Борец с контрабандой в зоне АТО: общество не готово «жити по-новому»

Перегляди: 478

Родион Шовкошитный — один из тех волонтёров, который влился в сводные мобильные группы по борьбе с контрабандой в Зоне АТО

Его посты в фейсбук на заданную тему — это словно готовый томик новелл. Правда, порой он вынужденно скатывается в «протоколирование», отчитываясь, что очередной груз отпущен, а вояка-контрабандист — не посажен. Его «рассказы», по правде говоря, мощнейший демотиватор. Но они служат приглашением в «реальную жизнь», свободную от иллюзий и заблуждений.

Поэтому он и уточняет: «Как только нас не станет — все вернется...».

Родион говорит об отсутствии физической усталости и накопившейся психологической. Впрочем, Шовкошитный не собирается сдаваться и уже приготовил «сюрпризы» контрабандистам. А пока что он прямым текстом винит Кабмин в потакании контрабанде.

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi

Борьба с контрабандой (здесь и далее упрощенная трактовка понятия «назаконное перемещение грузов через линию разграничения». — прим.авт.) порою напоминает очковтирательство: вы кого-то ловите — суды их отпускают.

Поток контрабанды, по ощущениям, упал на 70-80%. Это очковтирательство или реальная работа?

А если работу мобильных групп свернут?

Как только нас не станет — все вернется... Переловить, пересадить всех мы не можем. Мы можем — «не пустить». Мы их разворачиваем, кому-то выписывая админпротоколы, а кого-то выпроваживая на официальные пункты пропуска (КПВВ). Никакой экономической блокады оккупированных территорий нет. Мнения на этот счет могут быть разные, но реальность такова, что имеют место бизнес-отношения Украины с оккупированной территорией. Есть официальные пункты пропуска, а наша задача — перекрыть незаконный поток грузов.

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi

Как долго еще будете «не пускать»?

Конкретных сроков нет. Но контракты были подписаны по схеме «2 месяца +1». Если нас уберут сразу после выборов, тогда можно с уверенностью говорить, что всё это создавалось с целью получения политических дивидендов перед местными выборами. С другой стороны: в нас же никто не верил на заре создания групп. Создавали по принципу: а давайте попробуем. К чему я веду: как по мне, нас создавали не для пиара. И, на самом деле, а вот кто может на этом пропиариться?

Президентская сила разве что — Гарант же «благословил» мобильные группы.

Как только кто-то из политиков перед выборами задвинет что-то типа «мы запустили мобгруппы и победили контрабанду» — плюйте ему в лицо. Смело. Группы создались под давлением и с противодействием. После получения «пиндюлин». При этом в спешке. Никакой мат-тех базы нет. Никаких нормальных правовых норм – нет. Законных оснований для конфискации грузов, автотранспорта у нас до сих пор нет. Да, Радой был проголосован (еще 17-го июля. — LB.ua) закон 2109, который разрешал и груз конфисковывать, и штраф от 10 до 100 необлагаемых минимумов выписывать. Если повторно попались — то и до 200. Согласно закону, он вступает в силу после того, как СБУ «прочертила» бы линию разграничения и подала её в Кабмин на утверждение. А там должны были, грубо говоря, просто поставить штампик. И всё! В Кабмине сказали: задержка в профильных министерствах, но уже на ближайшем заседании всё будет сделано. Но на деле этого решения не было даже в «порядке денном». А мы очень ждали этого, чтобы не ловить контрабандистов по третьему разу и не ощущать на себе их смешки.

На самом деле, никто не хочет ничего менять... Ну, разворачиваем фуры — и что? Можно было бы предъявить им «спонсирование терроризма». Мы ведь постоянно ловим людей со штампами «оттуда»: они платят налоги в Республиканский банк ДНР, они платят что-то на их таможне. Но Украина не признала ни «ДНР», ни «ЛНР» террористическими организациями. Есть публичные заявления, но на бумаге это не прописано. Был в первом чтении принят законопроект соответствующий, отправлен на второе чтение и застрял более чем на полгода в комитете, в котором куча АТОшников и тех, кто называет себя патриотами. Сейчас уже и не признают, ведь сепаратистские группировки – участники переговоров в Минске. А официальная власть ведь не может вести переговоры с террористами, верно? Вот и имеем... И суд даже при желании не может начать «уголовное производство», потому что террористов же нет. Но я вас уверяю: посади мы одного-второго по этой «серьезной» статье — никто бы туда уже не полез.

