Давос-2018. Домашнее задание для Украины

Перегляди: 254

Среди глобальных рисков, о которых говорили участники Всемирного экономического форума (ВЭФ), как ни странно, не было ни экономики, ни политики. Мировую общественность страшат климатические угрозы, терроризм и рост кибернетической преступности. Впрочем, любая из этих бед может оказать разрушающее влияние на экономику той страны, которая с ней столкнется. И самое разумное, что можно сделать – нарастить подушку безопасности, позволяющую экономике пережить возможные катаклизмы, справится с миграционными потоками и ответить на вызовы киберпреступности. Украина на собственном опыте знает, насколько важно, встречаясь лицом к лицу с бедой, иметь именно экономический запас прочности

WEF_Logo__w_650__h_0

 Глава МВФ Кристин Лагард на заседании ВЭФ, Давос, 24 января 2018.

Глава МВФ Кристин Лагард на заседании ВЭФ, Давос, 24 января 2018.

Впрочем, то, что экономические или финансовые кризисы не вошли в десятку вероятных рисков, еще не гарантирует того, что они не произойдут. По оценкам Всемирного банка мировая экономика вырастет в 2018-м году на 3,1%, а МВФ еще более оптимистичен и предрекает рост в 3,9% в этом и в следующем годах. И небезосновательно. По данным Фонда, все семь лидирующих экономик мира (США, Китай, Германия, Япония, Франция, Великобритания, Индия) в прошлом году показали устойчивый рост, боле того, впервые после кризиса 2008 года, экономический рост зафиксирован во всех 45 странах ОЭСР.

Чего же боятся экономисты, когда говорят, что «что-то плохое обычно случается, когда люди довольны и уверенны»?

Нынешнее восстановление глобальной экономики существенно отличается от предыдущих. Во-первых, темпы восстановления замедлились, при условии, что оптимистичные прогнозы Всемирного банка и МВФ оправдаются, мировая экономика лишь в этом году достигнет своего докризисного состояния и с большой вероятностью уже в 20-х годах темпы роста станут намного ниже.

Во-вторых, восстановление глобальной экономики не способствовало росту инвестиций. Парадоксально, но при росте торговых оборотов и глобально ВВП, прямые иностранные инвестиции снижаются. В 2017 они сократились на пугающие 16%, при прогнозе роста в 5%. Стоимость новых инвестиционных проектов тоже снизилась на 32% до 571 млрд долл, т.е. минимума с 2003 года.

В-третьих, в разрез со всеми азбучными истинами, говорящими о том, что в периоды роста, экономики становятся более открытыми, протекционизм на рынках продолжает усиливаться. По данным Global Trade Alert, в прошлом году правительства ввели 642 протекционистские меры – почти вдвое больше, чем в посткризисном 2010-м. Лидеры мировых экономик на форуме также отмечали растущий протекционизм в торговле и негативное отношение многих стран к глобализации экономических процессов.

При этом фондовые рынки находятся на пике и бьют собственные рекорды. Если центробанки, уповающие на стабильный рост, начнут активно повышать ставки, это может привести к обвалам на фондовых рынках. Ведь индекс глобальных цен на жилье снова приблизился к своему докризисному пику, спрос на спекулятивные бумаги растет, зафиксированы первые признаки кризиса на рынке корпоративных долгов, долг нефинансового сектора в странах G20 с 2007-го вырос с 80 трлн долл. до 135 трлн. Поводы для беспокойства небезосновательные.

Для Украины, которая с одной стороны активно ищет инвестиции, а с другой – настойчиво пытается расширить экспортные рынки и вклинится в производственные цепочки развитых экономик, такие выводы экспертов ВЭФ – тревожный сигнал. Очевидно, что наши усилия по диверсификации как экспортируемых товаров, так и рынков сбыта, следует утроить, ведь в будущем это окно возможностей может закрыться. Как бы ни были дипломатичны государственные лидеры ЕС, каждый из них, в той или иной мере будет защищать экономические интересы собственной страны. Особенно если столкнется с кризисными явлениями в экономике.

Ничего хорошего не сулит нам и сокращение прямых иностранных инвестиций. Мы упорно проигрываем битвы за инвесторов благодаря нашим внутренним проблемам – коррупции, отсутствии судебной реформы, зарегулированности. Найти крупную рыбу на безрыбье будет еще сложнее. И наше правительство должно крепко задуматься над созданием действительно привлекательных условий для инвесторов, ведь конкурентная борьба за сокращающиеся инвестиции будет только усиливаться.

Даже если озвученные риски не обернутся для мировой экономики новым потрясением, они могут перерасти в перманентные, усугубляющиеся проблемы, главная из которых, на сегодняшний день – неравенство. Свыше 80% богатства, по данным благотворительной организации Oxfam, появившегося в 2017, сконцентрированы в руках лишь 1% населения планеты.

