«Для него нет законов», или Как новый директор «решает» старые проблемы завода имени 61 коммунара

Перегляди: 1 110

История с невыплатой зарплат на государственном предприятии «Судостроительный завод имени 61-го коммунара», который расположен в Николаеве, берет свое начало в 2009 году. Именно тогда, из-за маленького количества заказов, которые получал завод, он перестал быть рентабельным. За долгами за коммунальные услуги, за зарплаты и другие важные статьи расходов последовала череда смен руководства

Последним из назначенных директоров стал некий Федор Петров, кандидатура которого вызывала сомнения сразу же после оглашения его победителем конкурса. Человек, по мнению многих экспертов, не имеющий никакого отношения к судостроению, засветившийся в финансовых махинация. Однако конкурсная комиссия закрывает глаза на все недочеты и все же выбирает его среди других претендентов на роль директора.

К чему за почти год своего правления привел завод Петров? За разъяснением мы обратились к трудовому коллективу завода, в лице председателя профсоюзного комитета государственного предприятия «Судостроительный завод имени 61-го коммунара» Николая Головченко.

По словам председателя профкома, то, что происходит сейчас на заводе – это беспредел. Под предводительством Петрова, якобы, режется на металл все, что только можно. Трудовой коллектив живет в страхе быть уволенным, так как неугодных Петров переводит на низшие должности, либо вообще увольняет.

— Вы знаете, страшное дело, что сейчас творит Петров. Он специалистов без объяснений переводит на нижеоплачиваемую работу. Два человека вообще ушло. У нас такая была Нелепова – она вела серьезную работу и отказалась подписывать на реализацию имущество, которое было приобретено за бюджетные деньги. Поставили условия такие, что из-за того, что она не подписывала эти документы, ее вынудили уйти с завода. Точно также исполняющая обязанности главного инженера Вера Васильевна отказалась подписывать ряд документов, на которых настаивал Петров. Больше того, он отдал команду, пришел его зам по режиму и эту женщину, опечатав ее кабинет, просто вывели с завода. Когда я подошел к нему по этому случаю и сказал, что это же не 37-ой год, не сталинские времена, Петров ответил, что она написала заявление об уходе. Я ему ответил, что сроки заявления истекли и если он человека не уволил, то тогда его работа остается в силе. Он ее не уволил на дату, когда ее вывели с завода. Какие основания на это?

Был еще начальник Калашников. Он был здесь в среду, в четверг. Моцан, которая возглавляет планово-экономический отдел, пообщалась с ним. Петров увидел это и в этот же день по приказу ее разжаловали в обычные рядовые.  Петров ничем не поможет, судя по этим делам. А самое главное – это непрофессионализм человека и незнание судостроения. Я не думаю, что он поможет нам возродить завод, — рассказывает Головченко.


Николай Головченко

Помимо того, что происходит с кадровыми назначениями, переводами и увольнениями, по словам Головченко, на заводе процветают кражи и хищения. Так, Центральным райотделом милиции расследуется дело о попытке вывоза с территории завода восемнадцати вентиляторов, стоимость одного из которых составляет около двух миллионов гривен. По словам председателя профкома, данные вентиляторы, пытались вывезти на один из складов города.

— Мне непонятно, где товарищ Петров нашел промежуточный склад в городе, на который он пытался вывезти машину с вентиляторами. Сейчас эта машина арестована. Вроде бы предоплата два миллиона. Это были вентиляторы корабельные, полученные в свое время на корабль. Сейчас я не скажу на какой, то ли на рефрижератор, то ли на военный. Эти вентиляторы выпускал завод «Экватор». На сегодняшний день цена одного вентилятора около двух миллионов, а их пытались вывезти сразу 18, — рассказывает глава профсоюза.

Согласно решению суда, на все имущество предприятия наложен арест и проводится досудебное расследование по факту растраты должностными лицами имущества завода в особо крупных размерах.

