Вернется ли Янукович в Украину?

Перегляди: 596

Виктор Янукович подает на Украину в Европейский суд, Елена Бондаренко выступает в прямом эфире отечественного телеканала, а их соратники готовятся занять руководящие должности после местных выборов. Быть может, все они уже доказали свою невиновность?

Нет, просто спустя два года после Майдана Украина так и не увидела ни одного законченного дела против экс-чиновников. Почему так вышло и означает ли это, что все расследования спущены на тормозах, а «бывшие» могут возвращаться в Украину, как это было в 2005 году?

Найти виновных

Несмотря на недовольство экспертов и общественных активистов ходом расследования, говорить о развале дел против Януковича и соратников еще рано. Ведь все ключевые персоналии предыдущей власти до сих пор остаются в статусе разыскиваемых. Поэтому просто вернуться в Украину они не могут — против них здесь возбуждены дела. С другой стороны, популярное в СМИ сравнение следствия над «бывшими» с Нюрнбергским трибуналом — весьма надуманное. Ведь никакого общего «дела Майдана», в котором в качестве сообщников проходила бы вся команда Януковича, нет. Чиновники проходят по многим отдельным производствам.

По данным базы розыска МВД, в преступлениях против Майдана обвиняют только непосредственно причастных к этому должностных лиц. Прежде всего это Виктор Янукович и бывший глава МВД Виталий Захарченко. Их правоохранители до сих пор разыскивают за умышленное убийство (хотя против Януковича есть и другие дела: о приватизации «Укртелекома» и т.п.). А вот бывшему главе СБУ Якименко инкриминировали уже другую статью — превышение власти или служебных полномочий, как и Николаю Азарову. Действия во время Майдана легли в основу обвинений еще двух должностных лиц: Виктора Пшонки (злоупотребление служебным положением) и экс-главы СНБО Андрея Клюева (за препятствование публичным собраниям).

Остальных же соратников Януковича разыскивают за чисто экономические преступления прошлых лет, не связанные с Майданом. К примеру, Елену Лукаш и Александра Лавриновича обвиняют вовсе не в пособничестве Януковичу, а в растрате средств Министерства юстиции. Дмитрия Табачника винят в махинациях с закупкой школьных учебников, а Сергея Арбузова — в растрате 120 миллионов якобы на финансирование телеканала Нацбанка. Остается в списке и Раиса Богатырева, которую подозревают в хищении средств, выделенных на приобретение лекарств. Растрату — но уже Аграрного фонда на сумму свыше 500 миллионов — инкриминируют и экс-министру АПК Николаю Присяжнюку. В розыске до сих пор и бывший глава Минэнергетики Ставицкий (тот самый, у которого обнаружили 42 килограмма золота), хотя он уже получил израильское гражданство.

Что объединяет Сергея Клюева, бывшего главу Минфина Юрия Колобова и советника Януковича Андрея Портнова? Оказывается, не только общее прошлое, но и розыск именно за растрату государственных средств. Министр обороны Лебедев попал под следствие тоже не за попытку использовать армию против Майдана, а за развал ВСУ в предыдущие годы. Впрочем, почти все они находятся за рубежом, поэтому судить их не так-то просто.

Еще одно отличие от трибуналов прошлого — розыск касается не всех. Так, из 24 министров правительства Януковича только 13 находятся в розыске. Среди народных депутатов обвиняемых еще меньше. Зато прогресс тут более заметный. По данным Генпрокуратуры, в суд уже переданы материалы в отношении бывших нардепов Александра Ефремова, Сергея Гордиенко и Александра Стояна по «делу законов 16 января». Другие фигуранты дела пока находятся в розыске. Речь идет только об организаторах голосования — остальным депутатам за деятельность в Раде ничего не угрожает. Поэтому Елена Бондаренко имела полное право выступать на «Свободе слова»: перед законом она пока чиста.

Потому что непоследовательные

Главная претензия к правоохранителям вполне ясна — отсутствие результатов. Кроме того, расследованиям иногда не хватает последовательности и единых стандартов. Если правоохранители возбудили дело против экс-главы Киева Александра Попова за разгон Майдана, то по этой же логике под подозрение должно попасть руководство, например, Днепропетровска и области, поскольку там с мирной акцией расправились в похожем стиле (26 января 2014 года).

Подобная ситуация — нападения на митингующих и заявления активистов и СМИ об участии в этом местных властей — была и в Запорожье, Одессе и Черкассах. Во всех этих случаях уголовные дела возбуждены не были. Представители местной власти оказались в основном «за кадром» правоохранителей, хоть заявления об их вине звучали довольно часто. Также полностью избежал следствия и многолетний глава Администрации президента Януковича Сергей Левочкин.

Не меньшей проблемой расследований остается и то, что заявления нередко расходятся с реальными делами. Еще во времена президентства Януковича тогдашняя оппозиция неоднократно обвиняла в фальсификациях выборов 2010-го и 2012-го годов Центральную избирательную комиссию. Еще одной популярной темой для обвинений были махинации во время Евро-2012 (звучала, в частности, фамилия Бориса Колесникова). Но, несмотря на то, что сейчас лидеры тогдашней оппозиции руководят страной, ни одно из этих обвинений не доведено до суда. И таких примеров очень много. К примеру, в мае этого года глава МВД Арсен Аваков заявил о расследовании махинаций компании Ostchem, принадлежащей олигарху Дмитрию Фирташу. В деле должны были фигурировать Сергей Левочкин, Владислав Каськив «и другие народные депутаты». Эта история также не имела продолжения.

