Бедные заплатят за нищих

Перегляди: 339

Более половины украинцев, не учитывая пенсионеров, являются участниками социальных программ, 40% совокупного дохода граждан составляют трансферты на льготы, пособия и субсидии 

Госбюджет напоминает кассу взаимопомощи. И число тех, кто сдает в нее средства, сокращается, а число получателей растет. Очередная волна повышения стоимости газа неизбежно увеличит количество получателейсубсидий, а значит, на госказну и налогоплательщиков ляжет новая дополнительная нагрузка. А вот способен ли бюджет ее выдержать?

Справедливой ценой за макроэкономическую стабильность стало снижение темпов роста бюджетных доходов: вслед за замедлением темпов инфляции и девальвации сократились и поступления, поскольку других факторов их роста в прошлом году не было. В этом свете невыполнимым выглядит обещание «агрессивного повышения соцстандартов» вице-премьер-министра Розенко. Новые тарифы камнем опустятся на плечи тех, кто не может претендовать на субсидии, а сама их система из временной меры плавно превращается в постоянное «благо». При этом она совершенно не мотивирует участвующих в ней граждан к энергосбережению и экономии, заводя в тупик реформирование отрасли.

С 1 мая с.г. тарифы на газ были в очередной раз пересмотрены и приведены к единой цене 6,879 грн/кубометр. Министр энергетики Игорь Насалик даже приободрил украинцев, пообещав, что те из них, кто имеет газовые счетчики, получат платежки со сниженной на 5–6% его стоимостью. Говорил министр лишь о тех потребителях, которые ранее платили полный тариф 7,188 грн/кубометр, и стоимость для них снижается не на 5–6%, а на 4% с «хвостиком». Да и таких «счастливчиков» (2-я и 3-я категории потребителей) в стране относительно немного — порядка 5,5 млн домохозяйств, и потребляют они, по данным «Нафтогаза», лишь 9–10% голубого топлива. Остальные 90% газа продавались населению по льготной стоимости 3,6 грн/кубометр при потреблении до 1200 кубометров в течение практически всего прошлого отопительного сезона, то есть для них цена вырастет почти в два раза. Речь идет о семьях, попадающих в первую категорию и использующих газ для приготовления пищи, нагрева воды и отопления. Таких домохозяйств в Украине около 7,4 млн, и их слова Насалика не утешили.

Подсластить пилюлю правительство решило проверенным способом — увеличив количество семей, получающих субсидии. По прогнозам, оно вырастет в полтора раза. И если в прошлом году мы изумлялись тому, что 5,5 млн домохозяйств получают субсидии от государства, то в этом году их число достигнет 8 млн. По данным Госстата, количество обратившихся за субсидиями домохозяйств в первом квартале 2016-го уже выросло по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом в 3,5 раза. Субсидии получают почти 35% всех домохозяйств Украины, в городах число их получателей превышает 70% семей. Растет и размер выплат — средняя субсидия на одно домохозяйство в марте 2016 г. увеличилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в 4,4 раза. В октябре 2015-го средняя субсидия составляла 321 грн, в марте 2016-го она уже достигла 1196 грн, вплотную приблизившись к размеру минимальной пенсии.

При этом количество субсидий, выдаваемых наличными для приобретения сжиженного газа, твердого и жидкого топлива, ничтожно мало. Если, говоря о субсидиях в целом, мы оперируем миллиардами, то наличными готовы выдавать миллионы: за три квартала 2015-го субсидируемые семьи получили 556 млн грн, за первый квартал 2016-го — 181,9 млн. И рост тут не такой впечатляющий, как у безналичной помощи от государства. В октябре 2015 г. средний размер наличной субсидии составил 1379 грн, в марте 2016-го — 1419 грн. Зато при общем росте числа получателей субсидий растет количество отказов в предоставлении именно наличной помощи гражданам. Так, в 2015 г. субсидии наличными назначались 77% обратившихся, а в 2016-м — уже 52,3%. Очевидно, что государство не просто хочет помочь гражданам, а заинтересовано именно в безналичной помощи, а не в выдаче живых денег.

Это лишь подтверждает уже описанную нами схему, придуманную правительством Яценюка и позволяющую не сокращать государственные дотации в энергетику, а перенаправить их посредством субсидий для населения, ведь конечным получателем безналичных субсидий все равно являются энергетические компании, а не конечные потребители. Но увеличивающееся количество получателей субсидий и рост самих выплат заставляют задуматься о грядущем кризисе в социальной сфере.