— На все имущество госпредприятия наложен арест в связи с взысканием с предприятия долга. Следственный судья Дмитрий Тышко вынес постановление движимого имущества завода, которое незаконно пытались вывезти с предприятия. Судья удовлетворил ходатайство следователя Центрального райотдела милиции о наложении ареста на временно изъятое имущество. Проходит до судебное расследование по факту растраты должностными лицами имущества завода в особо крупных размерах. Речь идет о восемнадцати судовых вентиляторах, которые были оформлены в качестве залога при составлении о предоставлении заводу беспроцентного займа со стороны частного предприятия. Сумма займа была 2 миллиона 300 тысяч гривен.  Потом арестовали машину на Темводе с металлоломом. На той стороне стояли фонари освещения акватории завода. Порезали. И такой случай не один. На сегодняшний день, задвижки были бронзовые вывезены и проданы. Не знаю по какой цене, потому что директор даже кадровые вопросы, к примеру по вопросу Мацан, я приказа не видел. Хотя эти вопросы должны быть согласованы с профкомом завода. Просто человек (Петров, — ПН) делает то, что захочет и для него нет законов, — рассказывает Головченко.

На данный момент, по мнению председателя профсоюза главной проблемой, которая не решена остаются люди, которые работают на крейсере «Украина» и уже больше года ничего не получают. Это связано с тем, что договор Минбороны не заключает, а люди работают. Так, за обслуживания крейсера Минобороны задолжало заводу уже около 12 миллионов гривен. Головченко связывает сложившуюся ситуацию с тем, что скорее всего министерство обороны отказывается от заказа на крейсера.

— Скорее всего, что там Минобороны открещивается от этого заказа. Были и такие разговоры. А если нам не содержать, то нас потом обвинят в том, что там есть техника, которая требует особого отношения. Люди там, потому что там есть оборудование, которое требует их постоянного присутствия, — рассказал Головченко.

Однако несмотря на все те проблемы, которые сейчас есть у завода, председатель профкома верит в то, что предприятие способно работать. В доказательство своих слов он приводит пример того, как была налажена работа в одном из цехов завода.

— Завод может работать.  Как пример – цех холодной обработки. Моргун Сергей Яковлевич, которого Петров просто на просто перестал пускать на завод дал команду на проходную просто не пропускать и они составляли акты там. Я подходил на проходную и спрашивал на каких основаниях его не пускают на завод, руководителя этого подразделения. Дал команду Бондаренко – этого его зам по режиму, Бондаренко отвечает, что ему дал команду директор. И просто вот так двух человек, вот сейчас мне звонила начальник этого цеха, сегодня суд будет по этому цеху и я буду выступать свидетелем. Сергей Яковлевич, пришел сюда, начал находить на стороне заказы, и практически люди этого подразделения не имели задолженности по зарплате по сравнению сов сем заводом. Он нашел повод, что тот не платит за свет и так далее. Я подошел к Петрову и говорю: «А теперь, Федорович, давайте представим, что все наши цеха, как этот работали и не платили только за энергию, то это было бы хорошо или плохо? Тогда бы у Вас была одна проблема – заплатить за энергию. Но поскольку у нас он работает, а остальные цеха недогружены. Я знаю, что он платил за энергию, есть документы в ПЭО, можно было бы Моцан заслушать по этому поводу, но сейчас все запуганы. Я с Моцан говорил. Они проводили анализ работы этого подразделения. Вот сейчас этот человек ушел, вместе с ним ушли его заказчики и это подразделение сидит без работы. Вот яркий пример, — считает председатель профкома.

Рассказал председатель профсоюза завода Николай Головченко и о контракте с Ласкаридисами, согласно которому николаевцы должны были построить 18 рефрижераторов, однако выполнили свои обязательства лишь частично. Последний из кораблей, готовый на 56%, так и не был сдан заказчику, что и стало причиной судебных тяжб Sea Emerald SA с судостроителями. Судно до сих пор стоит на заводе.

