратить? К сожалению, если мы сравним бывшую милицию, когда были возможности быстро задействовать технические средства (автобусы, троллейбусы, грузовики) для того, чтобы преградить дорогу. Ранее машину выводили на окраину города и железными преградами пробовали остановить. К сожалению, у новой полиции такого опыта нет. И, возможно, они не были готовы психологически и практически».

Кроме того, эксперт не исключает возможности ошибки при стрельбе. «Если опросить рядовых граждан, хотят ли они жить в безопасности, не устали ли они от пьяных мажоров, хотят ли водители автотранспорта быть уверены, что на дороге такие приключения не произойдут, то я могу сказать, что подавляющее большинство опрошенных скажет единогласно, что оружие было применено правильно, – отмечает Александр Беца. – Если же мы опросим пожилых людей, матерей, то они могут сказать, что жаль парня. Но мы исходим из того, что глобальная безопасность общества, пешеходов значительно важнее, чем безопасность отдельно взятого человека. Поэтому, если исходить из позиций общей безопасности, действия полиции были правильными».

В то же время эксперт отмечает, что были ошибки и в действиях полиции. Например, то, что родителям правоохранители не сообщили о гибели ребенка. «Машина, которая едет 40 минут на большой скорости, – это случай экстраординарный, здесь должны быть и экстраординарные действия, – считает он. – Сложности в том, что полиция не была готова применить альтернативный путь. Конечно, это сложно, попробуйте, например, перекрыть улицу Борщаговскую – сколько автобусов, тягачей нужно, чтобы сделать это! К тому же возникает проблема, где взять их в ночное время. Да и таких учений у полиции, скорее всего, не было».

Михаил Корниенко

Михаил Корниенко

Что полиция должна была действовать иначе, уверен и генерал-полковник милиции Михаил Корниенко. «Безусловно, эти ребята нарушили Правила дорожного движения, полицейские имели право их преследовать и задерживать всеми доступными методами и способами, – поясняет он «Аналитической службе новостей» (АСН). – Единственный вопрос возникает по применению оружия. С правовой точки зрения в этом случае можно было бы действовать по-другому: блокировать транспортными средствами, вывести нарушителей за пределы населенного пункта и там уже можно было бы применять более радикальные методы. Самое главное, что сами по себе действия полицейских были не очень профессиональными. Ранее работавшие сотрудники ГАИ знали, как проводятся такие операции. Прежде всего обязательно о погоне должен знать дежурный диспетчер службы ГАИ, он тогда координирует все действия нарядов, патрульных машин, экипажей, он знает город, он знает, как полицейских скоординировать. Новая полиция еще этого не знает. У этих ребят много романтики, но их надо учить».

В то же время Корниенко подчеркивает, что за несколько месяцев невозможно подготовить работника, который занимается вопросами безопасности дорожного движения. «Они не знают, как действовать в экстремальных ситуациях. Прежде всего ситуации надо моделировать. Применение оружия – это крайний метод, к которому прибегают уже тогда, когда возникает угроза жизни самих полицейских или других людей. Действия руководства по оценке событий тоже были не очень правильными. В таких случаях надо делать выводы очень осторожно, а не говорить сразу, что полиция делала все правильно. Эти правонарушители – молодые люди, у них тоже есть права. Первое, что должно было сделать руководство полиции, – признать, что именно произошло, и извиниться перед пострадавшими – родителями этого мальчика. Он пострадал безвинно, он был пассажиром. Очень плохо, когда полиция применяет оружие, это вызывает негативный резонанс. В той же Америке после такого обязательно следует служебное расследование, затем судебное разбирательство. Думаю, что у нас тоже без суда не обойдется. Деканоидзе отметила, что действиям работников будет дана соответствующая оценка, и извинилась перед родителями погибшего парня. Это правильно, но нужно было, чтобы заявление прозвучало чуть раньше. Кроме того, нельзя на этом спекулировать, ведь некоторые политики уже пытаются по-своему оценивать указанные события», – сделал вывод Михаил Корниенко.