В правительстве уверены, что дополнительные 5,3 млрд грн на субсидии в этом году найдутся, а общая сумма в 40 млрд не особенно обременит украинский бюджет, так что его дефицит не превысит согласованных с МВФ 3,7% ВВП. Но статистика говорит об обратном. Несмотря на наблюдающийся на внешних рынках рост цен на основные статьи украинского экспорта, темпы роста доходов общего фонда в апреле были на 14% ниже прошлогодних показателей, причем тенденция их замедления фиксируется с января. В марте бюджет получил почти 72 млрд грн, что на 9,6% больше прошлогоднего аналога, тогда как в феврале прирост составил 16,2%, а в январе — 32,7%.

Замедление роста доходов — следствие снижения темпов инфляции и сокращения нерегулярных доходов, отмечавшихся в 2015-м (например, из-за отмены платы на пользование радиочастотным ресурсом). Снижение бюджетных поступлений было ожидаемым многими специалистами, но не Минфином.

Кстати, расходная часть госбюджета за первый квартал уже выросла на 27% (против первых трех месяцев 2015-го) — свою лепту внесло обслуживание госдолга. Многие экономисты уже ставят под сомнение выполнение бюджета, а ведь рост затрат на субсидии в данных первого квартала не учтен. Если смотреть на бюджетные показатели, то уверенный рост без поправок на инфляцию демонстрирует только рента за пользование недрами. Теоретически она могла бы стать источником дотирования, если бы не систематические попытки энергетического лобби эту ренту снизить.

Газодобытчики едины во мнении, что налоговая нагрузка на эту сферу в Украине слишком высока — более 20%, тогда как в Европе средняя нагрузка на выручку газодобывающих компаний не превышает 11%. Действительно, отрасль капиталоемкая, требует стабильных и значительных (2–3 млрд долл. в год) инвестиций в инфраструктуру и технологии. Снижение ренты могло бы высвободить ресурс, необходимый компаниям для наращивания добычи. Но если мы снизим ренту, поступления в бюджет также снизятся, а растущие расходы на субсидирование населения нужно будет покрывать за счет других источников, изыскать которые вроде как и негде. Получается, что из-за такого переливания госсредств из пустого в порожнее нынешняя система субсидирования фактически тормозит развитие газодобывающей отрасли. Но главное, что и сама система субсидий в шаге от тупика.

Субсидиарный тупик

«В 2015 г. украинцы оплатили 20,5 млрд грн за газ и 13,8 млрд — за отопление и горячее водоснабжение. Итак, вместе сумма оплаты живыми деньгами в 2015 г. составила 34,3 млрд. Кроме этого, в 2015-м почти 22 млрд грн ушло из бюджета на покрытие разницы между рыночной ценой газа и ценой его реализации НАКом для жилищно-коммунальных предприятий. Всего в бюджете-2015 на субсидии было предусмотрено 25 млрд грн, — объяснил ZN.UA эксперт „Экономического дискуссионного клуба“ Олег Пендзин. — Это то, что было, но то ли еще будет. Украина на нужды населения и предприятий жилищно-коммунального хозяйства потребляет около 18 млрд кубометров газа. Решением правительства установлена единая для всех цена газа в размере 6879 грн за тысячу кубометров. То есть общая сумма за потребленный всеми категориями бытовых потребителей газ составит 123 млрд грн. В бюджете на 2016 г. на субсидии предусмотрено 34 млрд. Разницу, или 89 млрд грн, в текущем году следует уплатить живыми деньгами, то есть на 54,7 млрд больше, чем в прошлом году. Проще говоря, каждая семья из четырех человек дополнительно к своим коммунальным платежам должна платить около 600–800 грн ежемесячно».

И если исходить из этих расчетов, то даже сомнительного с точки зрения выполнения увеличения субсидий и близко не хватит для того, чтобы украинские семьи смогли рассчитаться с государством.

По данным Госстата, тарифы на жилье, воду, электроэнергию, газ и другие виды топлива в 2015-м выросли в целом в два раза и почти на 25% — по состоянию на апрель текущего года. Средние начисления за коммунальные услуги в марте 2016-го по сравнению с мартом 2015-го увеличились на 39%, а по сравнению с аналогом 2014-го — на 84%. Вместе с тем до конца текущего года потребители еще не раз удивятся счетам в своих платежках.

