Догоняя Гондурас. Сможет ли детенизация экономики вырвать Украину из сетей бедности

Перегляди: 101

МВФ назвал Украину самой нищей страной Европы. Когда украинцы будут жить не хуже соседей, и на что мы можем рассчитывать в случае детенизации экономики

thumb

Анна Макаренко более десяти лет работает бухгалтером в Киеве. На собственное жилье так и не заработала — снимает квартиру в спальном районе. Одна воспитывает дочь. Каждый месяц Макаренко раскладывает по конвертам неофициальную часть зарплаты сотрудников небольшой киевской фирмы, в которой работает. Девушка «белыми» получает около 5 тыс. грн, еще 10 тыс. грн — в конверте. Оставшихся после оплаты аренды жилья денег хватает лишь на самое необходимое. Примерно раз в месяц она может провести вечер в ресторане, сходить в кино или театр, заплатить за кружок танцев, который посещает дочь. На бюджетный отдых у моря откладывает понемногу целый год.

В свободное время Макаренко просматривает объявления на зарубежных сайтах поиска работы и расстраивается из-за утерянных возможностей. Например, в соседней Польше бухгалтеру с аналогичным опытом работы предлагают 6 тыс. злотых (около 45 тыс. грн). А в другом объявлении главному бухгалтеру, в подчинении у которого пятеро сотрудников, обещают 10 тыс. злотых (около 75 тыс. грн). Изучать вакансии на немецких сайтах еще печальнее — там оплата за аналогичную работу в разы больше, чем в Польше.

Похожая ситуация с оплатой труда практически у всех квалифицированных специалистов, за исключением тех, кто работает на иностранных заказчиков в IT-секторе. Александр Бойко, руководитель департамента поиска и подбора персонала компании StaCo, приводит в пример зарплату оператора машин числового и программного управления. В Германии такому специалисту предлагают 23 тыс. евро в год с учетом налогов (около 740 тыс. грн), в Польше — 12 тыс. евро в год (около 386 тыс. грн), а в Украине на заводе в Житомире — 3,7 тыс. евро в год (около 119 тыс. грн).

Просмотр зарубежных вакансий для столичного бухгалтера Анны Макаренко не более чем досужий интерес. Найти работу по специальности в той же Польше она не надеется. Как отмечает Татьяна Пашкина, HR-эксперт портала Rabota.ua, системы налогообложения в разных странах отличаются, и украинский бухгалтер, владеющий только нашей системой, за границей профнепригоден — нужно учить международные стандарты.

$2,7 тыс. составил ВВП на душу населения в Украине в 2017 году

У большинства квалифицированных работников, за исключением программистов, перспективы за рубежом аналогичные. «В странах с развитой экономикой нет спроса на нетехнических специалистов из Украины, таких как бухгалтер, маркетолог, менеджер по персоналу и т. п., — говорит Дмитрий Толмачев, СЕО компании Global Recruitment Solutions. — Так, маркетологу нужен опыт на рынках Европы, а HR-менеджеров в Европе хватает своих. К тому же соискателям необходимо владение английским и языком страны, где открыта вакансия».

Свой среди чужих

Низкий уровень зарплат украинцев — следствие бедности нашего государства, что подтверждают цифры. Чтобы составить представление о том, насколько отличается уровень жизни в разных странах, экономисты используют критерий ВВП на душу населения. Согласно данным МВФ, обнародованным в «Обзоре мировой экономики» (World Economic Outlook) в октябре 2018 года, ВВП на душу населения в Украине в 2017 году составил $2,66 тыс. По этому показателю Украина заняла 134 место в мире после Молдовы, которая ранее считалась самой бедной страной Европы.

Да и в целом на фоне европейских стран Украина выглядит чужаком. Согласно статистике МВФ по уровню ВВП на душу населения мы находимся чуть ниже Гондураса, Филиппин, Бутана и чуть выше Лаоса, Египта, Папуа Новой Гвинеи и Вьетнама. «Эти страны специализируются на производстве сырья и продукции с низкой добавочной стоимостью, относительно малы по территории, населению и ресурсам и имеют неразвитый финансовый рынок», — обобщает Егор Киян, эксперт по экономическим вопросам Международного центра перспективных исследований.

