День с политиком: Крыши Сергея Рудыка

Перегляди: 619

В проекте этот политик оказался из-за ... кофе. Неосторожно подсел за столик в парламентском буфете, где мы с нардепом Геннадием Кривошеей обсуждали его участие в «Дне с политиком»

Геннадий рассказывал, что, прочитав текстовый вариант дня, который провел с АСН, был шокирован, что столько всего рассказал о себе и даже раскрыл секрет о земле в селе Гореничи (а об этом еще и маме не говорил, хотя мечтает, что в построенном когда-нибудь домике она будет жить тоже).

Обсуждаем «свежие» «Знаки Олега Ляшко», «Золотые копи Руслана Кошулинского», «Сказочные санки от Натальи Кацер-Бучковской» и пилотные — «Что прятал в шкафу Александр Черненко», «Рыжее счастье Алены Шкрум». И то, что на самом деле многие политики не хотят рисковать, проводить весь день с журналистами, хотя и прямо не отказываются. И то, что до последнего не знаем, кто станет следующим героем проекта. Спрашиваем попутно народного депутата Сергея Рудыка (который пьет с нами кофе), готов ли он на такой риск. Соглашается. Его днем ​​стал понедельник, 14 декабря 2015 года.

07:30. Мы на столичном Печерске. Пока ждем Сергея, его водитель наводит порядок в багажнике Toyota LC 200. Мы еще не знаем, сколько людей поедет в авто. Не исключено, что фотокорреспонденту АСН придется воспользоваться запасным местом — дополнительным сиденьем в «третьем ряду».

«По дороге буду писать в редакцию СМС, что меня куда-то везут в багажнике», — только шутит Дмитрий, хотя понятно: с ростом в 1,85 м ему там будет «весело».

Через несколько минут выходит Рудык. Интересуется, почему мы такие напряженные. Неужели в Интернете начитались всякой всячины? Ведь ему часто припоминают работу в «молодой команде» Леонида Черновецкого, руководство Госкомземом, конфликт с людьми Игоря Коломойского. Мы же отвечаем, что просто Дмитрий в багажнике ехать не хочет, а так все окей. Рудыку шутка о багажнике не понравилась. Но он промолчал, пригласил садиться в авто: «Надо ехать. В округе много работы сегодня».

За Дмитрия не волнуйтесь, ему досталось место рядом с водителем. Ехать комфортно. Играет музыка. И вдруг слышим — женский голос поет на русском. Прислушиваемся. В самом деле! Это Натали выводит: «А ты такой, мужчина с бородой»... Рудык имеет бородку. Увидев наши большие глаза, смеется: мол, оставил эту одну песню с диска, потому что она ему «почему-то» нравится.

По дороге Сергей еще шутит. Рассказывает о своей «стратегической задумке» — стать премьер-министром. Говорит, что план прост: поскольку правительство должен возглавлять представитель Народного фронта и человек из Черновцов, он лично готов войти в НФ и возглавить КМУ.

Мы же выведываем, почему его округ на Черкасчине, а не в Черновцах. Отвечает, что в свое время сам его выбрал из шести предложенных ВО «Свобода». С этим регионом имеет связь — в г. Корсунь-Шевченковский с детства приезжал к бабушкиной сестре. Она была одинокой, любила Сергея, как родного внука. Даже домик свой завещала. Теперь в том доме он живет, когда ездит на округ. Также часто бывает там с семьей в выходные. (Рудык с женой воспитывают троих детей: двух сыновей и дочь.)

По дороге заезжаем в Корсунь-Шевченковский. Сергей показывает дом.

Небольшой. И совсем не похож на те, что вокруг.

Депутат хвастается, что дизайн придумала его жена.

После осмотра едем дальше. Вот уже — в Смеле.

На площади перед горадминистрацией — пьедестал. На нем стоял Ленин. Интересно, вождя лично Рудык валил? Но нет! Без него все произошло. Хотя на руках этого политика немало поваленных вождей и советских идолов. Сколько именно — не считал. Но самыми памятными являются падения Петровского, Косиора и Чубаря.

В Смеле уже ждет целая делегация во главе с мэром Алексеем Цыбко, а также местные СМИ. Должен быть большой рейд по городу. Народный депутат хочет посмотреть, как освоены деньги, выделенные из госбюджета в октябре этого года.

Список объектов немалый. Нервов тоже много: финансовый год заканчивается, и неосвоенные деньги «сгорят», их надо будет вернуть в госбюджет.

Это — кровля домов, в одном из которых живет 90-летний ветеран. Дедушка приглашает на «пять капель», но делегаты отказываются.

Ревизуем «стометровку», где работы остановлены из-за, мягко говоря, неудовлетворительного их выполнения.

