Арсен Аваков: Я вибачаю Кернеса. Але я нічого не забув

Перегляди: 337

Межличностный конфликт министра внутренних дел Арсена Авакова и мэра Харькова Геннадия Кернеса стал формальным поводом для этого интервью

Месяц назад был опубликован материал о Кернесе, который винит во всех своих бедах именно Авакова. Материал вызвал бурную дискуссию в окружении министра, после чего мы предложили ему встретиться и поговорить.

Кернес стал для нас лишь поводом для встречи. Поскольку у нас, на самом деле, уйма вопросов к министру.

Во-первых, сейчас он является куратором главного имиджевого проекта власти «Национальная полиция», который испытывает недостаток в финансировании.

Во-вторых, министр – один из членов «большой восьмерки» – неформального властного совета, в который входят ключевые люди, принимающие решения в стране. Народный депутат Сергей Лещенко утверждает, что Аваков – второй человек после президента, имеющий право вето по ключевым вопросам. Насколько это соответствует действительности, покажет время. Но пока вспомним несколько интересных деталей.

Именно у Авакова встречались олигарх Игорь Коломойский, глава Нафтогаза Андрей Коболев и бывший премьер-министр Арсений Яценюк.

Программа «Схемы» радио «Свобода» зафиксировала, как автомобили олигарха и Яценюка заезжали на территорию министерства. Встреча состоялась накануне собрания наблюдательного совета «Укрнафты», где Коломойскому принадлежит 42%. В итоге собрание не состоялось, поскольку представители миноритариев его проигнорировали. Этот вопрос не прозвучал в интервью, поскольку сюжет вышел в эфир после нашей встречи с министром.

Во-вторых, мы сами стали свидетелями интересного визита к министру. Когда наше интервью уже подходило к концу, помощник министра зашел в кабинет и жестом дал понять, что в тайной комнате его уже ждут гости. Кого-то очень важного провели через черный вход. Аваков не хотел нам показывать своих тайных визитеров, но в итоге решился на это.

И вывел к нам главу Совета Нацбезопасности Александра Турчинова и бывшего главу Кабмина Арсения Яценюка. Неразговорчивых, обескураженных этой встречей не меньше нашего, отказавшихся фотографироваться.

Загорелому и подтянутому Яценюку мы отвесили справедливый комплимент по поводу похудения.

– Поизносился, – коротко ответил не настроенный на общение политик.

О том, что Турчинов с Яценюком делали в кабинете Авакова, о сложностях проекта «Национальная полиция», о справедливом наказании для Кернеса и главном недостатке министра – читайте в этом интервью.

Изначально мы предлагали Авакову поэкспериментировать и встретиться за стенами министерства, поскольку офисная беседа в любом случае получится протокольной. Но Авакову комфортнее было общаться в его личном кабинете, к тому же у него плотный график и нет времени.

Нам не оставалось ничего иного, как импровизировать по ходу беседы.

Начнем с эксперимента, заявили мы буквального с порога, успев лишь поздороваться. Министр внутренних дел был явно не готов к такому развитию событий замер на месте и настороженно поглядел на нас.

Люди из вашего окружения характеризовали вас как тонкого человека, неплохо понимающего в искусстве. Мы бы хотели проверить, насколько достоверны наши источники.

– И что вы намерены сейчас сделать?

Показать несколько картин. Вот первая. Кто автор? Севгиль показывает фото картины у себя на телефоне.

 

Василий Цаголов, «Банкир»

– Что это за издевательство над советской религией? Я не знаю даже…

Подсказка: это современный украинский художник.

– Я в современном искусстве не очень-то…

– Василий Цаголов.

– Странно, у меня есть одна картина Цаголова. С летающими в символическом космосе мирками. Украинские хатки с огородом, на гравитационных таких больших летающих тарелках. Очень мне нравится. Добрая, с любовью к мирозданию что ли.

Давайте еще раз попробуем, есть вариант попроще, перехватывает Света и показывает министру работу другого художника. – Эту вы наверняка знаете.

 

Тамара Лемпицка, Автопортрет в зеленом «Бугатти»

Министр прищуривается, изучает.

– Напоминает Марлен Дитрих. А картина не знаю как называется. Вы меня с Ложкиным попутали. К Ложкину, товагищи, все – к Ложкину!

Хорошо. Последняя попытка. А кто это?

 

Ансельм Кифер, «Ночные порядки»

Аваков небрежно машет рукой на телефон, будто мух отгоняет.

Нужно было вам картины Ермилова (харьковский авангардист — УП) показывать, шутит Севгиль, у министра большая коллекция его работ, о которой он раньше рассказывал.

– Ермилова да, я с удовольствием. По тому периоду готов угадывать.

Аваков напускает серьезный вид, давая понять, что времени у него мало и вступительная часть встречи окончена. И вообще, девочки, вы у министра, на минуточку внутренних дел, не забывайтесь.