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi

Потому что первый серьезный спад потоков случился после историй с «блуждающими танками». Сепарскими...

А что мешает заправлять «блуждающие танки» каждый день?

А я откуда знаю, они ж сепарские! Но метод это эффективный.

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi

Когда мы только приступали к работе, контрабандисты могли себе позволить в открытую, неспешно перегружать товары в машины. Сейчас, заезжая на эту же пропускную точку, мы никого не видим. Это не значит, что проблема исчезла, но масштабы уменьшились.

Завернули вы машину — а она через два дня по другому маршруту едет...

Маршрутов может быть очень много, но в итоге эти «ручейки» сходятся в 3-4 точки для проезда через линию разграничения. «Тупо» по полю тоже не поедешь — можно нарваться на мины. Когда на участке перманентные боевые действия и когда там стоят несговорчивые вояки (а такие тоже есть) — туда тоже не поедут. Есть один батальон, в котором одна рота воюет, отбивает сёла, а вторая стоит по соседству и «обилечивает» фуры. И между этими ротами, скажем прямо, напряженные отношения.

Или вот информация, что бывшие члены группы «Грузинские партизаны» обилечивают фуры. Она появилась еще два месяца назад. Видимо, за это их из группы и выкинули. Но эти «черти» — группа Резо — продолжала «работать». И надо спросить у комбата, который их пригрел, на каком основании эти грузины без гражданства у него числятся. Надо спросить, почему не было реакции, ведь об их делах докладывалось регулярно!

Чтобы все понимали: ни одна фура не проедет, если её «вояки» на блок-посту не пропустят. И я бы советовал озаботиться благосостоянием комбатов, комбригов. Естественно, они будут рассказывать, что белые и пушистые. И, на самом деле, поймать на «контрабасе» сложнее, чем кажется обывателю. Ты можешь сфотографировать человека, даже заснять его на видео на фоне фуры. И что из этого?

Мы вот недавно задержали «беркутов», которые «тащили фуру». Они с перепугу во всем сознались, но потом приехал их командир-решатель. И оказалось, что их незаконно задержали «еноты» (спецгруппа десантников. — LB.ua), стали что-то с них требовать, а потом ни с того ни с сего сзади припарковалась фура. И вот что ты докажешь?

Задержанные беркутовцы

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi
Задержанные беркутовцы
В зеленом - командир-решатель

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi
В зеленом — командир-решатель

И мы снова возвращаемся к вопросу об очковтирательстве.

Смотрите: наше дело — задержать, не пропустить. Потом должны подключаться другие структуры. Мы же не аваковы, чтобы сразу после задержания их виновными назначить и «закрыть».

На самом деле, устаёшь не так физически, как психологически: ты его ловишь — а его отпускают. Остаётся надеяться на «блуждающий танк»... Потому что снова начинается «езда». Это как игра: сущестовали «правила», мы пришли и поломали их; контрабандисты придумывают новую схему — мы реагируем; потом уже мы играем на опережение — они реагируют. Вот как-то так.

Едет какой-то «жигулёнок» и договаривается с блок-постами: «С пяти до шести проедет фура. Ок?» — «Ок». И следом едет фура, оставляет на каждом блок-посту по 500 грн и её никто даже не смотрит.

А как же истории про «100 тысяч за фуру»?