Так, с 1 сентября 2016-го для бытовых потребителей в очередной раз повысятся тарифы на электроэнергию — в среднем на 26%. А вследствие увеличения цены природного газа подскочат и тарифы на отопление и горячую воду.

Да, уровень оплаты населением коммуналки за первый квартал 2016-го составил 87,8%, а в два предыдущих года не опускался ниже 90%. В целом сумма задолженности населения по оплате жилищно-коммунальных услуг сокращается, правда, за счет в том числе списания долгов прошлых периодов, уточнений или пересчета. В то же время по сравнению с данными на конец 2015 г. задолженность по оплате электроэнергии увеличилась на 8,7%, составив в марте 2016-го 2,9 млрд грн. И, несмотря на анонсированную поддержку граждан в виде предоставления им субсидий, эти данные являются предупреждающим звоночком о необходимости срочного принятия мер по повышению реальных доходов граждан.

Любое, плановое или нет, повышение соцстандартов в Украине давно выглядит насмешкой. 1 мая социальные стандарты «повысили» на 6% и еще на 10% планируют повысить 1 декабря. Таким образом, размер минимальной заработной платы до конца года увеличится до 1600 грн, пенсии — до 1250 грн. Размер средних начислений за ЖК-услуги сейчас составляет около 850 грн, а в отопительный сезон перевалит за тысячу. Люди, живущие на минимальные зарплаты и пенсии, имеющие крайне низкую платежеспособность, оформят субсидии — за них заплатит государство. А точнее, те его жители, которые на субсидии не претендуют. Их платежеспособность выше, они могли бы подогревать спрос, но будут тратиться на налоги и коммуналку.

Предлагает ли государство этим гражданам что-то взамен? Улучшение жилищно-коммунальных условий? Реальные программы повышения энергоэффективности? Отмену ненужной разрешительной документации? Рассрочки на покупку счетчиков и энергосберегающих котлов? Даже купив двухтарифный счетчик (считающий электроэнергию в ночное время по льготному тарифу), его нельзя поставить, не пройдя семь кругов бюрократического ада. Даже найдя 3–4 тыс. грн на счетчик отопления, его нельзя установить в многоквартирном доме старой постройки (а таких большинство), если не получено согласие всех жильцов подъезда и только если создано ОСМД. Даже исправно платя за коммунальные услуги, узнать, что входит в установленный тариф, невозможно. Подобное принуждение граждан к оплате фактического отсутствия реформ энергетического сектора — это уже даже не цинизмом называется, а как-то иначе.

Бегом от реформ

«Сегодня у нас нет цивилизованного механизма субсидирования. Действующие модели, по моему мнению, хуже, чем дотирование „Нафтогаза“, постоянно осуществлявшееся до 2015 г. Это просто раздача бюджетных средств, — считает эксперт по вопросам энергетики Института общественно-экономических исследований Оксана Короткевич. — Всю эту систему нужно менять. И не только модель предоставления субсидий на жилищно-коммунальные услуги. Реформа энергетических субсидий требует сопутствующих мероприятий в других отраслях. Промышленность и бизнес нуждаются во внедрении мер по энергоэффективности, в инвестициях в инфраструктуру, программах переобучения специалистов. Банковская система должна строить финансовую инфраструктуру для монетизации льгот и открывать кредитные линии для проектов энергоэффективности для малого и среднего бизнеса. Транспортная отрасль должна совершенствовать систему общественного транспорта, находить альтернативные способы грузоперевозок (железнодорожные и водные пути), поддерживать частный общественный транспорт в переходный период. Социальная отрасль нуждается в совершенствовании пенсионного и медицинского страхования, повышении минимальной зарплаты, поддержке малообеспеченных слоев населения. Все это должно координироваться макроэкономической политикой, а именно — управлением инфляцией, усилением рыночных процессов и стимулированием конкуренции».

Эксперт отмечает, что только лишь субсидированием населения вопрос не ограничивается. По оценкам ОЭСР, уровень энергетических субсидий в Украине составил 14 млрд долл. в 2013 г., 17 млрд — в 2014-м и 7 млрд долл. — в 2015-м.