Если бы не наше интервью с Кернесом, вашим визави, к которому мы ездили пару недель назад, и где половина разговора – о вас, мы бы не встретились так скоро.

– Я вас прошу! Не Кернес повод.

У нас есть вот такое фото:

 

– Это стоп-кадр из видео.

Помните, что вы тогда кричали со сцены?

– Это был ноябрь или декабрь 2004-го. Накануне закрыли 7 канал, в котором мы с Кернесом 50% на 50% были собственниками. Закрыли, потому что мы транслировали 5-й канал с Оранжевой революцией.

Возмущенный Кернес тогда пришел и начал поддерживать Майдан. Я кричал «Кушнарева геть!», а Гена скромно стоял в углу. Я говорю тогда ему: «Давай, присоединяйся». И он тоже крикнул «Кушнарева – геть!». Вот мы стоим и вдвоем кричим «Кушнарева – геть!».

12 лет назад вы дружили с Кернесом?

– С ним тяжело дружить. Кернес и раньше был специфический, а сейчас еще больше – трагедия его подкосила.

Кернес часто называл вас «Арсен» и по голосу было слышно, что у вас были близкие отношения.

– У нас были постоянные конфликты. Причина – мировоззренческие расхождения. Рано или поздно это бы заискрило. Так и вышло. Вот вы своим интервью сделали очень тонкий слепок. Качественная работа. Молодцы. Умный человек прочтет и поймет, что Кернес за человек. Он действительно думает так, как говорит. И мое имя в каждом интервью вспоминает по 20 раз. Его клинит.

– За что вы мстите Кернесу, ведь не из-за мировоззренческих расхождений?

– Мести нет. Хотел бы мстить, мстил. По Харькову весной 2014-го бегали банды «прорусских активистов», вышедшие из под контроля кукловодов. Этим было все равно кто за кого, им бы громить и разносить. Они и губернатора хотели вынести, и Кернеса, и мы, хай Бог простит, защищали, чтобы его из горсовета не вынесли – как Конституцию защищали. И защитили. Он жив-здоров тогда был.

Во время нашего интервью Кернес постоянно возвращался к истории с расследованием по делу о покушении на него, в котором он непрямым текстом обвиняет вас.

– У него «мигают» версии, кто его заказал. То я, то Андрей Билецкий, то какие-нибудь русские, то Евгений Жилин, то Николай Черемухин (зам-начальника Харьковского УВД – УП).

Авакову звонят по правительственной связи. Видимо, кто-то важный: он тут же отвечает. Шутит, деловито соглашается, кладет трубку.

Это Грицак (глава СБУ – УП).

А у вас есть «белый шум», как у многих серьезных парней в правительстве – чтобы не подслушивали?

Аваков нажимает на какую-то тайную кнопку и весь кабинет заполняет фонящий шум, в теории созданный для того, чтобы избежать прослушки. Интервью на диктофон при нем записывать бессмысленно. Аваков морщится и выключает.

– Я им редко пользуюсь. Противно. Говорить при нем вообще невозможно.

А если у вас с главой СБУ Василием Грицаком, предположим, крайне конфиденциальный разговор, по какой связи вы говорите?

– Мы встречаемся. Так что там Кернес…?

– Известно, что вы согласовывали Игоря Райнина на должность главы Харьковской облгосадминистрации. У Кернеса с Райниным сейчас мир, дружба, жвачка. Вас это устраивает?

– Райнин достаточно самостоятельный, авторитарный руководитель. Благодаря его модели управления, Харьковская область в лидерах по многим сложным показателям. В том числе, губернатор Райнин выстроил свою систему взаимоотношений с Кернесом, который для него не является приятным человеком, но он – избранный мэр Харькова. С Кернесом я не общаюсь, а с Райниным общаюсь регулярно.

 

Близкие к вам источники говорят, что Райнин приблизил к себе представителей уголовного мира, в частности, криминального авторитета Владимира Манукяна и Вадима Казарцева, осужденного в 1991-ом году за убийство. Казарцев к тому же подозревается в убийстве Юрия Димента, друга Кернеса. Что вам об этом известно?

– Действительно, в Харькове активизировались и Казарцев и Манукян. В последние 6-7 месяцев были активные столкновения этих группировок, в том числе, со «Схiдним корпусом»– харьковским батальоном спецназа МВД.

Есть несколько версий, одна из них: у ребят есть крыша в областной администрации, а других крышует Кернес.

На слове «ребята», мы переглядываемся друг с другом. Негоже как-то министру называть криминальных авторитетов так полюбовно, но перебивать не хотим. Впереди еще много вопросов.

– Криминальный мир все время придумывает себе версии. Но нам известно реальное положение вещей, и бандиты в Харькове хороводить не будут.

– И все же вопрос по Райнину и его связям с криминальным миром, о чем многие говорят в открытую.

– Райнин достаточно здравомыслящий человек, чтобы не связываться близко с криминалом, даже если этот криминал помогает управлять. Знаю, что все разговоры о его крышевании криминала – ложь.