Были мы еще в двух школах, где меняют систему отопления.

В одной не удержались и попросили разрешения попробовать школьные пирожки.

Во второй не только проверили батареи, но и посмотрели ее гордость — огромный спортивный зал.

Были мы и в садиках. В обоих вся делегация поднималась на крыши, чтобы проверить, чем там рабочие занимаются.

В одном из садиков демонстрируют группы, хвастаются достижениями, приговаривают, что еще надо: и покрывала красивые салатового цвета, и весы, и многое другое.

Показывают контрольную порцию обеда. Гороховый суп, картофельное пюре с курицей пахнут невероятно вкусно:

— А можно, я это съем? — спрашивает Рудык и добавляет: «Утром были школьные булочки, а теперь — обед в садике. Скажут, что я приехал объедать детей».

Конечно, ему не отказывают. Сергей делится, что действительно — вкусно. А в семье у него гороховый суп уступает только красному борщу. Любит он и капустник, но не такой, как на Черкасчине, с крупой, а только с капустой, на ребрах.

Но тут к нам присоединяется еще и мэр Смелы, который ходил на перекур во двор детского сада. (Да, именно во двор, а не за его пределы. Закон о запрете курения ему, вероятно, неизвестен. А просто подумать, что там, где дети, не должно быть табачного дыма?!) Градоначальник тоже хочет дегустацию провести. Ему свою порцию отдает медицинская сестра учреждения, которая просила весы для своего кабинета. Зовем местных коллег... И идем на улицу.

Очередная фотосессия. И – на объект.

С надеждой смотрим на стрелку часов. Ждем, когда же она перейдет отметку в 14:00 и начнется работа в кабинетах. Ведь Смела большая, и ноги гудят. Еще и погода не на нашей стороне: сильный холодный ветер пронизал насквозь.

В какой-то момент осмотра «важных объектов» мы берем тайм-аут в 20 минут на обед. Быстро «заправившись», продолжаем следить за работой. К счастью, она теперь — в помещении городского совета.

После заседания финансовой комиссии Рудык начинает прием граждан. (Будете смеяться, но политик, который всегда воюет с вождями и коммунизмом, имеет приемную на улице Ленина.)

Людей собралось очень много. Нас даже пытались не допустить в приемную, подумав, что лезем без очереди. Но обошлось мирно.

Пришли разные люди: чудаки, хитрецы и действительно нуждающиеся.

Например, один дедушка требовал обеспечить ему операцию на простате в частной клинике, иначе пригрозил самосожжением у ВР.

Другой просил совета, как вернуть вложенные в 1992 году деньги, и помочь найти хорошего врача, имея больную ногу.

Еще один, бедненько одетый пожилой мужчина, за землю для зятя ратовал. И на вопрос помощника депутата Ивана, случайно, не его ли зять — местный успешный бизнесмен, — дедушка бросил: «Подловили». И ушел.

Две пожилые незрячие женщины жаловались, что радио проводное не работает. Обижались, что на FM-приемник пенсии не хватает.

Также люди обращались к депутату с просьбой дать работу, деньги, постельные наборы для детского сада, оформить бесплатно наследство, приватизировать землю и тому подобное.

Были и действительно обездоленные, вынужденные просить на лечение. Как, например, дедушка, жена которого в 70 лет борется с онкологией. Или же мужчина, которого с ребенком-инвалидом на руках бросила жена.

Сколько людей прошло через кабинет — не считали. Но прием продолжался до 19:30.

Мы уже волновались, как вернемся в Киев. Ведь Рудык сказал, что в столицу не едет. Нам важно успеть на последнюю маршрутку из Черкасс. И как нарочно, денег у нас мизер — по 130 гривен.

«Если не успеем, что-нибудь придумаем», — говорю Дмитрию. А он в ответ подбадривает: «Сама же всегда повторяешь: все, что в командировке, — это не проблема, а репортажный момент. Передадим сигнал SOS шеф-редактору «на большую землю» — прибудет бригада по спасению».

Садимся снова в авто. Едем на Черкассы. Нервничать забываем. Надо уточнить еще ряд моментов. В частности, почему Toyota LC 200 на номерах «АИ». Рудык объясняет это тем, что его жена зарегистрирована в Киевской области.

Переходим на политику. В частности, спрашиваем, не восстановился ли политик в ВО «Свобода», поскольку не говорил людям на приеме, что не является представителем этой партии. Утверждает, что нет. Рассказывает, что с Олегом Тягнибоком не общается с марта, с момента написания заявления о приостановлении членства в партии, но отношения со «свободовцами» имеет нормальные. Делится: если бы закон о выборах народных депутатов предусматривал самовыдвижение, то не вступал бы ни в одну партию. (Кроме «Свободы», Рудык был в «Поре» и побывал в «Едином центре».)

