Умер или спит: что происходит с черным рынком валюты в Украине

Перегляди: 271

Бытует мнение, что «черный» рынок валюты в Украине умирает. С одной стороны, объективные причины вроде смягчения валютных ограничений НБУ и отмены пенсионного сбора с покупки валюты мотивируют украинцев отказаться от услуг «черных» менял в пользу официальных банковских обменников. Но с другой – полностью победить теневой бизнес с его серьезными оборотами, а значит, и доходами, очень непросто. Тем более, что даже по официальной статистике теневая экономика в Украине составляет более трети всего ВВП (34% в 2016 году).Эти потоки обслуживаются вне банковской системы и в значительной мере не в гривне

d1fc710429a0c67aa845389327f1c9eb

Что сейчас происходит с некогда крайне могущественным нелегальным рынком валютообмена и могут ли банки уже сейчас окончательно вернуть себе статус главных продавцов/покупателей валюты?

«Минфин» попросил ответить на эти вопросы украинских банкиров и валютных аналитиков.

Умер или нет

Черный рынок валюты действительно сдает позиции: за последний месяц нелегальный курс доллара, по данным «Минфина», если и превышал официальные котировки безналичного межбанка, то разве что в единичных случаях. В целом максимальный курс, по которому банки продавали друг другу валюту в период с 20 июня по 20 июля, составил $26,12 грн. На черном рынке в этот же период курс не превышал $26,08 грн.

Вывод напрашивается сам собой: спрос на услуги нелегальных менял (пунктов обмена, которые работают без лицензии, и частных торговцев) снизился. Из-за этого они продают свои доллары дешевле межбанка. Для розничного сектора, работающего «на марже», это, как правило, немыслимая ситуация. Хотя не стоит забывать, что теневые менялы не платят налоги и их «накладные расходы» за счет этого по обслуживанию валюто-обменного процесса в разы ниже, нежели у официальных обменников. Отсюда — и возможность «демпинговать» по сравнению с  легальным «белым» рынком.

Но здесь нужно учитывать важный нюанс: в условиях валютных ограничений население формировало спрос на нелегальную валюту лишь отчасти. По словам директора департамента казначейства Идея Банка Ярослава Кабина, услугами «черных» обменников, в первую очередь, пользовался и пользуется малый и средний бизнес, поскольку далеко не все такие компании работают полностью в рамках закона. Этим можно объяснить и характерные для последних двух лет «летние тенденции» черного рынка: вместе с затуханием деловой активности снижается и спрос на валюту.

Перечень «клиентов» нелегальных менял довольно длинный. «Это неофициальные импортеры, которые не могут проводить банковские платежи (прежде всего малые фирмы, занимающиеся импортом одежды, обуви, электроники). Население, которое не желает терять на менее выгодном обменном курсе в банке. Бизнес, который оплачивает услуги иностранцев. Легальные фирмы-импортеры, у которых есть проблемы со своевременным получением валюты для расчетов по своим контрактам в силу усиления финансового мониторинга по таким операциям со стороны банков» — говорит Кабин.

Достаточно многочисленную клиентуру «черным менялам» поставляют и аграрии. Они часто грешат тем, что продают часть собранного урожая нелегально — за наличную валюту. А потом — в сезон полевых работ — опять же через них меняют валюту на гривну для покрытия текущих издержек.

В 2014 году, когда уровень теневой экономики, по официальным данным Минэкономики, составлял 43%, популярность черного рынка усилил своими ограничениями НБУ.

Как поясняет Наталья Мильчакова из аналитического департамента Альпари, сейчас даже при условии постепенного смягчения ограничений и довольно активной работы НБУ на межбанке посредством валютных аукционов, о «смерти» черного/серого рынка валюты говорить преждевременно.

«Гривна сейчас несколько укрепилась. И это делает украинскую валюту, с одной стороны, неликвидной для биржевых игроков, а с другой – ее курс не слишком благоприятен для экспортеров. Поэтому обменников, независимых от банков, пока меньше не становится. Это объективные законы рынка – введите сколько угодно ограничений, но желание людей получать прибыль и увеличивать доходы все равно пробьет себе дорогу» — считает Мильчакова.

Масштаб проблемы

Показатели неофициального сектора в стране по-прежнему внушительные: по свежей оценке МЭРТ, в 2016-м теневой сектор уменьшился, но ненамного: сейчас он составляет 34% всей экономики. Насколько это объективные цифры – судить трудно.

Эксперты дают очень разные оценки масштабов черного рынка валюты.

По данным Ярослава Кабина из Идея Банка, в данный момент по официальным каналам проходит только треть всей валюты в стране. Все остальное обращается на нелегальном рынке.

«По нашим подсчетам, сейчас в месяц через официальный сегмент проходит около $600-700 миллионов, тогда как объемы валюты на черном рынке составляют $1,3 млрд. Да, с каждым месяцем легальные обороты растут, ведь значительная часть населения отдает предпочтение банкам, а не «черным» менялам, где участились случаи мошенничества. Но о смерти черного рынка говорить рано – около половины экономики до сих пор находится в тени» — говорит Кабин.

Более оптимистичные данные, хоть и с похожим выводом, приводит старший аналитик Forex Club Андрей Шевчишин. По его словам, если в 2014 году объем черного рынка был сопоставим с официальным сектором, то сейчас он сократился до 20-30% от легальных объемов. Причина – опять же в валютных ограничениях.

Подтвердить какое-то из этих мнений, исходя из официальных данных НБУ, невозможно. В июне, по подсчетам регулятора, население купило $432,5 млн, в то время как продало в полтора раза больше – $711,1 млн. Объем межбанка в этом месяце (из-за низкого норматива валютной позиции большую часть денег банки покупают друг у друга по заявкам клиентов, а не для собственных банковских нужд) – $2,601 млрд. Данных по «спонтанным» закупкам валюты юрлицами в банках и обменниках у НБУ нет, но и эти цифры дают общее представление о не столь больших масштабах легального валютного рынка в Украине.

Кроме этого, Нацбанк не получает всех данных от финансовых компаний, занимающихся обменом валют (это не в полной мере его подопечные) и соответственно, не имеет полной картины валютного наличного рынка.

Что с этим делать

Неофициальный рынок, действительно, временами впадает в спячку. Но говорить о том, что он потерпел поражение, преждевременно. С этим соглашаются даже в Нацбанке. «Черный рынок валюты никуда не исчезнет, пока в стране не будет в основном чистого дохода, и люди не начнут платить налоги. Рынок черного обмена валют — это следствие высокого уровня неформальной экономики в стране. С помощью валютных ограничений можем бороться с последствиями, но мы не поборем причины», — признал в интервью «Минфину» заместитель главы Национального банка Украины Олег Чурий.

Как отмечает Наталья Мильчакова из Альпари, такое явление выглядит вполне естественным при нынешнем уровне развития украинской экономики.

«Государство может с этим бороться жестким администрированием, вроде запрета независимых от банков «обменников», но куплю-продажу наличной валюты «с рук» запретить невозможно. Лучший способ вывести валютный рынок из тени – повысить доверие населения к национальной валюте. Для этого нужны реальный экономический рост, более низкая, чем 12% в год, инфляция, и предсказуемая политика Нацбанка на валютном рынке» — говорит она.

В Идея Банке с этим согласны и констатируют: при существующих темпах сокращения теневого сектора, об исчезновении черного рынка можно будет говорить разве что через 4-5 лет. Плюс обязательное условие для этого — радикальные реформы во всех сферах.

Источник Минфин

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code