– Сейчас по делу Кернеса продолжается суд, и, судя по всему, есть вероятность, что он выиграет.

Дело в отношении Кернеса было заведено еще в 2014 году. Его подозревают в избиении и похищении проукраинских активистов зимой 2013 года. Сейчас дело рассматривает Полтавский суд.

– На самом деле, фабула обвинения Кернеса достаточно проста. Несколько человек во время революционных событий 2013 года пытались протестовать против режима Януковича и демонстрировать свою позицию в городе, который тогда Гепа считал своей вотчиной. Их изловили, и в излюбленной манере завели в отель «Националь». Связали, охрана их избила. Кернес их тоже бил, лично. Таковы показания свидетелей. Кернес должен понести наказание за то, что похитил ребят.

– Если Кернес сядет, это будет для вас завершенная вендетта?

– Это вообще не вендетта. И не личностный конфликт. Это будет справедливое возмездие за издевательства над конкретными харьковчанами. Похищение и пытки – это стиль Гепы. Он должен быть осужден.

– И посажен? На сколько лет?

– Из гуманных соображений, после того, как будет вынесен приговор, считаю – его нужно амнистировать для лечения. По фото и видео видно, что он в тяжелом состоянии. Чисто по-людски ему не позавидуешь.

– Кернес все время пеняет на вас: говорит, что дела по нему и Дименту не расследуется из-за вашего персонального саботажа.

– Во-первых, я формально таки непосредственно не влияю на следствие. Во-вторых, когда начиналось это расследование, я, естественно, знал все подробности – дело резонансное. Если бы Гена был в ясном уме, он бы сообразил, что мне нужно было всего на 3-4-5 часов отморозиться, и сделать вид, что я занят формальностями...

– Для чего?

– Чтобы его никто не вывез за рубеж на лечение. Ему после ранения нужна была какая-то специальная операция. Иначе он бы погиб. Мы содействовали, вплоть до того, что Арсений Яценюк хлопотал по визам, чтоб успели вмешаться иностранные медики.

Гена знает об этом. Но у него всегда во всем виноват Антон Геращенко.

– Кстати, по поводу Геращенко. Ваш соратник считает, что Кернес заплатил нам за интервью с ним. И от разных собеседников мы слышали, что у него якобы даже есть распечатка то ли переписки, то ли телефонных разговоров, где указаны какие-то суммы. Фантазер ваш Геращенко!

– Он ошибается. Дорогие мои, Антон Геращенко заходит ко мне не так часто, как вам думается. Он такой большой, что иногда как красивый воздушный шар улетает так далеко – его не поймать. Но я стараюсь, как и он старается слышать и мои аргументы.

– Насколько правдива информация, что влияние Геращенко ослабло после нескольких репутационных потерь, в том числе, после публикации на сайте «Миротворец» данных иностранных журналистов?

– Вы что, издеваетесь? Ты пошел работать министром внутренних дел. Ты думаешь о репутационных потерях? Ерунда.

– Еще скажите, что Геращенко вышел из-под вашего контроля…

– В большинстве вопросов наши точки зрения совпадают, но его эмоциональные реакции для меня, например, остаются непонятными. Недавно телеведущий Савик Шустер во время передачи сказал ему «Прекратите свой понос!». Вот я бы встал, и фигурально говоря, в ответ на это хамство «дал бы в рыло» – Савику. Прямо во время передачи. И ушел бы. Антон спокойно продолжил разговор.

– Мы плавно от Геращенко подошли к другой важной теме. Кадровая политика министра МВД – популярная тема для домыслов и пересудов. Кроме Геращенко критику в вашем окружении часто вызывают еще два человека – экс-глава департамента по борьбе с наркопреступностью Илья Кива и Алексей Тахтай, ваш заместитель.

– Которого называют «племянником Чеботаря».

– Так Чеботарь и Тахтай – родственники, нет?

Нет. Тахтай не родственник Чеботаря.

– Насколько правдива информация, что Чеботарь продолжает влиять на кадровую политику министерства, несмотря на то, что ушел из МВД? Более того, наши собеседники утверждают, что он контролирует финансовые потоки, в том числе, берет деньги за назначения.

Неправда. А правда в том, что Чеботарь был отравлен химическим путем после чего его вывезли в Германию. Ему полностью удалили желудок. Человек превратился в свою тень. Он сейчас тоньше, чем вы, Севгиль. Выжил, и теперь ходит по судам и доказывает, где и как его оклеветал депутат-маргинал Каплин.

 

– Между судами он часто появляется у вас в кабинете. Вы же не будете этого отрицать?

Да, он появляется. Чеботарь очень опытный администратор, и я часто обращаюсь к нему за советом.

– Например?

«Сергей Иванович, скажи, как нам правильно поступить, чтобы этих негодяев, которые выиграли суды после увольнения из МВД, не восстановить на работе?» А таких на сегодня несколько десятков человек. Чеботарь предлагает варианты. Он слишком много проработал в старой системе.