— Дело в том, что в свое время этот корпус корабля строился, но заказчик отказался от своего заказа и через Лондонский суд накрутил колоссальную сумму, порядка 45 миллионов долларов. Больше того, там государство даже заплатило, то ли 7,5, то ли 9 миллионов долларов отступных. Дело в том, что он работал не напрямую, а через некого Андреева, который в Крыму был. Якобы он был заказчик, но сотрудничество не было. На этот заказ выделялись деньги на те же вентиляторы, изоляцию на этот пароход и много других изделий. Все было закуплено на этот рефрижератор за бюджетные деньги, даже тогда, когда Ласкаридис не платил нам. Там тело кредита всего 4,5 миллиона гривен. Все остальное было накручено и было это сделано при Авдиенко, который сейчас советник у Петрова. В свое время был заключен контракт на серию судов, но таким образом, что часть оборудования, которое Ласкаридис менял связано с этим оборудованием выпускались документы, ведомости о проделанных работах и менялся фундамент, а все эти затраты были проведены так, что все сводится на последний заказ. Вот из-за этого и получился такой долг перед греком, — поделился Головченко.

В свою очередь работу Федора Петрова, на посту директора государственного предприятия «Судостроительный завод имени 61-го коммунара» прокомментировал и народный депутат Украины, избранный от округа в Центральном районе Николаева, в котором расположен завод, Александр Жолобецкий.

— Я не судостроитель. Я сын судостроителя. Однако несмотря на это, считаю, что поставить человека, который не имеет никакого отношения к судостроению – это мягко говоря ошибка. Я разговаривал с Романовым, как минимум три раза, говоря о той информации, которую я читал в прессе. О том, где работал Петров, о тех 4 миллионах, которые связаны с государственным предприятием «Зоря-Машпроект», на что услышал ответ: «Если я услышу о том, что он украдет хоть десть гривен на этом заводе, то я его посажу». После этого я читаю в прессе о том, что вывозят вентиляторы, вывозят металлолом. Я думаю, что это больше, чем десть гривен.  Во время моей поездки в Киев, у нас будет встреча с Президентом, где будут обсуждаться различные вопросы, в том числе планирую затронуть и тему завода. На этой неделе постараюсь, если он в Украине, встретится с Романовым, чтобы еще раз проговорить то, что происходит на нашем заводе, потому что мое мнение, что нынешнее руководство в лице Петрова – это не то что нужно для предприятия. Мягко говоря Петров, вообще, не тот человек, который должен быть во главе завода, — заявил Жолобецкий.

По словам нардепа, после возвращения из Киева он инициирует встречу с трудовым коллективом завода, чтобы вместе обсудить возможные пути выхода из сложившейся ситуации.

Можно много говорить о том, как решаются кадровые вопросы в нашем государстве. Можно спорить и кричать, что конкурс был нечестным, что Петров непрофессионал. Можно вспомнить фразу «Рыба гниет с головы». Это все просто слова. А факты говорят о том, что на 1 января 2016 года задолженность по заработной плате на заводе 16 миллионов 886 тысяч 200 гривен. Это задолженность по всему заводу (на сегодняшний день работает 758 человек), в том числе около миллиона гривен должны уволенным и умершим. Умершим, которые так и не дождались при жизни заработанных ими денег.

Почти семнадцать миллионов гривен долга и два пограничных катера, которые зашли на ремонт.  На данный момент времени это вся работа, которая заказана заводу. Сколько заплатит Минобороны за такой ремонт? Очевидно, что этой суммы не хватит на покрытие задолженности хотя бы по зарплате. В данной ситуации ясно одно – если директор не в состоянии привлечь инвестиции и пришел на завод только для собственного обогащения, то это не тот человек для предприятия. И, возможно, не зря говорят, что он не в состоянии возродить завод.

Источник: Преступности.Нет

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code