Я не знаю, кто это рассказывает. Разве что ну очень интересный груз. Смотрите, одно дело, когда это происходит на уровне Рафика из Константиновки и Рамиля из Донецка: «Бират, давай сичас ми с тобой мясо кусок туда, харащо?». Договорились с военными и 3-4 грузовичка с мясом протащили. Все довольны. И другой разговор — контрабанда на уровне комбрига/комбата. Эти гоняют колоннами. Однажды мы на десять минут не успели на перехват — и со стороны Дзержинска в Горловку зашла колонна из десяти фур. Нам тогда устроили «подставу»: мы погнались за двумя «газельками», которые были приманкой.

К слову, не всегда рассказам комбатов об «активных боевых действиях» в зоне их ответственности стоит верить.

На неподконтрольную территорию через твой участок пытаются провозить топливо? Цистернами.

Однажды «туда» шел состав во главе с электровозом и двумя тепловозами. Оказалось, что тепловозы использовались как танкеры: в каждом было по 7 тонн дизтоплива. Не исключено, что слитого нашими военными.

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi

Твоя группа составы железнодорожные тоже досматривает?

Их досматривают в Константиновке и Кривом Торце такие же группы, как наша. Их осматривают и опечатывают — СБУ, пограничники и фискалы. Формально, этими составами можно провозить какой-угодно «контрабас». Но всё это в формате, когда к легальному эшелону цепляют один-два «серых» вагончика. Конечно, и в опечатанных вагонах может быть не то, что по документам. Но это уже преступный сговор нескольких структур. И у меня должны быть очень веские основания, чтобы вскрыть такой вагон: он ведь досмотрен сразу трёмя службами. Однажды поступила информация, что в Константиновке к составу прицепили два «непонятных» вагона. Оказалось — сахар. Но пока мы доехали, их отцепили и один вагон успели даже разгрузить по фурам. Впрочем, три фуры мы задержали.

Тебе «контрабасисты» не звонят с предложениями о сотрудничестве?

Нет, мы с ними общаемся при задержании. Азербайджанцы вот — милейшие люди. Они тебя обволакивают своим обаянием. Он с тобой пытается договориться, и это даже не выглядит как взятка. Они это «помощью» называют. Извиваются, как змеи на солнце.

К слову, вот тот азербайджанец Рамиль, автор знаменитой фразы «Щито мнэ нужьно здэлат...», среди тех немногих контрабандистов, которым досталось от Фемиды. Он не стал вилять и честно рассказал, что вёз мясо в Донецк. Так четыре его машины и были арестованы.

Украинцы – не такие: часто «быкуют» и огрызаются. Иногда односложно отвечают. Потом пытаются договариваться.

Ты сказал о 3-4 «пропускных точках». А если просто стоять там и ждать «клиентов»?

«Еноты» однажды так и сделали. В первую ночь попались всего две «газельки». Это к вопросу о нынешних масштабах явления. Потом и вовсе никого не было. У контрабандистов хорошо налажена разведка на участке. О наших перемещениях их быстро предупреждают. Примечательно, что почти сразу к «енотам» стали бегать вояки: «А чего вы тут стали? Ой, ребята, «снимайтесь», щас обстрел будет».

Вот эта мелочность наших солдат тебя не убивает морально?

А тут как раз всё закономерно. Это последствия некачественной мобилизации. Поток добровольцев закончился в сентябре 2014 года: идти в качестве пушечного мяса на фоне «гениальности» командования уже мало кто хотел, вдобавок, «Минск» подоспел. И кто сейчас в массе своей служит — кто не смог откупиться. Это не отбор — это набор. И в зоне АТО сейчас процветает даже не пьянство, а алкоголизм. Тотальный и на всех уровнях. Сложно найти людей, которые не пьют. А тех, что с бодуна или «вгашенные» — запросто.

У нас огромное количество «небоевых потерь». Большинство из них связаны именно с «аватарами». Простой пример «из жизни»: два «аватара» решили выяснить, у кого из них «крепче яйца»; в итоге один из них выдергивает чеку и бросает под ноги другому, а в это время нормальный боец идет к двери казармы, чтобы их успокоить. Что на выходе: одному «персонажу» отрывает едва ли не полтуловища, а другому — бросившему, но в последний момент решившему отпрыгнуть — осколками посекло всю нижнюю часть тела. А человек, который шел их успокаивать, не успел открыть дверь. К счастью. Потому что досталось бы и ему, и спящим бойцам. Кстати, погибшего списали как боевую потерю...