А еще правда в том, что это заслуга Сергея Ивановича Чеботаря, что в первые дни войны вся Нацгвардия и все добробаты МВД были обеспечены на высшем уровне, значительно превышающим уровень обеспечения тогда регулярных вооруженных сил. И вот те первые польские бронежилеты и каски, спасшие десятки жизней когда все кричали «Ааа! Купили первые жилеты через фирму Коломойского, это ужас!». Потом, правда, все поняли, что бронежилет шестого класса не может стоить дешевле.

– Если вернуться к кадровой политике. Какова степень вашего влияния при назначении таких скандальных людей как Антон Шевцов экс-начальник управления Нацполиции в Виннице, а до этого – в Чернигове?

Политика – это искусство компромисса. Один из моих любимых писателей Роберт Хайлайн писал: «Хороший политик тот, кто умеет находить общий язык с тем, кто ему не нравится». Иногда политические компромиссы рождают деформации. Когда же они переходят за грань терпения, и я не подчиняюсь такой логике, начинает искрить и сразу расходится слух: «Аааа, Аваков не слушается президента! Или премьера, или свою политсилу. Он позволяет себе такую наглость».

– Вы намекаете, что решение назначить Шевцова в Чернигов в канун выборов по 205-му округу было решением президента? Или это была просьба Сергея Березенко, баллотировавшегося по этому округу, например?

Не Березенко. Я с ним не общаюсь. Точнее, мы здороваемся, когда видимся… Был определенный баланс ситуации, и как только мы увидели, что там достаточное количество аргументов, компрометирующих ситуацию, я вмешался. Я иногда так поступаю: назначаю человека, давая понять, что в его биографии или в разговорах о нем есть вопросы. И даю ему шанс. Многие пользуются и нормально работают, кто-то нет.

– Еще один проблемный человек из вашего окружения, из-за которого у вас постоянные проблемы – Илья Кива, бывший глава департамента по борьбе с наркопреступностью. Почему вы все же уволили его с должности, несмотря на то, достаточно долго и упорно разводили его в конфликте с Хатией Деканоидзе, главой Нацполиции?

Когда Кива вывозил мирных людей из Дебальцево, когда там «шмаляло» кругом, он всем подходил. Когда Кива был комендантом в Волновахе и управлял военным подразделением, он всем подходил. Когда военные действия закончились, и бесшабашный Кива пришел на работу в мирный Киев, он стал многим неудобен. Я же своих людей не бросаю.

– Почему он не прижился?

Кива – человек-воин, идеальный на войне. Для мирной жизни с его качествами характера он не очень подходит. С другой стороны, он достаточно цельный человек со всеми своими плюсами и минусами. И я прекрасно помню, как он работал по ниточке АртемовскДебальцево в самые тяжелые дни.

– В чем причина конфликта Кивы с главой Нацполиции Хатией Деканоидзе? Это что-то личное, или профессиональное?

– Нельзя тратить большую часть времени и сил на борьбу с Хатией, с которой он не сошелся темпераментом, и у которой нет к нему столько доверия, сколько есть у меня. Когда Хатия занималась проектным менеджментом в ранге моего советника, а он воевал под Волновахой, они не пересекались. Я могу ему сказать «А, Б, В», а она – не может. И он такой человек. И, да, он провел блестящую операцию по задержанию ключевого наркодилера Киева, который принес ему взятку. В сложных ситуациях, с вызовом и остротой Илья хорош.

– Многие считают, что он боролся с какими-то мелкими сошками, упуская рыбу крупнее. Условно, он задерживает небольшого поставщика наркотиков, а при этом трафик контрабанды наркотиков на приграничных территориях растет.

– С чего вы взяли? Те дела, которые уже пошли после него, которые вышли на задержание на крупной партии наркотиков в Нидерландах, это были наши и его лично наработки.

– Сейчас Кива баллотируется в депутаты на внеочередных выборах по Херсонской области. Вы поддерживаете его в этом выборе?

– Да, пусть баллотируется. Желаю ему удачи на этом поприще!

 

«Кива – человек-воин, идеальный на войне. Для мирной жизни с его качествами характера он не очень подходит»

– Вы хитрый министр. Объяснить почему?

Потому что я – армянин. (Смеется)

– В отличие от других министров, вы быстро делаете выводы и избавляетесь от людей, чтобы они вас с собой не потянули на дно.

Я не избавляюсь от людей. Я делаю выводы и реагирую.

– Как в случае с Василием Паскалом, Виталием Сакалом – также уволенными из структуры?

Когда Паскал подал в отставку, я сказал, что категорически против этого, не допущу. Мне жаль, что тогда не смог его удержать. В нынешней непростой ситуации я бы предпочел, чтобы такой классный профи работал в полиции.