Как отмечает Шамиль Мусаев, партнер отдела аудита KPMG в Украине, прогноз МВФ на 2018 год существенно расстановку сил не меняет — Украина по показателю ВВП на душу населения предположительно продвинется на две позиции вверх и обгонит Гондурас вместе с экономиками Тихоокеанских островных государств.

Наши соседи Россия и Беларусь по показателю ВВП на душу населения ушли далеко вперед. «В России, Беларуси и Казахстане промышленность не испытала такой деградации, как в Украине, — объясняет Владимир Сиденко, научный консультант по экономическим вопросам Центра Разумкова. — Там продолжается модернизация и освоение новых производств, в том числе с участием иностранного капитала, который гораздо охотнее идет в государства с устойчивыми политическими режимами, чем в нестабильные и, тем более, воюющие страны». Также в России и Казахстане уровень доходов поддерживается экспортом энергетических и сырьевых ресурсов, цены на которые в последнее время растут.

Торг не уместен

Справедливости ради отметим, что показатель ВВП на душу населения не дает исчерпывающее представление о благосостоянии граждан той или иной страны. Уровень жизни дополнительно оценивается по покупательной способности валюты, ценам, средней заработной плате, затратам и сбережениям населения, стоимости потребительской корзины, прожиточному минимуму и т. п. Так как жизнь в Украине дешевле, чем у соседей, с учетом этих показателей положение украинцев выглядит уже не таким критичным.

Владимир Сиденко также обращает внимание, что в обзоре МВФ показатель уровня ВВП выражен в текущих ценах без учета паритета покупательной способности валют (ППС), в то время как по ППС (в так называемых международных долларах) ВВП на душу населения в Украине составил $8,75 тыс., а у Молдовы лишь $6,69 тыс. Поскольку показатель по ППС, с точки зрения экономистов, более надежный индикатор для международных сравнений, размещение Украины в рейтинге после Молдовы не совсем корректно.

Однако радоваться нечему. Сиденко отмечает, что по показателю ВВП по ППС Украина на постсоветском пространстве опережает только Киргизию, Узбекистан, Таджикистан и Молдову, уступая Беларуси более чем вдвое, а Казахстану и России — более чем в три раза.

Теоретически улучшить положение Украины могла бы детенизация экономики, в частности выведение зарплат из тени. По данным Минэкономразвития, доля теневой экономики в Украине в 2017 году составила 31% от официального ВВП, а в развитых странах Европы, по данным МВФ, она редко превышает 17%. "Две трети украинских компаний выплачивают зарплаты в конвертах, — говорит один из собеседников Фокуса. — Они вынуждены использовать теневые схемы в силу неспособности конкурировать с сильными игроками рынка и с западными компаниями в случае, если полностью перейдут на работу «по-белому». Однако и с учетом неофициальной части, выплачиваемой в конверте, украинские зарплаты в разы отстают от европейских.

«Детенизация вряд ли в краткосрочной перспективе поможет приблизить уровень ВВП на душу населения в Украине к среднему значению по Европе, от которого украинский показатель отстает в 10 раз», — говорит Шамиль Мусаев. Он также отмечает, что ближайшее место в рейтинге после Молдовы занимает Косово, где ВВП на душу населения выше нашего почти на 50%. То есть, выведя из тени 15–20% экономики, Украине Косово не догнать.

Чтобы удержать работников от трудовой миграции, работодатели вынуждены повышать зарплаты

Как бы ни пытались в Украине сгладить жесткий вердикт МВФ, по уровню жизни наша страна пока способна соревноваться лишь с наиболее отсталыми государствами бывшего СССР.

Богатая жизнь ближайших соседей дорого обходится украинской экономике — из-за трудовой миграции в стране некому работать. «В связи с оттоком рабочей силы Украина столкнется с той же проблемой, что и Польша в свое время, — отмечает Андрей Солдатов, гендиректор компании WORLD STAFF. — Польша свои проблемы решила за счет Украины. А что нам делать?» По словам собеседника Фокуса, в Киеве открыта масса вакансий, в основном по рабочим специальностям, которые остаются незаполненными.