Оружие было лишним

Кстати, особенно активно обсуждают, когда полиция может стрелять, не только обычные украинцы, которые воспринимают случившееся большей частью эмоционально, но и правоведы, а также экс-сотрудники ГАИ, т.е. люди, которым приходилось принимать участие в подобных погонях лично. Если говорить об эмоциях, то как раз они раскололись надвое: половина народа обвиняет полицейских в том, что убийство произошло по их вине и оно не было оправданным, симпатии второй части – на стороне патрульных: мол, молодцы, ребята, показали, что не только бить служебные машины умеют и фотографироваться с желающими, но и наказали пьяных лихачей – чтобы другим неповадно было. Юристы же в своих оценках намного сдержаннее. К примеру, по словам бывшего гаишника Игоря Ломатина, не было даже оснований для начала погони. «Увидели они, что парни садятся в машину с бутылками, так это формально не нарушение, – поясняет он. – Я бы лично передал номер автомобиля и информацию ближайшим патрулям, чтобы проследили, как будут вести себя на дороге. Если создадут угрозу, тогда принимать меры, объявлять план-перехват. А если бы они поехали ровно и 60 километров в час? Другое дело, если бы полицейские получили ориентировку, что эта машина уже совершила ДТП».

Василий Вовк

Василий Вовк

Если применяется оружие, то в смертельных исходах виноваты полицейские, считает экс-начальник Главного следственного управления СБУВасилий Вовк. А во время полицейской погони со смертельным исходом в Киеве, по его словам, применять оружие ни в коем случае нельзя было, ведь таких погонь каждую ночь может быть много, и они не могут заканчиваться стрельбой, тем более со смертельным исходом. «Применение оружия – это исключительная мера, – подчеркнул эксперт в комментарии АСН, – в этой ситуации оснований для применения оружия не было. Как должны были поступить? В конце концов, отпустить: таких мажоров ездит по городу каждую ночь сотни. Не надо строить из себя героев боевиков, как это сделали ребята. Хотелось бы, чтобы тот позитив, который шел от новой, культурной, интеллигентной полиции, оставался».

Вовк уверен, что необходимо тщательное расследование. «Надо, чтобы люди поняли, что это – отдельный конкретный случай, с которым будут разбираться, – пояснил он. – Я надеюсь, что объективно разберутся, ведь, по большому счету, в смерти этого человека, кто бы он ни был, виноваты полицейские. Но это не значит, что новая полиция не имеет права на жизнь. Надо учитывать, что применение оружия – это исключительная мера. Если такое поощряют и делают заявления, что это правильно, то значит, будут стрелять. А завтра мажором сделают кого угодно – даже наших детей. Не имеет значения, 77 там выстрелов или один. Одна пуля – это одна жизнь как минимум. Надо запретить применять оружие, разрешить только в исключительных случаях – нападение на полицейского, нападение на другого человека, убийство».

Эксперт отмечает, что именно этот трагический случай со смертью молодого человека дал повод для того, чтобы обсудить проблему и пьяных за рулем в том числе. «Надо, чтобы молодые люди поняли, что им не все позволено, что их красивые лица и фигуры еще не означают, что они могут делать все, что угодно», – подытожил Вовк.

Александр Доний

Александр Доний

Согласен с тем, что оправдывать убийство, даже если за рулем – нарушитель, нельзя, и политикАлександр Доний. «Что касается конкретных лиц, должно быть служебное расследование, – подчеркнул он в комментарии «Аналитической службе новостей» (АСН). – Сейчас меня волнует несколько вещей. Во-первых, что в попытках объяснить этот инцидент постоянно меняются версии. То говорили, что из машины стреляли, потом уже такой информации не было. Потом говорили, что это мажоры, а оказалось, что это парень фактически из ПТУ – из боярского аграрного колледжа. То есть как раз поднимается вопрос уменьшения доверия, потому что постоянно информация менялась, чтобы оправдаться. Кроме того, если действительно было 77 выстрелов, то было использовано 9-10 магазинов. Очевидно, что стреляло много людей по автомобилю. Чем вызвана была такая модель поведения, если этот автомобиль ехал не с места преступления, не осуществил наезд на кого-либо, не было ни ограбления, ни убийства? То есть возникает вопрос адекватности действий».

Как видим, хотя на многие вопросы ответы прозвучали, главный пока так и висит в воздухе. Поэтому хочется верить, что общество услышит на него ответ после завершения расследования, которое будет доведено до логической точки, а не спущено на тормозах, что наблюдалось раньше, когда речь шла о чистоте мундира. И не имеет значения, белый ли это халат врача, форма полицейского или костюм чиновника высокого ранга.

Источник: АСН

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code