Касательно Сакала, он возбудил уголовное дело в отношении Татьяны Казаченко, хотя не имел на это никакого права, так как у него был конфликт интересов. Против него Минюст и сама Козаченко вели проверку. Он это признал, написал рапорт, уволили.

– Когда разгорелся скандал вокруг рюкзаков, которые поставлял ваш сын, вы тоже быстро ретировались и инициировали расследование Генпрокуратуры.

– Вы в безапелляционной провокационной манере повторяете пересуды и фейки. Со спокойствием бегемота повторю в сотый раз: мой сын не поставлял никаких рюкзаков и не имеет к этой поставке отношения. На одном из блогов в УП я подробнейшим образом развенчал эту «сенсацию».

Там нет злоупотреблений. Я немедленно начал ковырять эту тему сам, как только разгорелся скандал. И тогда же инициативно написал в ГПУ с просьбой проверки независимо от МВД. У нас же проходили проверки КРУ и НАБУ. Я спокоен.

Сын здесь, он никуда не девается. Там нет никакого нарушения, кроме того, что мой сын – сын министра Авакова. Конечно, это попытка давления на меня. Но я справлюсь. За родных расстраиваюсь.

– Нардеп Игорь Котвицкий, замешанный в истории с рюкзаками тоже ваша ахиллесова пята?

Опять манипулируете? История с рюкзаками фейк, и всех кого к ней подмешивают больные каплинообразные, чем виноваты?

Мои товарищи, как и моя семья, это моя ахиллесова пята, на которую давят, пытаясь мною манипулировать.

– А по сути?

Котвицкий мой давний товарищ, с которым мы долгое время вместе, и который был со мной в разных ситуациях. И в момент, когда моих сотрудников люди того же Кернеса доводили до самоубийства. И других сажали в тюрьмы. Поэтому когда вы у меня спрашиваете, прощаю ли я Кернеса — я отвечу «да — прощаю». Но я ничего не забыл.

– Есть версия, что Котвицкий сейчас управляет вашим газовым бизнесом.

У меня сейчас нет газового бизнеса. Да, Котвицкий управлял нашими газовыми компаниями с 1996-го года. Компаниями, которых, к сожалению, или к счастью, у меня сейчас нет.

– Не так давно депутат Лещенко заявил, что вы также отвечаете за потоки в Мининфраструктуры. А наши источники в вашем окружении говорят, что за этими схемами, в частности, стоит Котвицкий. Что вы можете сказать на этот счет?

– У Лещенко, вероятно, паранойя. Ему важно самоутвердиться для своего нового политического реноме. Вот он и генерирует перлы, начиная от «Аваков хочет захватить власть» и до «суперполномочий министра Авакова».

– И все же – насколько вы оцениваете степень собственного влияния на власть?

– Не для Лещенко, для здравомыслящих поясню. Да, в нынешнем коалиционном правительстве я действительно среди министров, делегированных «Народным фронтом», своеобразный старший что ли – по координации нашей работы в составе КМ. Так уж вышло, что я наиболее опытный в этом составе, и Яценюк ряд вопросов поручил мне. И по Мининфраструктуре, и по Минюсту, и по Минобразованию, и по Министерству молодежи и спорта, и по Минэкологии.

«Народный фронт» несет политическую ответственность за эти министерства и министров.

Все остальное – паранойя Лещенко, основанная, вероятно, и на том, что в Мининфраструктуре при реформе на «Укрзализнице» министр Омелян выбрасывает из «прикормленных схем» многих бизнесменов, близких к депутатам разных фракций. И я его в этом категорически поддерживаю. И буду помогать. И ему. И вновь назначенному по конкурсу новому главе УЗ Вольцеху Бальчуну.

По вашему мнению, кто сейчас самый влиятельный в «большой восьмерке»?

– Президент, премьер-министр.

– А вы?

– Я вместе с Парубием, Турчиновым и Яценюком представляю нашу команду при обсуждении и выработке стратегических решений.

– При каких обстоятельствах министр Аваков готов уйти в отставку?

Аваков уйдет в отставку тогда, когда увидит бесполезность сидения себя в этом кресле. Если реформа остановится, смысла оставаться нет.

– Наши источники в МВД сообщают, что в ближайшее время Хатия может также покинуть свою должность. Это правда?

– Я вам кое что расскажу. Однако пусть это останется за рамками интервью. Уговор?

– Да… (здесь должен был быть текст, рассказанный министром)

– Почему министерство покинула Эка Згуладзе? Экспаты не приживаются в украинском чиновничьем мире, или есть другая причина?

Эка, если захотите, сама даст вам интервью. Это будет корректнее.

– Одна из главных проблем реформы Нацполиции – системное недофинансирование проекта, которое тормозит развитие и по-факту нарушает главный принцип открытости и честности. Из запланированного проект профинансирован на 40%. Где вы намерены брать деньги как до конца этого года, так и в следующем году?

– Правда в том, что когда мы переформатировали правительство, должное финансирование было одним из моих условий работы. Либо вы даете нормальное финансирование для нормальной реформы, либо мне нет смысла оставаться министром. Зачем мне прикрывать то, что не работает?

