Что государство планирует делать со своими банками

Перегляди: 188

Кабинет министров одобрил долгожданную Стратегию реформирования государственных банков, решив все-таки к 2022 году сократить долю государства в банковском секторе с нынешних 55% до 24%. Решение, безусловно, положительное, так как нынешняя ситуация не позволят нормально развиваться не самим госбанкам, ни их коллегам из частного бизнеса, ни экономике

5a09aa29533c1

Налицо прямой конфликт интересов государства как собственника половины банковского сектора и как регулятора его работы. Мы помним как «зарплатные» проекты госучреждений стремительно перекочевали в госбанки, нарушая все возможные понятия о честной конкуренции, как госбанки наперегонки начали реализовывать правительственные программы по кредитованию малого бизнеса и энергоэффективности, успешно помогали правительству реализовывать всевозможные кредитные проекты международных финансовых организаций. Не забыли мы и о том, как активно госбанки кредитовали бизнесы политиков и их спонсоров. В нынешних условиях, когда сектор только становится на ноги после пережитого кризиса, когда экономика после обвала растет очень медленно, НБУ ведет политику «дорогих денег», а доверие граждан к банковской системе до сих пор не восстановилось, текущая ситуация провоцирует существенные перекосы в развитии не только банковского, но и всего реального сектора экономики. А у «не государственной» половины банков это вызывает здоровое возмущение.

Читайте: Роман Шпек: «Велика частка держави в банківській сфері стає загрозою для економіки»

Для самого государства госбанки остаются бременем и теперь уже основным источником формирования квазифискального дефицита. Государственные банки всегда были передовиками по накоплению неработающих кредитов (NPL). Годами бизнесмены, приближенные к власти, кредитовали собственный бизнес в государственных банках, «забывая» возвращать кредиты. Конечно, негосударственные банки тоже столкнулись с этой проблемой, но масштаб другой, да и варианты ее решения отличаются – все проблемы коммерческих банков решают их акционеры, а государственных – налогоплательщики.

На сегодняшний день 51% всех кредитов в банковском секторе – не обслуживаются заемщиками. 46,5% из них – это кредиты, выданные государственными банками. Когда правительство было вынуждено национализировать Приватбанк, в котором портфель корпоративных кредитов, по оценкам НБУ, практически на 85% состоит из NPL, доля токсичных кредитов на балансе госбанков выросла до 72%. Большая часть этих займов номинирована в иностранной валюте, соответственно каждый виток девальвации гривни приводит к необходимости докапитализации госбанков, естественно за счет налогоплательщиков. Более того, докапитализируют госбанки, как правило, государственными облигациями, то есть в будущем из тех же денег налогоплательщиков государство будет погашать проценты по этим ОВГЗ. Выходит, прямая заинтересованность в том, чтобы государственных банков стало меньше есть не только у частного банковского сектора, но и у каждого из нас, ибо эффективными затраты государства на госбанки не назовешь.

Впрочем, государство не сможет быстро избавиться от своей доли в банковском бизнесе. Согласно одобренной стратегии к концу этого года будет продано 20% акций Укргазбанка, а полный выход государства из его капитала запланирован на конец 2019 года. Укргазбанк станет первой ласточкой по ряду объективных причин. Во-первых, банк начал реформу корпоративного управления еще в 2015-м году, в нем работает независимый Наблюдательный совет, при котором функционируют комитеты по управлению рисками, аудиту, кадровым решениям и привлечению инвестиций. Во-вторых, стратегия развития банка была определена еще в начале 2016-го, с тех пор не изменилась и банк целенаправленно развивался как «зеленый» банк, фокусируясь на финансировании энерго- и ресурсосберегающих проектах. За два прошлых года банк профинансировал таких проектов на более чем 7 млрд грн. Его бизнес-модель понятна инвестору и перспективна. К 2022 году банк планирует стать лидером в своем сегменте и финансировать до 30% всех проектов касающихся энергоэффективности, производства экологической продукции, развития «зеленой» энергетики. Да и покупатель уже найден, в капитал Укргазбанка планирует войти Международная финансовая корпорация, входящая в Группу Всемирного банка.