Или другой пример: вгашенные заступили на дежурство на блок-пост. Один вырубился. Проснулся, видит — «какие-то» люди ходят. Подумал, что сепары и давай всех валить. Ну, его и застрелили. Но он двоих своих успел погубить! Официальная версия – ДРГ. И таких примеров масса. В нашем Секторе две «тотальности»: алкоголизм и коррупция.

Попадаются «совестливые» солдаты, которые как-то пытаются оправдать своё участие в контрабанде?

Так для них это естественное явление. Если человек всю свою жизнь «брал-давал», то его мысли заняты одним: «А где тут можно намутить?». Люди заходят на ротацию, становятся на блок-пост и первое, что говорят при проверке документов: «Вы же таксу знаете?». И так не только у ВСУшников – у всех, кто стоит на блок-постах. В АТО даже есть такой неологизм: «Замутим блок-пост – разбогатеем». Вот поэтому «еноты» на «блокпостовых» смотрят очень косо. Потому что почти у каждого «енота» или один друг погиб, или сразу несколько.

Спящий <<енот>> на крыше хаммера сводной мобильной группы

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi
Спящий <<енот>> на крыше хаммера сводной мобильной группы

Сколько командиров было снято с должностей из-за контрабанды?

Бывает даже, что восстанавливают в звании и повышают. Я не исключаю, что руководство штаба Сектора в этом заинтересовано не просто так. Есть жалобы и на блок-посты пограничников. Мы им всем говорим: «Вы понимаете, что мы с задержанными общаемся и они признаются, что давали вам взятки». В ответ: «Кто? Кому? Не может быть!». Под дурачков косят. Они прекрасно понимают, что даже если мы поймаем их за руку — этого мало. Ну, а самое настоящее ОПГ — это наша милиция. Их блок-посты – это просто вымагательство.

А что глава областной милиции Аброськин?

Когда мы задержали «беркутов» днепропетровских, он угрожал, что вообще прикроет нашу группу. Так мне сообщили в администрации в Краматорске. Потом, правда, немного отошел...

Что касается «беркутов»: это сводный отряд милиции, но они там находятся в форме и с шевронами «Беркута». И жители Очеретино, где они стоят, просто плачут от их беспредела. Для них олицетворение власти — это «беркута». И один из тех пяти дебилов, которых мы поймали, учил одного местного «любить Украину» — заставлял петь гимн. Это они так над людьми издеваются. Останавливают, вытаскивают из машин – и понеслась. У другого задержанного нами «беркута» на мобильном телефоне был флаг России, на фоне которого — эмблема «Беркута». Говорят, что первые, кто туда зашел в феврале, были нормальными, а потом начался ад... Кстати, мне вот только что пришла СМСка, что на блок-посту возле Часов Яра «беркута» требуют взятки. И это к Авакову вопрос, как он их «переаттестовывал»... К сожалению, местные никуда на этих беспредельщиков не жалуются.

Я просил Жебривского на всех блок-постах вывесить телефоны «горячей линии» и создать механизм по скорейшему реагированию. Но у него нет возможности посадить на телефон человека, чтобы эта линия не повторила судьбу «горячей линии» СБУ. Может, позже, когда в новое здание переедут...

Фото: www.facebook.com/rodion.shovkoshytnyi

Зона АТО сейчас — клондайк. Люди туда едут тупо зарабатывать деньги. Это касается всех силовых структур. Когда была война — не хотели, а сейчас их оттуда за уши не оттянешь, на четвертую ротацию остаются. Сейчас любой жирный гаишник, который три дня постоял под Константиновкой, уже участник боевых действий. С какого хрена? Он сепара в глаза вообще видел, хоть раз стрелял не в тире?! Это УБДшный туризм.

Нужно задавать вопросы: как у комбата появился «мерседес», как у «кашника» (подразделение СБУ по борьбе с коррупцией. — LB.ua) появился «лексус», как у фискала что-то появилось...