– Вас обманули, вы не нашли понимания с Гройсманом, с бюджетом совсем дела плохи – в чем проблема?

– Не могу так сказать, у нас с Гройсманом полное взаимопонимание. Но понимаете, тогда при формировании бюджета с Яценюком у меня была возможность говорить абсолютно откровенно. Мы видели дефицит этого бюджета, и если делать все правильно, мне не хватало миллионов 150 долларов. И планировали его покрыть коррекцией, в том числе, и при помощи международной помощи.

– А сейчас?

– И сейчас не хватает те же 150. Тогда мы договорились, был визит американской делегации, приезжал Байден. Тогда мы решили, что значительная часть дефицита проекта будет покрыта за счет американской помощи, грантов, программ помощи. Ну и конечно нашим внутренним бюджетным дофинансированием во втором полугодии 2016-го. В декабре мы жестко сбалансировали бюджет. Мы осознанно на это пошли уже тогда, максимально рассчитывая на помощь со стороны западных партнеров.

– Что пошло не так?

– Потом началась эпопея под названием «казус генпрокуратуры». Ситуация, когда наши западные партнеры были чрезвычайно неудовлетворены реформами в ГПУ и приостановили помощь. Они, собственно, заблокировали целый ряд и наших программ. Это была общеполитическая позиция.

– Пытались ли вы как-то повлиять на ситуацию?

– Я говорил: что ж вы делаете? У нас-то точно все в порядке, мы идем по плану. И, собственно, когда вопрос по назначению генпрокурора решился, начался другой процесс, – ситуация была разблокирована, время потеряно. Мы упустили целый ряд возможностей. Да и в США процесс нового бюджета, выборы. Проблема наложилась на проблему. Это образовало кассовый разрыв, а потом грянула смена правительства. Но я все же рассчитываю на поддержку США. И они очень стараются нам помочь в реформе – как никто. И я им благодарен. Просто так все наложилось сейчас… Но мы прорвемся!

– О какой сумме недобора на проект «Национальная полиция» сейчас идет речь? Рассказывают, что вы вынужденно выпускаете на улицы города недостаточно патрулей из-за проблем с заправкой бензином, и что некоторым полицейским уже урезали их большую зарплату.

– Чтобы довести программу по реформам до конца года, мне нужно два миллиарда гривен – только на полицию. Полтора миллиарда гривен на зарплаты и еще 500 миллионов гривен – на топливо. Это компоненты, которые нельзя получить на международном рынке, и где нужно прямое госфинансирование.

Это при том, что мы уже не повышаем зарплаты сразу переаттестованным сотрудникам, что уже нарушает мои планы. Изначально мы как планировали? Прошла переаттестация в какой-то области. 1000 сотрудников переаттестовались, мы их переодели – на это, кстати, тоже до конца нет денег. Это важные символы. Новая зарплата, новая ответственность. Если мы этого не делаем, все остальное проседает. Потому что полицейский должен получать адекватную зарплату, иначе он нечестный полицейский. Поэтому вопрос очень серьезный.

– А если денег не найдут? На фоне массы других проблем социального порядка это вполне возможно.

– Провал полицейской реформы многие воспримут как провал реформ в стране вообще. На все направления реформ нам нужно около 10 миллиардов грн. Сюда же и проект по реформе МЧС, в рамках которого нужно закупить технику – гигантская проблема. У нас этой техники вообще нет. Плюс Вооруженные силы. То, что сейчас происходит с закупкой техники для вооруженных сил, на фоне нереализованной в бюджете реформы со спецконфискацией, со всеми дискуссиями, мы в ситуации, при которой закупаем вооружения меньше, чем это было в 2014—2015 годах.

Этот вопрос требует немедленного решения, независимо от того, будет ли принят закон о спецконфискации, или нет.

– Запуск патрульной полиции стал элементом позитивной имиджевой кампании правительства Яценюка. Да и в целом понятно, почему он вас поддерживал, находил деньги. Находите ли вы понимание у нового премьера Владимира Гройсмана?

– Он также относится к этому проекту со вниманием и надеюсь, когда будет пересматриваться госбюджет, учтет мои просьбы. По крайней мере, он об этом говорил.

– Вы в этом уверены? Не кажется ли вам, что запал несколько прошел, и что люди уже поостыли к Нацполиции?

– Таков человек. Высокие ожидания. Всплеск популярности полиции в Киеве был в июле прошлого года. Медовый месяц. По опросам – 80% доверия, после пятипроцентного доверия к обычной милиции. Потом привыкли. Потом кого-то из новеньких поймали на неблаговерном поступке. Потом кто-то увидел разбитую полицейскую машину. Это жизнь. Но в целом за все время доверие к полицейским возросло и серьезно.