Хотим выпытать, во сколько Рудыку обходится его мажоритарный округ. Не признается.

— Не так много, — говорит.

Мы же не отступаем, отмечаем, что только за сегодня он согласовал не менее пяти решений о предоставлении материальной помощи, и это точно не сотни, а тысячи гривен:

— Зайдите на сайт моего благотворительного фонда. Абсолютное большинство помощи идет вбелую. Директором благотворительного фонда является моя жена, — переадресовывает.

Уверяет Сергей, что и декларация о доходах у него белая. А земли имеет шесть соток возле дома, который видели утром. (Мы же, конечно, поверили, но в декларацию посмотрели. На сайте ВР есть сведения. Действительно, написано: земельные участки — 0,0629; жилые дома — 55 кв. м; земельные участки, как имущество, находящееся в собственности, в аренде или в ином праве пользования членов семьи декларанта, — 0,0900 га. А вот сведений об автомобиле там не нашли. В графе «Сведения о транспортных средствах» пусто.)

Спрашиваем и о войнах олигархов, а именно — о конфликте Порошенко — Коломойский, в который Рудык тоже втянут. Говорит не очень охотно. (Напомним, в свое время заместитель председателя Днепропетровской ОГА Корбан заявлял, что председатель Госкомзема Рудык — в зоне АТО как рядовой боец. А Рудык говорил, что его похитили.)

— У меня один вопрос. Почему после моего похищения Корбану дали орден «За мужество», хотя факт моего похищения был настолько публичный и широкоизвестный, что как минимум нужно было дело открыть? Но это риторический вопрос. Корбан дальше был в должности, пока они горшки не побили, — добавляет депутат.

Говорит, что сейчас по делу Корбана фигурирует и как свидетель, и как пострадавший. Но сомневается, что дело будет честно доведено до конца: «Думаю, это — предмет торгов».

Мы же напоминаем, что в свое время эти события подавали как геройский поступок — вывоз коррупционера в АТО:

— Педерасты! (Ой, извините.) Но это низко — держать в подвале, с мешком на голове, в наручниках... Они настаивали на назначении своего человека в области. И рассчитывали, что любой участок должен был бы согласовываться на седьмом этаже ОГА, там кабинет Коломойского — Корбана, — возмущается.

Утверждает, что когда правоохранительная система заработает, ему в вину ничего не поставят. Уверяет, что за шесть месяцев работы в Госкомземе не организовал незаконный оборот земельных потоков.

Поговорить успели и о ВР:

— Конечно, этот состав парламента лучше предыдущего. Конечно, проблема, что часто парламент выглядит по-дебильному. Это не только технология для снижения доверия к парламентаризму, но и неумение тех, кто представляет большие фракции, работать с залом. Как можно иметь коалицию и не набирать 226 голосов?! Зато там все время внутренние противоречия. Простые люди не разделяют депутатов на коалицию и оппозицию. Ты для них — власть, — говорит. И делится, что больше всего в ВР его бесит неподготовленность решений, формирование повестки дня в последний момент. А бюджет, прогнозирует, будет приниматься трудно и, возможно, в предпраздничные дни (как подслушали ранее, Сергей отменил заранее запланированную на 28 декабря семейную новогоднюю поездку).

Что касается вероятности обострения политического кризиса и досрочных выборов, то политик отмечает, что прогнозировать что-то довольно трудно: «Не знаю, что дальше будет. Имеем американцев и относительно жесткий контроль США. На Дядю Сэма вся надежда».

Рудык также считает, что лучше уж предоставить автономию и пойти на другие уступки Донбассу, чем остаться вообще без этой территории. «Если кто-то считает, что нам эти территории не нужны, пусть публично об этом заявит», — акцентирует.

В разговоре не заметили, что мы уже на автовокзале. Маршрутка «Киев — Черкассы» есть. Проезд — 120 грн. Значит, успели и денег хватает. И еще даже несколько минут на завершение допроса есть.

Поэтому спрашиваем, зачем Рудыку пистолет. Разговор об оружии не клеится. Единственное, что удалось выжать из Сергея, что при необходимости защитить семью он готов воспользоваться оружием. И что в сессионный зал он с пистолетом не заходит (как другие депутаты, сдает его на хранение). Не хочет говорить о безопасности, охране или угрозах. Ну, что поделаешь: нет так нет.

20:20 — прощаемся. Рудык поехал в Корсунь-Шевченковский. Мы — на Киев, дорога займет 3 часа 20 минут. За это время мы сформируем четкое желание поехать на ревизию «заграничного округа», чтобы тепло, чтобы пальмы, море и песок... Есть смелые?

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code