Битва за Одесский художественный музей

Перегляди: 291

В Одессе третий месяц продолжается эпопея с назначением нового директора художественного музея. Конкурс завершился, победитель назван, но не утвержден: а пока в музее — временная администрация, — в зале с картинами Кандинского и Рериха протекает крыша, а на полу стоят ведра

59de261385798

Александр Ройтбурд

Разбиралися, что стоит за ситуацией с (не)назначением Александра Ройтбурда директором музея, и какие на сегодня есть варианты ее разрешения.

В декабре прошлого года состоялся конкурс на должность директора музея, в котором, помимо Александра Ройтбурда, участвовали прежний директор Виталий Абрамов и его заместитель Сергей Седых. Конкурс выиграл Ройтбурд, но 28 февраля комиссия по культуре одесского облсовета отказалась назначить его директором музея. Но ее решение не означает, что Ройтбурд директором музея не станет, поскольку утверждение победителя конкурса на пост главы музея — компетенция облсовета.

К сожалению, в этой истории произошло наложение двух сюжетных линий. Одна из них – противостояние Ройтбурду местных депутатов из «Оппозиционного блока» и некоторых членов Союза художников. Другая – многолетние системные проблемы с техническим состоянием и менеджментом музея, в последние годы принявшие катастрофический масштаб. Вместе эти факторы (а также ситуация с «зависшим» назначением директора) фактически парализовали работу институции.

Нежелание определенных сил видеть Александра Ройтбурда директором музея связано, скорее всего, с тем, что с его приходом музей может сильно измениться, и это не всем нравится. Художнику открыто оппонируют депутаты местного облсовета от «Оппозиционного блока» Виталий Саутенков и Роман Сенык. Помимо прямой конфронтации, против художника в Одессе идет идет информационная кампания, которая местами переходит все границы. «Депутаты от «Оппозиционного блока» Виталий Саутенков и Роман Сенык обвиняют меня во всех смертных грехах — от педофилии до того, что я якобы «танцевал на костях жертв трагедии 2 мая», и повторяют заклинание, что «Педофил не может быть директором музея». Их поддерживают местные члены Союза художников», — рассказывает Ройтбурд.

На стороне Ройтбурда — интеллектуалы и культурные деятели Одессы и других городов. Они высказываются в поддержку художника на эфирах, в СМИ и в соцсетях. Художник Матвей Вайсберг писал, что собирался подарить музею свои картины — и его инициативу поддержали другие украинские художники. Сам Ройтбурд заявлял, что хочет пересмотреть экспозиционную политику в Одесском художественном музее.

Ведра в залах Одесского художественного музея

Фото: Фейсбук Александра Ройтбурда

Ведра в залах Одесского художественного музея

Вторая «линия» этой истории – происходящее в самом музее. Системные проблемы там были задолго до конкурса. Бывший директор музея Виталий Абрамов работает в музее более 40 лет. По словам волонтеров, он делал для музея что мог, по мере собственных сил и представлений, но в последние годы стало очевидно, что музей нуждается в серьезном ремонте и пересмотре выставочной политики. А вот сегодняшний и.о. директора Сергей Седых в музее появился только в 2014 году, и довольно быстро стал заместителем директора.

Музей давно находится в аварийном состоянии: крыша течет в нескольких местах, воду приходится собирать ведрами прямо в экспозиции, фундамент в плохом состоянии, режим температуры и влажности в музее нарушен. Здание нуждается в капремонте. «Мы были поражены ужасающим состоянием музея, — говорит Александра Ковальчук, координатор волонтерской инициативы Museum for change, работающей с музеем. – В зале, где висят работы Зинаиды Серебряковой, крыша течет каждый раз, когда идет дождь. Система ливневок и водоотвода изжила себя, любые осадки наносят вред фасаду и фундаменту». К слову, кроме работ Серебряковой, в коллекции одесского художественного музея находятся произведения Василия Кандинского (ранних периодов творчества), Ильи Репина, Ивана Шишкина, Кузьмы Петрова-Водкина, Бориса Кустодиева, Николая Рериха и многих других.

Помимо финансов, еще одна загвоздка, не позволяющая начать ремонт, – отсутствие проектно-сметной документации. По словам Ковальчук, 1 декабря 2016 года одесский облсовет подписал договор с ООО «Грани» на ее разработку за 1 млн 400 тыс грн. Проект пообещали закончить за полгода, но прошло уже почти полтора. За это время уже состоялось судебное разбирательство между компанией и облсоветом, но пока вопрос так и не решен.

«Очень важно как можно быстрее начать комплексный ремонт, и этим должен заниматься новый директор», — уверена Ковальчук. По ее словам, как только музей получит необходимые документы, волонтеры готовы запустить кампанию по сбору средств на ремонт.

«Ситуация в музее очень тяжелая, — подтверждает слова волонтеров Александр Ройтбурд. — Множество технических проблем. Кроме того, временная администрация находится в конфликте с коллективом. Работа музея фактически блокирована, никто ничего не подписывает, сотрудники запуганы. Пока Сергей Седых будет исполнять обязанности директора музея, кризис в нем будет только усугубляться». Вместе с тем, Ройтбурд неоднократно заявлял, что, по его мнению, бывший директор музея Виталий Абрамов должен остаться и продолжить заниматься научной работой.

Одесский художественный музей

Одесский художественный музей

Как ситуация с одесским художественным музеем будет развиваться дальше?

5 марта состоялось заседание комиссии по имущественным делам, которая утвердила кандидатуру Ройтбурда. Дальше есть три варианта развития событий:

  • вопрос с назначением Ройтбурда будет вынесен на ближайшей сессии облсовета (она назначена на 7 марта, но есть вероятность, что ее отложат на неделю);
  • в случае, если облсовет не решит вопрос с назначением директора музея в установленный законом срок (он истекает 7 марта), исход дела может определить глава областной администрации. Он может либо назначить директора музея, заключив с ним контракт,
  • либо назначить новый конкурс.

Александр Ройтбурд в этой ситуации вряд ли нуждается в чьей-либо адвокации. Конкурс он выиграл, его менеджерские навыки не вызывают вопросов – в разное время он возглавлял галерею Гельмана в Киеве, наблюдательный совет Центра современного искусства Сороса в Одессе, как менеджер и куратор провел массу выставок, а как художник участвовал в Венецианской биеннале в 2003 году. В адвокации нуждается, скорее, одесский художественный музей. И Ройтбурд, несомненно, лучший вариант для него на сегодня.

Протекающая крыша и инсталляция из ведер в экспозиции музея говорят о том, что дальше тянуть с переменами некуда. Это действительно битва за музей, а не просто за кресло директора. Пожалуй, выиграть эту битву можно только на другом поле: починив крышу, сделав ремонт, реформировав работу музея.

Если же масштабировать эту ситуацию, то очевидно, почему талантливые и пассионарные культурные менеджеры часто не хотят идти в госсектор. Ройтбурд – объективно один из самых известных в стране и ее за пределами украинских художников. И если даже ему, с его влиянием, приходится бороться на всех фронтах, то можно предположить, что по менее авторитетному кандидату просто проехались бы катком.

Юрий Онух однажды в шутку сравнил культурных менеджеров, идущих в госсектор, с посетителями бассейна, не проверившими перед прыжком наличие воды в бассейне. Если следовать этой аналогии, то Александр Ройтбурд отлично знает, что воды в бассейне нет. В отличие от чиновников от культуры старой формации, его это не устраивает. Но вероятнее всего, он не станет нырять туда с разбега, а добудет воду, а потом наполнит бассейн посетителями.

Источник lb.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code