– Вы смотрите на процесс со своей колокольни. А мы со своей. Прошлой зимой нашего коллегу Айдера Муждабаева избили в ресторане. Приехала полиция в красивой форме, составила протокол. Дело расследуют до сих пор, и, кажется, оно потерялось по дороге в соответствующий отдел. Это раздражает и разочаровывает.

– А у меня была такая же история разочарования с революцией достоинства, и с оранжевой революцией. Мы верили, что завтра проснемся и все будет «Эгегей!».

– Сейчас многие говорят о том, что Нацполиция саботирует суды по поводу переаттестации. К слову, сколько их всего?

 

– Выигранных решений 35, всего заявлений около 400.

Нет никакой проблемы в том, что тот, кто не прошел аттестацию, выигрывает суды. Возможно, Хатия привыкла к другой ситуации. Те люди, которые судятся, но которые не прошли комиссию, которые дискредитированы, не будут работать в Нацполиции. Я достаточно опытный менеджер, чтобы такого не допустить.

 – А сейчас мы предлагаем немного отвлечься. Перед интервью мы попросили читателей задать несколько вопросов вам. Выбрали самые популярные и интересные.

– Готов.

– Первый. Кто научил вашего сына так хорошо играть в покер? (Речь о видео, которое получило популярность в интернете. На нем молодой человек, внешне похожий на сына министра внутренних дел Александра Авакова, играет с другими молодыми людьми в покер и проигрывает большие суммы денег. Также авторы видео утверждают, что сын Авакова при этом курит так называемые «косяки» – УП)

Я не учил, я в покер не играю, я играю в преферанс. Но я вам скажу, что я научил его горячим летом в 2014 пойти рядовым добровольцем в добровольческий батальон «Киев-1» и нести службу от Курахово до Славянска – 8 месяцев.

– Второй. Коли міністр вивчить українську мову?

Я взагалі спілкуюся українською мовою, но есть одна проблема. Если я хочу говорить быстро и содержательно, я не могу в голове включать переводчик и говорить. Это проблема для меня. Но, когда я выступаю на важных знаковых и формальных мероприятиях, как например, на открытии патрульной полиции во Львове или при выступлениях в парламенте, я говорю на украинском. И если у меня складно выходит – очень этому радуюсь.

– Третий вопрос. Читатель интересуется: Сашко Білий не сниться?

Нет, не снится.

– Чому міністр дарує стільки нагородної зброї?

К этому вопросу я подготовился.  –  улыбается  – 1085 стволов министр Аваков выдал за 2014—2016 годы, это мои прямые полномочия, которые я не согласовываю ни с кем. Из них 817 выдано бойцам и офицерам Нацгвардии, Нацполиции, МВД, УДО, Минобороны. 78 – волонтерам, 13 – работникам прокуратуры. Отдельно еще 25 – работникам Донецкой и Луганской областей, тоже, рассчитываю, понятна моя логика.

Всем «нравится», что депутаты ВР получили 88 стволов, на самом деле их 97. И я поясню. Как правило, это депутаты из двух созывов, которые так или иначе имели отношение к событиям на востоке или на Майдане. Если я знал, что они там были, достойно выполняли определенные функции, я их награждал.

– Зачем вы наградили Яценюка? Он же оружием не пользуется.

Почему не пользуется? Он так стреляет, что если вы увидите – обалдеете. – Смеется. – Только не спрашивайте его про «чеченский опыт». Это военная тайна.

– Тут и вторая часть вопроса – по поводу необходимости легализации оружия в Украине. Вы против?

Да, на сегодня я против снятия ограничений на покупку и ношение оружия… Нельзя сделать так, чтобы каждый имел оружие. Здесь много рисков. Посмотрите на Нью-Йорк. Там почти свободный доступ к оружию. Уровень нарушений гигантский.

Посмотрите нашу ситуацию по Киеву и Киевской области. Пример: У нас недавно была ситуация, при которой из-за драки двух водителей люди начали стрелять друг в друга резиновыми пулями. Один из них все равно погиб. А если бы у них были не резиновые пули?

К свободной продаже оружия нужно приходить с серьезным госконтролем, но точно не в момент, когда у нас есть такой доступ к оружию как сейчас, во время войны. И точно при определенных жестких процедурах. Мы много рассматривали таких вариантов, но не сейчас.

– Еще один вопрос от читателей: Почему вы не открываете комментарии под своими постами в Фэйсбук?

Как только я это делаю, там появляются комментарии ботов с российских глубинок в стиле «Сдохни укроп», «Сволочь бендеровская»… это злобный шлак – и в свое время я их закрыл. Я все пишу сам, читаю сам и рефлексирую сам. И не хочу засорять мою страницу злобным шлаком. Давайте следующий вопрос.

– Вопросы читателей закончились, но у нас еще есть. Многие отмечают вашу отдельную симпатию по отношению к батальону «Азов» и лично к Билецкому. Вы давали ему оружие и пользовались услугами батальона, в частности, группа бойцов из батальона поехала встречать бизнесмена Дмитрия Фирташа в аэропорт.

