Что изменил для Украины «закон о НАТО» и как не остановиться на полпути к Альянсу

Перегляди: 68

«Не будет никаких комментариев о вступлении Украины в НАТО, только о сотрудничестве. Даже рассуждать об интеграции некорректно, потому что мы не знаем, хочет ли этого Украина»

0ee864b-625

Примерно такой ответ, только в разных вариациях, «Европейская правда» слышала в штаб-квартире Альянса по меньшей мере десять раз, от чиновников всех уровней – от клерков пресс-службы до генсека Альянса, как во время официальных брифингов и интервью, так и в беседах «не под запись».

Не действовали никакие аргументы – ни о поддержке населением, ни о давнем собственном решении Альянса. Ответ был железным: Украина еще при Януковиче выбрала «внеблоковость» и с тех пор, несмотря на смену власти, так и не провозгласила целью вступление в НАТО.

8 июня эта проблема была снята.

Обретение полноправного членства в НАТО включено в перечень национальных приоритетов Украины.

Но стоит разобраться, что это изменит на практике. А еще – ответить на вопрос, что должен делать Киев, чтобы провозглашеное Радой намерение вступить в Альянс не осталось пустой декларацией.

Так что же изменил парламент?

Украина не впервые объявлят о своем намерении вступить в НАТО.

Еще во времена Кучмы Киев официально стремился к членству, а с 2003 года норма о будущем вступлении стала частью украинского законодательства. Это изменилось в 2010 году: после избрания президентом Януковича Украина объявила политику «внеблоковости», а тогдашняя Рада вычистила из законов все упоминания о НАТО и о возможном членстве Украины в нем.

В 2014 году Киев вроде бы провозгласил конец политики внеблоковости, но законы Януковича поправили по принципу «ни вашим, ни нашим». Чтобы не раздражать тех избирателей, которые не поддерживают идею членства в НАТО, парламент прошлого созыва так и не вернул в законодательство нормы о вступлении в Альянс.

И лишь 8 июня 2017 года парламент окончательно отменил «внеблоковость» времен Януковича.

Верховная рада поддержала сразу в двух чтениях законопроект №6470. Коротенький документ, объемом всего в одну страницу, вносит изменения в законы «Об основах внутренней и внешней политики» и «Об основах национальной безопасности Украины», меняя в них две нормы.

  • Фраза о том, что Украина стремится к «достижению критериев, необходимых для членства (в НАТО)» заменено фразой о цели «членства».
    Таким образом, в перечне ключевых направлений государственной политики по вопросам национальной безопасности и основных принципов внешней политики Украины теперь есть «углубление сотрудничества с Организацией Североатлантического договора с целью обретения членства в этой организации».
  • Обтекаемую норму об «интеграции в евроатлантическое пространство» дополнили конкретикой о получении членства в НАТО.
    Таким образом, законодательно установлено, что «приоритетами национальных интересов Украины являются интеграция Украины в европейское политическое, экономическое, правовое пространство с целью обретения членства в Европейском Союзе и в евроатлантическое пространство с целью обретения членства в Организации Североатлантического договора».

Принятый Радой закон еще должен подписать президент, но нет никаких сомнений, что он это сделает. Близкие соратники Порошенко, которые есть среди авторов законопроекта, также уверены в его подписании.

Этого достаточно, чтобы снять все вопросы относительно официального стремления Украины к вступлению в Альянс.

Что не изменить голосованием?

Оптимизм от принятого парламентом решения все же не должен ослеплять.

Никакие постановления, закон и указы, принятые в Киеве, конечно же, не являются достаточными для того, чтобы вступление Украины в Альянс стало реальной перспективой, а не только законодательной нормой.

Сейчас есть четыре ключевых препятствия нашему вступлению в Альянс.

Первое – это отсутствие политической воли стран-членов НАТО.

Для принятия в ряды Альянса нового государства должно быть политическое согласие всех союзников. И они, принимая такое решение, будут взвешивать все «за» и «против».

Второе – неготовность Украины к членству.

Вступление в НАТО – это не только геополитика. Страны, претендующие на участие в Альянсе, должны отвечать многим требованиям, как по уровню демократии, так и по взаимной совместимости вооруженных сил, и эти требования не декларативны. Украина пока еще далека от минимально необходимого уровня.

Третье – Альянс не уверен, не развернется ли Украина на Восток через 3-5-10 лет.

Мысль о том, что после российской агрессии путь на Восток для нас закрыт, довольно популярна в Украине, но в НАТО хорошо помнят о неустойчивости украинских настроений в прошлом, а потому не спешат с выводами.

Четвертое – открытый вооруженный конфликт Украины с Россией.

Альянс не принимает в ряды государство, которое находится в состоянии войны, пусть даже эта война официально не объявлена.

Итак, препятствия есть, и серьезные. Но ни одно из них не является достаточным основанием для того, чтобы Украина остановила движение в НАТО.