Ты был одним из тех, кто не поддался эмоциям после гибели Андрея Галущенко. Для себя уже разобрался, кто его убил — «свои» или все-таки вражеская ДРГ?

Для себя я определился. Но идет следствие — не могу говорить.

То, что Эндрю был не на бронированной машине — просто случайность?

Меня этот вопрос тоже сильно интересовал. Скорее всего,бронированную машину просто отогнали на ремонт, ведь за пару дней до этого её обстрелял снайпер. И здесь встаёт вопрос материально-технического обеспечения мобильных групп. Например, каждый заправляется по «месту приписки»: СБУ — у себя, «еноты» — у себя, «погранцы» — у себя. Но когда в моей группе все машины встали — в Amarok на 19 тысячах пробега «полетела» форсунка (вопрос к качеству поставляемого «погранцам» дизеля), у «енотов» сломался Hummer, а запчасти можно только из Америки доставить, а у СБУшников возникла проблема с ходовой — то работать стало не на чем. И мы ездили в «подогнанном» волонтёрами тентированном «Тэчике» (Т4. — LB.ua). Поехали на передок в Нью-Йорк (Новгородское. — LB.ua), в Дрезден (Джержинск — — LB.ua). Предполагаю, что у группы Эндрю возникла схожая проблема. Отсутствие мат-тех обеспечения групп не позволяет оперативно решать эти проблемы.

Расстрелянное авто Эндрю

Фото: censor.net.ua
Расстрелянное авто Эндрю

Ты второй год ездишь по зоне АТО, общаешься с местными. Люди меняются внутренне?

Печаль там. «Феодальщина» из голов не выветрилась. Люди свыклись с мыслью, что правду искать негде, а лучшее, что ты можешь сделать — просто «свалить» оттуда. За редким исключением, ничего не поменялось. Даже разговорить людей не так просто, никто не бежит к тебе «излить душу», ты словно плоскогубцами вытягиваешь из него показания. Боятся они. Те же жители Очеретино до смерти запуганы «беркутом». К тому же, там периодически на «большую дорогу» выходят и вояки. То есть, беспредел тотальный. Там два фактора: боятся и не знают, куда жаловаться. И второй фактор — это недоработка властей, конечно. Дайте им инструмент влияния. Кому должны жаловаться очеретяне — «беркутам», которые сами их и гнобят?!

Ты ведь, как никто другой, видишь, что люди не хотят или не готовы «жити по-новому».

Помните, как в Грузии было: отличные реформы, но привыкшему жить по принципу «кум-брат-сват» народу стало сложно без взяток «решать вопросы». Где сейчас те реформаторы, мы все знаем... Так и у нас. Виноват не только тот, кто берёт, но и тот, кто даёт. Да, сложно спорить с вооруженным человеком. Но я людям объясняю: не расстреляют же вас посреди белого дня на глазах у десятков свидетелей на тылом блок-посту. Люди, с одной стороны, пуганые-перепуганные, а с другой, привыкшие жить по принципу: дал на лапу — поехал дальше. Наверное, справедливо говорить, что люди сами не хотят жить по-новому. Я встречал патриотов, которые во время Майдана клялись никогда не платить взятки, а потом давали гаишнику на лапу. Говорили: нам так проще. И ехали на базар покупать маскировочные сетки солдатам...

Но тут ведь как: можно сидеть и ныть, какое у нас «дырявое» государство, а можно попытаться что-то изменить. И пускай мы не можем посадить или серьёзно оштрафовать людей, причастных к контрабанде, но и без всего этого нам удалось серьёзного сократить потоки. Более того, мы постараемся сделать так, чтобы в будущем у контрабандистов и их «крышевателей» возникли большие проблемы со всеми ветвями власти, с банками, работодателями и так далее. И они уже с этим сталкиваются. Мы вносим их в базу «центра Миротворец», которой пользуются банки и крупные компании. А параллельно давим на госструктуры, которые почему-то умеют работать только под нажимом или после пинка.

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code