Во второй половине 2019-го государство планирует продать 20% акций Ощадбанка, покупатель будет тоже из числа МФО, но к 2022 году банк будут готовить к выходу на IPO, продав еще 25% его акций частному инвестору. Ощадбанк тоже имеет внятное виденье того как он будет развиваться и уже проделал немало работы для реализации своей стратегии, предполагающей, что «Ощад» станет лучшим универсальным банком в стране. Филиальная сеть банка будет сокращаться, зато это будут отделения нового образца. Банк продолжит развивать цифровые услуги, совершенствовать систему информационной безопасности. Изменит подходы к корпоративному кредитованию сместив акцент на малый и средний бизнес. Если темпы изменений в банке сохранятся, поиск инвестора в 2022 году не будет проблемой. Правда для этого Ощадбанку все-таки придется провести корпоративную реформу и создать рабочий Наблюдательный совет.

Тогда же, во второй половине 2019-го государство попытается привлечь миноритарных инвесторов из числа МФО в Укрэксимбанк. И на этом пока остановится. Парадоксально, но «Укрэксим» будучи банком с явно выраженной (даже в названии) спецификацией работы, до сих пор не определился со своей стратегией развития. Государство рассматривает два стратегических направления реформы этого банка. В первом варианте банк должен сосредоточиться на развитии «экспортно-импортного» направления, то есть сократить розницу и продукты для мелкого бизнеса, сосредоточившись на услугах для экспортеров и импортеров. И здесь есть определенные риски, во-первых, кредитование крупного бизнеса может увеличить и без того немалый портфель NPL на балансе «Укрэксима», во-вторых, банку нужно занять высоко конкурентную нишу, что потребует немалых усилий и желания. Второй вариант не предполагает кардинальных изменений в работе банка, лишь повышение эффективности и прибыльности ради предстоящей продажи. Но никаких конкретных сроков и деталей этой продажи пока нет.

Со второй половины 2021 года государство начнет подготовку к продаже Приватбанка, планируя передать международному инвестору сразу 100% акций банка. И стратегия работы «Привата» до этого момента максимально простая – удержатся на лидерских позициях и не ухудшить свои показатели. В частности речь идет о сохранении лидерской позиции в розничном сегменте, активном развитии платежных систем банка и увеличении продуктов для малого и среднего бизнеса. Не совсем пока понятно, как государство планирует развивать два своих крупнейших банка в сегменте МСБ, и насколько правильно, что банки будут конкурировать между собой. Очевидно, ставка сделана на то, что в условиях высокой конкуренции банковские продукты для мелких и средних предпринимателей будут становиться лучше и доступнее. Кроме того на Приватбанк возлагается обязательство по возврату и реализации залогов по неработающим кредитам корпоративного портфеля и в будущем компенсации государству финансовых затрат на докапитализацию банка после национализации В Минфине, судя по всему, ожидают благоприятного исхода судебного разбирательства банка с бывшими акционерами в Лондоне. Естественно, до момента окончания судебных тяжб с экс — акционерами ни о какой продаже банка речь идти не может, ведь если бывшие владельцы докажут, например, что национализация была неправомерна, новый владелец банка окажется в неоднозначной ситуации. Это объясняет то, что лучший из государственных банков будет продан самым последним.

С проблемой NPL в госбанках Минфин обещает разобраться также до конца 2022 года. Каким будет механизм очистки банковских балансов от токсичных активов пока не ясно. К концу 2018 его планируют только разработать. На первом этапе будет создан независимый комитет по управлению этими активами, члены которого детально проанализируют кредиты, залоги, перспективы их изъятия или возможности списания просроченных задолженностей. Комитет нужен для того чтобы исключить коррупционные сговоры между банками и заемщиками и трезво оценить возможности продажи кредитных залогов. Продавать активы решили по реальной стоимости, так как с момента выдачи кредитов экономическая ситуация изменилась разительно и их балансовая стоимость уже не соответствует реальности. В компетенции комитета будет лишь работа с задолженностями, сформировавшимися до 2014-го года, накопленные после этого времени проблемные кредиты останутся головной болью самих банков, что справедливо.

В итоге Минфин планирует к 2022 году существенно трансформировать банковский сектор, не только сократив долю государства в нем, но и повысив рентабельность капитала всего сектора до 18%, обеспечив прибыльность на уровне 38 млрд грн. В ходе трансформаций правительство рассчитывает сгенерировать дополнительно 440 млрд грн кредитов для корпоративного сегмента и 240 млрд грн – для физических лиц, снизив текущие кредитные ставки на 7-12 п.п. Не забыли в Кабмине и о государственном интересе, реформа госбанков, по ожиданиям, должна принести бюджету порядка 35 млрд грн в виде дивидендов и налогов, а на продаже акций госбанков государство сможет заработать еще порядка 85 млрд грн.

Ульяна Яхно , журналист

Источник lb.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code