Мотивы для оптимизма

Коротко пройдемся по каждому из препятствий на нашем пути к Альянсу. По каждому есть серьезные контраргументы; особое место занимает последнее, о​ конфликте с Россией, поэтому его оставим напоследок.

Неготовность государств-членов НАТО

Этот аргумент звучит чаще всего, но его несложно опровергнуть.

Да, не только вступление в НАТО нового члена, но и каждый шаг к такому вступлению – это решение, которое союзники (т.е. государства-члены Альянса) принимают консенсусом. На практике, как правило, речь идет о согласии всех ключевых членов, а также всех стран-соседей, то есть тех, на кого это решение окажет непосредственное влияние.

В 2008 году для того, чтобы заблокировать предоставление Украине плана действий по членству в Альянсе, хватило голоса одной, но сильной страны – Германии. Но Украина – далеко не первое государство, сталкивающееся с такой ​​проблемой.

Литовские дипломаты, отвечавшие за натовское направление 20 лет назад, признаются, что немцы на официальных переговорах прямо говорили им: «И не мечтайте, вы никогда не станете членом Альянса». В свое время этот факт в интервью ЕвроПравде признал глава МИД Литвы Линас Линкявичюс (правда, не называя Германию).

«Мне это говорили лично, когда я работал послом в Альянсе. Но, как видите, это не является непреодолимым препятствием. Вам нужно просто сделать это своей целью и не останавливаться», – пояснил он.

Украина не соответствует требованиям членства в НАТО

Это неоспоримый факт. К государствам-членам Альянса предъявляются жесткие требования – и по поводу их соответствия стандартам демократии, и по военной совместимости с союзниками.

И если в «демократической части» мы на верном пути (ОБСЕ вот уже много лет признает выборы свободными; есть конкуренция политических сил; да и реформы, пусть медленно, но продвигаются), то с военной составляющей можем говорить разве что о своих благих намерениях. Стратегический оборонный бюллетень мы утвердили только в прошлом году, его выполнение еще впереди.

Но посмотрим правде в глаза: было бы глупо рассчитывать, что Украина уже сейчас готова к полноценному членству в Альянсе.

Конечно же, впереди – долгий путь. И очень хорошо, что официальный Киев это признает. Слова об официальном признании нам есть чем подтвердить: о необходимых военных реформах вы можете прочесть в публикации «НАТО в эпоху перемен: на что рассчитывает и что должна делать Украина» за подписью и.о. руководителя миссии Украины при НАТО.

А значит, эту преграду на пути к членству Украина вполне способна преодолеть.

Альянс не уверен, не изменит ли Киев свое решение о вступлении в НАТО

Этот пункт не стоит недооценивать. Он настолько важен, что достоин отдельной статьи. Здесь мы изложим ключевые пункты.

Ни одна страна не получала согласия на присоединение к Альянсу, не имея четкой политической воли, а также народной поддержки.

Да, референдум о вступлении проводился далеко не везде (преимущественно страны вступали в НАТО без референдума), однако это не означает, что мнение общества никого не интересовало. Наоборот – вступление становилось возможным только в том случае, когда Брюссель был уверен: через год здесь не победит партия-оппонент членства.

Есть ли в Украине общественная поддержка членства?

Вот уже три года подряд социология говорит о преимуществе сторонников членства над противниками, но это преимущество сложно назвать устойчивым. К примеру, опрос Центра Разумкова осенью 2016 года показал, что в случае, если бы референдум состоялся, за вступление в НАТО собиралось проголосовать 44,3% опрошенных, против – 38,1%, прочие не определились или не планировали голосовать.

Но даже среди тех, кто декларирует свой голос в пользу НАТО, эта поддержка порой является эмоциональной, а не сознательной. В обществе не хватает понимания как того, что представляет собой евроатлантическое содружество, так и того, насколько долог путь Украины к вступлению.

В конце концов, посмотрим правде в глаза: многие украинцы до сих пор знают о НАТО лишь то, что слышали в советские времена.

Это, конечно, не «приговор» нашим планам членства, но нужно признавать существование такого вызова: успешное сближение с НАТО вряд ли возможно, если не рассказывать стране о том, зачем государству участие в оборонном союзе.

Еще важнее – политическая поддержка членства.

Так, голосование в ВР показало почти консенсус в вопросе вступления Украины в Альянс (против был только Оппоблок), но история наших отношений с Альянсом дает Брюсселю основания для осторожности.

В 2008 году Украина уже подавала заявку на присоединение к Плану действий по членству (ПДЧ). Тогда мы получили отказ. Впрочем, Альянс в 2008 году принял политическое заявление о том, что наша страна «однажды станет членом НАТО», то есть четко отметил: двери для Украины остаются открытыми.

Однако уже через два года Украина, руками Януковича, самостоятельно закрыла себе двери в НАТО, и в Альянсе этого не забыли.