Любопытна и другая тенденция, озвученная Oxfam – богатейшие люди мира в прошлом году продолжали наращивать свои активы, а вот состояние 3,7 млрд человек, вошедших в беднейшую половину человечества, за прошлый год не изменилось. С 2010-го богатство миллиардеров увеличивалось в среднем на 13% ежегодно – в шесть раз быстрее, чем зарплата рядовых сотрудников. Руководителю компании в США потребуется чуть больше одного дня, чтобы заработать годовой оклад рядового сотрудника. Чем же так опасно растущее неравенство?

По мнению экспертов Oxfam, рост числа миллиардеров – это признак слабеющей экономики, крупный бизнес, не только сознательно ухудшает положение на рынках труда, пытаясь оптимизировать затраты, и имеет влияние на государственную политику, а главное – концентрирует у себя ресурсы, которые могли быть инвестированы в экономику. Снижение числа тех, кто этими ресурсами владеет, также сокращает возможности для инвестирования. Рекомендации Oxfam от года к году неизменны – диференциировать налоговые ставки, повышая налоги для богатых и активнее бороться с уклонением от налогообложения. Странам необходимы эффективные инструменты, позволяющие сохранить заработанные в экономике ресурсы и воспрепятствовать их выводу налоговые гавани. И Украина не исключение.

Но на сегодняшний день мы лишь на начальном этапе имплементации плана BEPS (Base Erosion and Profit Shifting), разработанного с целью избежания налоговых злоупотреблений. И положа руку на сердце, следует признать, что начали мы эту имплементацию исключительно для того, чтобы не попасть в black list – список неблагонадежных стран. Дальнейшие шаги по внедрению BEPS требуют внедрения автоматического обмена информацией между присоединившимися странами уже к 2019 году, и за это короткое время нам необходимо преодолеть технические барьеры, неготовность фискальных органов к работе по новым правилам и сопротивление многих парламентариев, не готовых к грядущим ограничениям в ведении бизнеса. Но другого пути нет, отказ от имплементации BEPS грозит нам не только попаданием в black list, но и серьезными ограничениями доступа на внешние рынки, а значит очередным экономическим кризисом.

Понимает ли действующая власть те вызовы, с которыми украинская экономика может столкнуться в будущем и готова ли сделать выводы из озвученной на панелях на ВЭФ информации?

Выступление Петра Порошенко на «Украинском завтраке», как и метафора об «осени реформ», были неоднозначными. С одной стороны президент озвучил проводимые правительством реформы, с другой – ни одна из них не завершена, и большинство является частью меморандума Украины и МВФ, который по мнению кредитора последней инстанции, выполняется Украиной крайне плохо.

С одной стороны глава государства озвучил готовность Украины к привлечению инвестиций, доверии со стороны инвесторов, помощи иностранных советников, с другой – для всех очевидно, что привлечь инвестиции в Украину не получается, какие бы советы не давали иностранные эксперты. И как бы Президент не радовался росту поступлений от инвесторов, основной приток прямых иностранных инвестиций в Украину до сих пор поступает из Кипра, что в целом объясняет тот факт, что среди капитальных инвестиций свыше 70% – это собственные средства компаний, проведенные через низконалоговую юрисдикцию. Президент рассказал о незавершенной до сих пор налоговой реформе, он не введенном еще налоге на распределенную прибыль, о так и не заработавшей службе финансовых расследований и о несостоявшейся судебной реформе. По его мнению, мы приближаемся к завершению этих реформ, по мнению стороннего наблюдателя – еще и не приступали.

Не менее неоднозначным стало утверждение Президента о том, что никто не ожидал от Украины такой эффективности. Среди тех, чьи ожидания не оправдались и Международный валютный фонд. В отличие от Трампа, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард нашла время для беседы с Порошенко в Давосе. Ее посыл ключевой для Украины, отношения которой с главным кредитором сейчас теплыми не назовешь. В ходе беседы с президентом глава МВФ обсудила возможности завершения отложенной программы фонда, а после ее завершения отметила, что Украина должна воспользоваться благоприятной внешней средой для ускорения реформ и перехода к устойчивому росту.

Кристин Лагард, как никто, понимает, что впереди у Украины большие выплаты по внешним долгам. А для того, чтобы рассчитаться с кредиторами, стране необходимо не только продолжить сотрудничество с фондом и привлечь кредитные средства на внешних рынках, но и обеспечить подушку безопасности, чтобы сгладить экономические риски 2019 года, когда пики выплат совпадут с президентскими и парламентскими выборами. Украина не должна потерять время и воспользоваться тем, что глобальная экономика стабильно растет. Потому что когда маятник качнется в обратную сторону, нам придется самостоятельно справляться со всеми трудностями. А мы к этому едва ли готовы.

Ульяна Яхно , журналист

Источник lb.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code