Причем, по методологии ОЭСР, энергетические субсидии — это не только целевые субсидии на жилищно-коммунальные услуги для малообеспеченных слоев населения. Это понятие значительно шире и включает как прямые бюджетные трансферты производителям и потребителям энергетических ресурсов, так и налоговые льготы, перекрестное субсидирование в электроэнергетике и другие механизмы государственной поддержки. Для сравнения, в 2015 г. было потрачено 19 млрд грн на целевые субсидии для домохозяйств, в то время как общая сумма прямых и косвенных энергетических субсидий составила 153 млрд. По своей сути существующая ранее система компенсации цены газа для потребителей — это тоже субсидирование. И мы изменили лишь обложку, не поменяв содержания. В плюсе остались лишь отечественные газодобытчики, которым цену не очень качественного газа дотянули до импортной, а системой субсидий обеспечили бесперебойную и 100-процентную оплату товара.

За счет государства субсидируются не только пенсионеры, не способные заплатить за газ. Мы оплачиваем и покрытие убытков компаний — поставщиков энергоресурсов и коммунальных услуг. Все еще субсидируем убыточные государственные шахты. До сих пор субсидируем потребление электроэнергии льготным категориям за счет промышленности, железнодорожного транспорта и государственных учреждений. Да еще и в таких объемах, что эти три категории потребителей в среднем переплачивают за электроэнергию на 26%.

Источником покрытия всего этого является госбюджет. Вместо того, чтобы эти средства направить на школы, больницы и хоть как-то реально компенсировать катастрофическое падение уровня жизни населения, мы тратим их на дотации для «Нафтогаза», добывающих компаний и меры по получению субсидий.

Наверное, следует говорить о том, что до установления рыночной цены газа неплохо было бы создать сам рынок газа. И если мы говорим об энергетической независимости, то первоочередной задачей для государства должно быть повышение энергоэффективности не только на словах. А любые программы помощи малоимущим должны стимулировать не сокрытие доходов ради получения субсидии, а (придется напомнить) экономное использование энергоресурсов, переход на альтернативные виды топлива, покупку энергосберегающей техники…

«Действующая система субсидий не создает стимулов для экономии. Получателям субсидий практически все равно, какова цена — за них платит государство. Да, мы избавились от двойного ценообразования, забрали „субсидию“ у состоятельных граждан, но принципиально систему мотивации экономить для получателей субсидий не изменили. Сейчас об этом уже говорят не только отечественные эксперты, но и эксперты МВФ. Эта мысль звучала и на встрече с чиновниками фонда в Вашингтоне, и в ходе их нынешнего визита. Эксперты настаивают на том, что просто перехода к единой цене недостаточно, важен дальнейший переход к более экономному использованию энергоносителей, — рассказал ZN.UA нардеп Павел Ризаненко (в прошлом специалист E&Y и руководитель отдела финконсалтинга ИБ „Ренессанс Капитал“). — До тех пор, пока люди не начнут получать живые деньги и возможность эти деньги потратить на другие нужды, у них нет стимула экономить. Необходима так называемая монетизация. Делается это просто. Создается специальный счет, на который малообеспеченная семья получает средства от государства. Сокращая потребление, семья может эти деньги оставить себе, ведь помощь она получит как малообеспеченная, не будучи привязанной к тому, сколько процентов от дохода домохозяйства тратится на коммунальные услуги. Отдельно сам же Минфин и Минсоцполитики ведут обширную работу по верификации получателей соцвыплат. Есть все необходимое для перехода к монетизированным выплатам».

Госэнергоэффективность отчиталась, что после повышения тарифов на газ население массово начало брать кредиты на проведение мероприятий по энергосбережению. С января по май с.г. — на 323 млн грн, в том числе с 4 по 10 мая — на 84 млн. Якобы это красноречиво свидетельствует о том, что постепенно меняется и сознание людей в плане энергопотребления. Сравните эти цифры с необходимыми на выплаты субсидий 40 млрд и 80 млрд, на которые увеличатся расходы украинцев на коммунальные платежи в 2016-м. Действующая система не меняет принципиально отношения к проблеме. Среди тех единиц, которые брали кредиты на энергоэффективное оборудование, получателей субсидий менее 10%. Эта категория не заинтересована ни в утеплении, ни в экономии.

Без системы субсидий обойтись было бы сложно, необходимо было сгладить не только резкое повышение цен, но и тотальное обеднение населения вследствие девальвации и инфляции, но замыкаться на этом этапе — вредительство. Мы ни на йоту не снижаем давление на бюджет, не способствуем экономии и энергоэффективности, идем не к реформе энергосектора, а от нее. Но главное — раздаем щедрые обещания помощи и поддержки, которые не сможем выполнять.

Юлия Самаева, Зеркало недели

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code