Поэтому вера в то, что Украина действительно намерена присоединиться к блоку, может появиться не раньше 2019 году, когда новоизбранный президент и парламент Украины подтвердят: курс на НАТО остается неизменным.

Так что же с войной?

Если первые три преграды на пути в НАТО несложно преодолеть, если в Украине будет реальная  политическая воля ко вступлению, то с последней сложнее всего. Альянс не принимает в свой состав воюющие государства, а тем более – если речь идет о необъявленной войне.

Вы не найдете этого правила в Вашингтонском договоре НАТО, но его важность от этого не уменьшается.

Главный принцип НАТО – принцип коллективной безопасности. Нападение на одну из стран-членов автоматически означает нападение на все государства-члены Альянса, так что Брюссель не заинтересован в том, чтобы новый член блока уже на следующий день после своего присоединения объявил о нападении на себя, «легализовав» таким образом давний конфликт с соседом.

Тем более, когда речь идет о вероятной войне с Россией, ядерной державой.

Но даже это не значит, что российско-украинский конфликт ставит крест на нашем членстве в Альянсе.

Есть по крайней мере три сценария, которые побуждают Украину идти к членству в Альянсе, несмотря на войну с РФ.

Во-первых, не забывайте, что наше вступление в НАТО – вопрос далеко не одной пятилетки.

Даже чисто теоретически о нашем присоединении можно будет говорить только после того, как мы проведем необходимые реформы, построив армию нового образца. Будет ли существовать на тот момент Россия? Вопрос остается открытым.

«Вступление Украины в НАТО совпадет с поражением РФ в геополитическом противостоянии с Западом и окончанием „российского кризиса“ в международном праве. Украина в НАТО будет одним из основных элементов новой международной системы, которая появится после поражения России... Другим элементом будет раздробление и распад самой РФ», – предполагает Владимир Горбач, аналитик Института евроатлантического сотрудничества.

Во-вторых, остается теоретическая вероятность членства Украины и Грузии в Альянсе даже до окончательного разрешения конфликта с РФ (конечно, если он перейдет в замороженное состояние).

Для этого, очевидно, придется изменить текст Вашингтонского договора НАТО, исключив уже существующие зоны конфликта с РФ (Крым и ОРДЛО) из перечня территорий, на которые распространяется так называемая «пятая статья», то есть принцип коллективной обороны.

В свое время в НАТО уже принимали подобное решение. В 1951 году, во время первого расширения, Альянсу пришлось изменить свой ключевой договор, и теперь все публикации его текста содержат сноску: «Определение территорий, которые охватывает статья 5, было пересмотрено... протоколом о вступлении Греции и Турции».

На тот момент, 65 лет назад, уже было ясно, что ситуация в Средиземноморье, прежде всего на Кипре, где жили этнические греки и турки, может привести к конфликтам. Великобритания, которая в то время руководила Кипром в официальном статусе «оккупационной власти», хотела сохранить свое влияние в регионе, а Греция не скрывала стремлений его расширить. Эти и другие факторы привели к тому, что в НАТО согласились на вступление Турции и Греции только при условии ограничения зоны коллективной безопасности.

Отличие Договора НАТО от исходного текста – незначительное. Речь идет о деталях (а именно о нападении на войска, корабли и самолеты стран-членов на момент их пребывания за пределами страны), но главное – прецедент. Не стоит категорически исключать возможность того, что для вступления в НАТО Украины и Грузии будет найдена похожая компромиссная формулировка.

И, наконец, третье. Конечно, целью Украины провозглашено вступление в Альянс. Но это – тот случай, когда важен не только результат, но и процесс.

НАТО для нас – это не только вероятный гарант безопасности после вероятного присоединения Украины к блоку. Помимо этого, путь в НАТО способен сделать нашу армию сильнее уже сегодня, не дожидаясь вступления.

Интеграция Украины в НАТО – это прежде всего реформы. И прежде всего – реформы сектора безопасности.

Поэтому идти в Альянс, четко заявляя о том, что конечной целью Украины является полноценное вступление в него, нам нужно несмотря на то, готов ли сам блок к присоединению нашей страны. Стандарты НАТО для организации армии и военного ведомства – это не штабная теория, а реально действующая структура, которая доказала свою эффективность в десятках миротворческих и военных операций по всей планете.

В конце концов, если вернуться к вопросу гарантий: сложно спорить, что даже страна-претендент на вступление в Альянс, которая получила План действий по членству, но еще не имеет статуса члена НАТО, получает значительно больший уровень защиты от нападения, чем страна, которая пытается защищаться в одиночку.

Политика «внеблоковости» Януковиче доказала свою неэффективность: именно во «внеблоковый» период началась агрессия России против Украины.

Сейчас Украина наконец-то возвращается к единственно верному пути интеграции в сфере нацбезопасности. Главное теперь – не останавливаться и ни в коем случае не делать шагов назад.

Автор: Сергей Сидоренко

Источник Украинская правда

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code