Чтобы удержать работников от трудовой миграции, работодатели вынуждены повышать зарплаты. Впрочем, бухгалтер Анна Макаренко, историю которой привел в пример Фокус, равно как и прочие белые воротнички, выигрывают от этого в последнюю очередь. «В основном повышение зарплат касается специалистов, конкурентных за рубежом. Зарплаты у рабочих растут быстрее, чем у бухгалтеров. Хотя и бухгалтерские оклады тоже прирастают из-за внутренней справедливости оплаты труда», — утверждает Татьяна Пашкина.

Многим украинским предприятиям, особенно малому и среднему бизнесу, существенное повышение зарплат на фоне умеренного экономического роста 2–3% в год может оказаться не по силам. Это будет тормозить развитие бизнеса, что неблагоприятно скажется на экономическом росте в целом по стране.

Низкий уровень жизни сказывается не только на рынке труда. «Из-за отставания Украины от соседних государств возникают асимметрии в сотрудничестве со странами региона, проблемы построения с ними партнерских отношений», — добавляет Егор Киян.

Кто виноват и что делать?

«У бедности в Украине есть две причины, — говорит Андерс Аслунд, научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне. — Прежде всего это гиперинфляция, которая бушевала в 1992 году и опустошила все. Во-вторых, рентоориентированность заблокировала развитие судебной системы и прав собственности». Уточним, что в экономической теории рентоориентированностью (англ. — rent seeking) принято называть получение выгоды за счет манипулирования законодательными или экономическими условиями. Попросту говоря, за счет коррупции.

Мария Репко, заместитель исполнительного директора Центра экономической стратегии, основную причину украинской бедности усматривает в нехватке инвестиций. «В 2004–2007 годах уровень инвестиций вырос, но мировой финансовый кризис больно ударил как по банковской системе, обнажив ее проблемные места, так и по экономике в целом, — поясняет она. — Небольшое восстановление после кризиса остановилось к 2013 году, а в 2014–2015-х аннексия Крыма и война на востоке Украины привели к обвалу».

Даже если экономический прорыв в Украине произойдет, с учетом запущенности ситуации нужно как минимум полтора-два десятилетия роста экономики на уровне 8–10%

Экономическая реальность не сулит нашей стране быстрого роста благосостояния хотя бы до уровня соседней Польши. «При показателе ВВП на душу населения $2,66 тыс. и польском в $13,82 тыс. отставание более чем в пять раз Украина при прогнозируемом МВФ росте экономики преодолеет через 44 года, — подсчитывает Егор Киян. — Но пока мы будем выбираться из бедности до уровня современной Польши, последняя продолжит развиваться и по-прежнему будет далеко впереди».

Для преодоления разрыва с Польшей хотя бы за 20 лет нужно развиваться куда быстрее соседей. Для начала, по мнению Владимира Сиденко, требуется коренное переосмысление приоритетов развития со стороны правящей элиты, постановка в центр экономической политики вопросов науки, технологий и инноваций, опора на восстановление человеческого капитала, в том числе пересмотр реформ в области образования и здравоохранения.

«Главное — не стараться прыгнуть выше головы, а заботиться о макростабильности — сдерживать инфляцию, не раздувать расходы бюджета, тратить каждую гривну с максимальной эффективностью, — продолжает Мария Репко. — Также поможет дерегуляция и приватизация — бизнес должен работать комфортно, а государству не следует заниматься бизнесом». Словом, без большой приватизации, а также уменьшения присутствия государства в банковском секторе успех вряд ли будет.

Украинцев на пути к благосостоянию должна вдохновлять мировая история, которая знает немало примеров того, как некоторые страны совершали экономические прорывы. Шамиль Мусаев приводит в пример Гонконг, который стабильно входит в топ-20 стран по ВВП на душу населения. «Такой результат был достигнут благодаря борьбе с коррупцией и структурным реформам», — заключает Репко.

Даже если экономический прорыв в Украине произойдет, с учетом запущенности ситуации нужно как минимум полтора-два десятилетия роста экономики на уровне 8–10%. Но при нынешних приоритетах экономической политики это фантастика. Поэтому бухгалтер Анна Макаренко посмеивается над популистами и не верит их заявлениям о быстрых успехах Украины. Свое поколение 35–45-летних, которым не посчастливилось заняться экспортным программированием, она называет «потерянным». Даже в случае свершения украинского экономического чуда его результаты она и ее ровесники увидят уже пенсионерами.

Источник Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code