«Азов» начинался более двух лет назад, в этом кабинете, за тем столом, когда мы планировали штурм и освобождение Мариуполя. После этого был Мариуполь, Иловайск, Дзержинск, а потом операция в Широкино. За это время они – эти героические воины Украины – прошли очень большой путь от обвинений – в национализме, в нацизме, что было очень популярно в то время. До побед, которым аплодировала вся страна, и очевидного признания со стороны всех иностранных послов, что это подразделение – одно из самых дисциплинированных и самых боеспособных в Украине.

Это ребята со своеобразной этикой. Но это одна из самых дисциплинированных частей, и это точно боевая часть, которая хорошо выполняет поставленные задачи для Украины.

– Правда ли, что они берут деньги за охрану частных объектов?

Нет, не правда. Есть охранные фирмы, куда ушли ребята, демобилизованные из «Азова». Они забрендированы под названия, схожие с «Азовым». И они работают на охранных мероприятиях. А первую охрану предприятия я поручил «Азову» в момент столкновения, когда первые бои шли в Марьинке, когда мне поручили блокировать от разрушений Кураховскую ТЭЦ. Там были ключевые объекты инфраструктуры, которые нужно было взять под контроль, независимо от того, кому они принадлежали: Ахметову, Фирташу или государству.

– Вы же знаете, что «Азов» в узких кругах называют вашей частной армией?

Так – называют, так боятся. Надоело оправдываться на бредни. А скажите, в каких грехах меня не обвиняют? Есть анекдот, вам понравится. К месту.

Лиса подходит к верблюду и говорит: "Верблюд, верблюд, почему у тебя хвост кривой? А верблюд ей отвечает: «А что у меня ровное?».

– Как вы можете прокомментировать последнюю масштабную акцию «Азова» под Верховной Радой, где демонстранты выступили против выборов на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей?

Билецкий вместе с ребятами из «Азова», которые уже отслужили, решили двигаться дальше, и видят себя в частной жизни. Мы ясно договорились: ты не можешь заниматься политикой и быть одновременно лидером военного подразделения, и Билецкий это хорошо понимает. Они двигаются в политику, поэтому сперва создали гражданский корпус «Азов» и заявляют свою позицию.

Кстати, высказанное «азовцами» под ВР позиции по выборам на Донбассе разделяют большинство в этой стране. Не находите? Просто ребята сделали это в резкой и откровенной манере.

Лещенко считает, что однажды вы можете использовать силовые структуры для прихода к власти. Что вы можете сказать на этот счет?

– Как я уже и говорил, Лещенко гипертрофирует свои способности к анализу. Он, как и Кернес зациклился. Агов, Сергей, займитесь делом, а не генерируйте бред. Хотя, понимаю – многозначительно фантазировать легче, чем делать что-то реальное.

– Известно ли вам, что в дипломатических кругах США вполне серьезно говорят о таком сценарии развития событий в Украине, как «военная хунта»?

Вам это симпатично…? Это вопрос к «кровавому пастору». Он, кстати, скоро придёт сегодня ко мне.

 

Аваков не хотел нам показывать своих тайных визитеров, но в итоге решился на это. И вывел к нам Александра Турчинова и Арсения Яценюка

– А почему Турчинов приезжает к вам, а не вы – к Турчинову?

(Аваков задумывается на несколько секунд) Сегодня тот счастливый вечер, когда я затянул Турчинова к себе на чай, чтобы обсудить…

– Военную хунту…?!

Следующую сессионную неделю :) … Все! Пропало заседание военной хунты – вы нас разоблачили!

– Напоследок у нас есть несколько вопросов из опросника Марселя Пруста.

– Кого-кого? Пруст не прост напоследок. Вы надо мной провели все эксперименты в этом интервью.

– Это анкета французского писателя Пруста, показывающая вкусы, стремления и убеждения. Популярная когда-то в салонах Англии.

Ну давайте.

– Что является вашим главным недостатком?

Зачем я буду говорить вам о своих недостатках?

– А вы знаете, что если произнести о проблеме вслух, она может развеяться!

– Хорошо, тогда признаюсь: я – толстый! Пусть это развеется! (смеется).

– К слову, Кернес говорит, что вы ни разу не подтянетесь на турнике. Он врет?

– Бедный Кернес. Лучше спросите у Кернеса, читал ли он Марселя Пруста.

– Какова ваша мечта о счастье?

– Делать то, что считаешь нужным, Пользоваться подлинными благами и общаться с теми, с кем хочешь, а не с кем приходится.

– Ваша любимая птица?

– До-до. Симпатичная она. (улыбается)

– Качества, которые вы больше всего цените в мужчине и в женщине?

– Откровенность, искренность. В обоих случаях.

– Как бы вы хотели умереть?

– Не знаю.

Севгиль Мусаева-Боровик, Светлана Крюкова, , Дмитро Ларін (фото), УП

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code