“Большинство моих коллег по фракции сознательно покрывает коррупционные схемы “новой семьи”

Перегляди: 362

Я выхожу из БПП. Это решение далось мне очень непросто. Я подошел к нему взвешенно, обдумывал несколько дней, но понял, что другого выхода у меня нет. Поэтому я выхожу из фракции “Блока Петра Порошенко”, – сообщил в своем блоге на УП депутат Егор Фирсов

Честно говоря, я хотел выйти из фракции еще в тот день, когда она не поддержала решение о лишении мандата Игоря Кононенко. Но коллеги посоветовали не делать опрометчивых шагов. Я немного остыл, посоветовался с людьми, мнением которых дорожу, и не изменил своего решения. Оставаться во фракции вместе с господином Кононенко я больше не могу, так как не согласен покрывать его коррупционную деятельность и не хочу, чтобы меня ассоциировали с ней.

Еще некоторое время назад я считал, что принципиально не должен уходить. Что из фракции должны уходить коррупционеры, а не те, кто не приемлет коррупции. Но после голосования по Кононенко я понял, что большинство моих коллег по фракции сознательно покрывает коррупционные схемы “новой семьи”, причем делают они это даже тогда, когда об этой коррупции открыто говорят наши журналисты и западные партнеры. Я вижу, как фракция БПП, благодаря нескольким людям, уверенно повторяет путь Партии регионов.

Не буду скрывать, я, конечно, понимал с самого начала, что большинство депутатов не живут на официальную зарплату и используют свое положение, чтобы заработать. Но давайте будем говорить прямо – одно дело какой-то лоббизм, который в общем-то распространен и в цивилизованных странах. А другое дело – откровенное воровство и мародерство. Да еще в условиях войны!

Игорь Кононенко выводит через сомнительные офшоры из Украины миллионы евро. Его партнер, еще один член нашей фракции Александр Грановский кэшем получил от своего бизнес-партнера Адамовского 700 тысяч долларов, которые не указал ни в одной декларации. И все это происходит под разговоры о реформах, инвестициях и борьбе с коррупционными схемами старой власти. Конечно, я не затем шел в парламент, чтобы участвовать в этом позорище.

Я уже писал раньше, что не поддерживал решение руководства УДАРа о слиянии с БПП. Конечно, я понимал, какого рода люди объединились по брендом партии власти. Поэтому я убеждал “ударовцев” не идти на этот шаг. Но у рядовых членов партии не спрашивали, согласны ли они на объединение. К сожалению, партия, которая мне очень нравилась и которой я отдал много времени и сил, была просто продана и ликвидирована, как коммерческая фирма. И, видимо, в БПП считают, что раз нас “ударовцев” продали, то мы должны, как крепостные, молчать и тупо жать на кнопки вместе с ними, исполняя разнарядки свыше.

Я не согласен на такую роль. Я не молчал, все время поднимал острые вопросы на заседании фракции. Меня долго просили не выносить сор из избы, и я не выносил. Проявлял недовольство только на закрытых заседаниях, в публичной плоскости высказывал критику умеренно. Но проблема в том, что внутри фракции мое мнение ничего не значит.

Фракцией БПП управляют несколько человек, приближенных к президенту. Они подавляют всякую критику и всякое инакомыслие. Не только я пытался возражать – в том же ключе регулярно выступают и Наталья Новак, и Сергей Лещенко, и Мустафа Найем, и Виктор Чумак, и Светлана Залищук. Они тоже шли в парламент не для того, чтобы неуклюже выгораживать на шоу Шустера коррупционные делишки Кононенко, Березенко и Грановского.

Но сегодня уже понятно, что их имена и их репутацию просто использовали проходимцы, чтобы получить на выборах больше голосов. Нас просто откровенно игнорируют, когда мы говорим о коррупции и требуем расследовать преступления в этой сфере.

Я одним из первых подписался за отставку Шокина, но Президент дал понять, что не будет увольнять Генпрокурора не смотря ни на что. Я выступал на фракции по теме выборов в Кривом Роге, где ячейка БПП сразу признала выборы, не смотря на фальсификации.

Я поднимал вопросы о структуре правительства, когда на фракцию нам спускали готовые решения из АП. Также я говорил о замене членов ЦВК, которые принимали позорные решения и уже отработали свой срок.

Когда я говорил о коррупции и критиковал Игоря Кононенко, меня в довольно грубой форме обычно обрывал Юрий Луценко, который требовал, чтобы я обращался в НАБУ и не поднимал эту тему на телеэфирах. Мы договорились, что я отнесу документы в НАБУ, и я так и поступил. Но не получил до сих пор никакого ответа. Игорь Кононенко в нашей стране просто какая-то неприкосновенная персона…

История с Айварасом, которого я уважаю, стала последней каплей. Я больше не могу оставаться во фракции “Блок Петра Порошенко”. Понимаю, что бывшие коллеги могут отомстить и лишить меня мандата, но я не держусь за депутатское кресло. В отличие от коррумпированной верхушки БПП, оно не приносит мне денег.

Жаль, что все так вышло. Больше всего мне неудобно перед избирателями, которые нам поверили. Обещаю, что буду использовать все имеющиеся рычаги, чтобы бороться против коррупции и предавать огласке все известные мне факты.

Тем не менее, не все потеряно для этого парламента и для фракции БПП. Там есть достаточное количество адекватных людей. Важно чтобы они осознали собственную силу, перестали быть наблюдателями, начали отстаивать свою позицию, спорить, не соглашаться, бунтовать. Открытой и честной позицией можно многое изменить, сначала во фракции, потом в парламенте, а вскоре и во всей стране.

Источник: Ні корупції

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code