Судебная угроза

В Генеральной прокуратуре причиной такого положения вещей называют не политические договоренности, а состояние судебной системы. По словам генпрокурора Виктора Шокина, прокуратура не может влиять на решения судей, из-за которых подозреваемые часто бегут из страны, а дела существенно затягиваются. Невозможно пока массово применить и широко разрекламированное заочное осуждение чиновников. Ведь, согласно законодательству, оно возможно лишь в отношении лиц, находящихся в международном и межгосударственном розыске, а это — отдельная сложная процедура. Прокуратура предлагает изменить закон и судить заочно всех чиновников. Но эксперты сомневаются, что при нынешнем состоянии судопроизводства это поможет делу.

Михаил Жернаков

Михаил Жернаков

«Действительно, и суды, и прокуратура у нас находятся в одинаково ужасном состоянии, — рассказал АСН . — Поэтому есть случаи, когда прокуратура виновна в развале дела, а есть — когда суд». По его словам, прежде чем расследовать громкие дела, нужно обновить судейский корпус по образцу патрульной полиции.

Жалобы на судей часто звучат в связи с искусственным затягиванием дел. К примеру, процесс над мэром Харькова Геннадием Кернесом формально продолжается уже несколько месяцев, но заседание все время срываются под надуманными предлогами (например, отсутствие света). Однако затягивают следствие на разных уровнях: так, дело знаменитых «вышек Бойко» тянется с апреля 2014 года, но существенных результатов пока нет. Больше года продолжается расследование в отношении Раисы Богатыревой. Хотя ее заочно арестовали еще в марте, значительного прогресса общество не видит. Подобные задержки нередко дают подозреваемым возможность бежать за границу или скрыть показания.

Еще одно подтверждение несовершенства следствия — история с экс-министром экологии Злочевским. Несмотря на розыск за хищение госимущества, чиновник сначала (в январе этого года) смог разморозить собственные активы на Западе благодаря бездеятельности ГПУ, которая не предоставила британцам соответствующие данные, а потом даже стал владельцем элитного бутика Zlocci в центре Киева!

На этом этапе и кроется основная угроза. Без изменений в системе судов и уголовной юстиции все расследования против топ-чиновников с большой вероятностью будут затягиваться на длительное время, а это позволит развалить дело. При таком сценарии добиться наказания виновных будет крайне сложно. Вернуться на политический олимп они не смогут, но остаться при своих активах и влиять на положение в Украине — вполне вероятно.

Их (не) разыскивает Интерпол

Не увенчались успехом и попытки объявить приспешников экс-президента в международный розыск. В базу розыска Интерпола сейчас внесен всего один (!) соратник Януковича — Сергей Арбузов. Остальных исключили из списка, хотя Украина в разное время настаивала на розыске большинства чиновников прежнего режима. Причины этого — в специфике деятельности самого Интерпола. Для организации очень важно не допустить политических преследований. Поэтому Интерпол отказывает в розыске, если не предоставлены максимально убедительные доказательства преступления. Похоже, именно их нехватка стала причиной таких вердиктов. Удалить человека из списка могут и на время жалобы его адвокатов (так было с Раисой Богатыревой).

В пользу как раз недостатка доказательств свидетельствует последний вердикт Европейского суда по делу одиозного Андрея Портнова против ЕС. Хоть Украина там представлена ​​не была, суд отметил любопытный факт: наша страна не предоставила четких доказательств вины Портнова, а наказание только за сотрудничество с Януковичем недопустимо. По этой же причине ЕС уже снял санкции с нескольких лиц, в том числе с Александра Якименко и Алексея Азарова.

В будущем низкое качество обвинений грозит Украине снятием санкций со всех соратников Януковича, а после и поражениями от них в международных судах. Это не просто сделает невозможным международный розыск и выдачу того же Клюева или Портнова. Нетрудно догадаться, как повлияет признание правоты Януковича на уровне ЕС на имидж Украины и международную поддержку. Чтобы этого избежать, нужно создать мощную доказательную базу на каждого фигуранта.

Татьяна Мазур

Татьяна Мазур

Несколько лучше выглядят наши позиции в Международном уголовном суде. «Сейчас Международный уголовный суд проводит так называемое предварительное рассмотрение ситуации, имевшей место во время Майдана, — сообщила «Аналитической службе новостей» директор Amnesty International Ukraine Татьяна Мазур. — Он определяет, может ли расследовать эти преступления, способны ли их расследовать в самой стране и т.п. Украина признала его юрисдикцию в событиях Майдана, поэтому даже без ратификации Римского статута можно надеяться на определенный результат. Но этот процесс достаточно длительный».

Процесс на 24 года

Даже при самых благоприятных условиях может пройти не один год, прежде чем прозвучат приговоры виновным в репрессиях против Майдана. К примеру, в Литве расследование подобных Евромайдану событий — штурма телецентра в Вильнюсе — началось еще в 1991 году. Через 5 лет дело было передано в суд, однако этот процесс продолжается до сих пор: новое заседание анонсировали на 31 августа этого года. Причем у балтийцев нет тотальной судебной коррупции, и политическая ситуация на ход дела не влияет. Есть и противоположные примеры: в Греции после свержения хунты в 1974 году судить бывших руководителей смогли уже через год. Но наша ситуация ближе к литовской: многие подозреваемые и свидетели бежали за границу.

Быстрого результата не дают и международные трибуналы: суд над лидером боснийских сербов Ратко Младичем начался в 2012 году, а его окончание прогнозируют не ранее 2017-го. Похожий процесс над хорватским генералом Анте Готовиной длился 4 года. Поэтому и Украине не следует слишком спешить, а ставку надо делать на качество. Тогда мы увидим действительно исчерпывающие и безупречные расследования, а не политические дела, которые развалятся в первом же международном суде.

Источник: АСН

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code