Доктора и магистры. Зачем Минобразования отменяет уровни «специалист» и «кандидат наук»

Перегляди: 332

2016-й станет последним годом, когда студенты вузов смогут получить диплом специалиста. Затем Украина перейдёт на европейскую градацию уровней образования

 

Реформа системы высшего образования в Украине введёт новый перечень уровней подготовки специалистов: младший бакалавр, бакалавр, магистр, доктор философии и доктор наук. В Министерстве образования и науки объясняют необходимость реформы переходом на европейские стандарты. Повезёт тем, кто попал на этот переходный период: диплом бакалавра будет означать, что выпускник вуза получил полное высшее образование, специалисты автоматически станут магистрами.

В МОН считают, что реформа улучшит качество образования, так как вузы получат больше свободы, смогут ориентироваться на потребности рынка, в образовательной среде вырастет конкуренция. Активисты, которые требуют изменений в системе образования, уверены, что сделать её европейской не только формально будет трудно.

Новая философия

Григорий Бойко

заместитель директора департамента высшего образования Министерства образования Украины

Какого результата ожидают от реформы высшего образования?

– Прежде всего, это смена системы образования, чтобы она была более европейской, отвечала международным требованиям, мы должны работать в едином европейском образовательном пространстве. Главное, чего ждут от реформы – повышения качества высшего образования, всё остальное второстепенно.

Закон о высшем образовании разрабатывали и откладывали много раз, этот вопрос уже перезрел. Мы продолжали работать в системе фактически социалистического образца, за исключением некоторых нюансов.

Не станет ли реформа декоративной: выпускников вузов переименуют и больше ничего не изменится?

– Нет. Это серьёзная реформа, которая предусматривает предоставление существенной автономии вузам, сокращение функций министерства, создаёт Национальное агентство обеспечения качества образования. Теперь МОН будет выдавать лицензии, а независимое агентство – аккредитовать образовательные программы. Имплементация закона повлекла за собой принятие и изменение более 40 законодательных актов. То есть, это абсолютно другая, новая философия. Принцип один: мы даём академическую, финансовую автономию вузам, создаём условия, при которых они будут конкурировать друг с другом, не министерство, а рынок будет указывать, как необходимо готовить специалиста.

Однако на этом этапе мы только переходим на новый перечень специальностей. В этом году идёт набор в вузы по новому перечню, утверждённому в 2015 году. Он предусматривает существенное укрупнение специальностей. Раньше проблема была в том, что на каждом образовательно-квалификационном уровне, как это тогда называлось, были свои специальности, их было очень много.

Теперь специальность называется коротко, например, «экология» или «химия» без всяких нюансов. Но, когда мы на уровне бакалаврата говорим о широкой специальности, мы позволяем нашему будущему специалисту, который в принципе выбрал направление обучения, например, системный анализ, потом для себя решить, куда он пойдёт в магистратуру. А вузы получили право в рамках учебной специальности открывать те образовательные программы, которые они считают необходимыми, то есть, фактически спектр расширили до любых пожеланий вуза. Однако эти программы будет необходимо аккредитовать в независимом агентстве.

К тому же, перечень специальностей единый – от бакалавра до магистра и доктора философии. Это позволит студентам выбирать траекторию обучения. Поучился он на одной специальности, а потом решил, что в магистратуру можно пойти по другой – это позволено законом: сдавайте дополнительный экзамен, покажите, что умеете учиться и продолжайте обучение.

Приказом министерства созданы научно-методические комиссии по всем новым специальностям. Работающие в них специалисты, прошедшие через конкурс, сейчас занимаются разработкой стандартов. Раньше стандарт состоял из 200 страниц – кто его будет читать? Теперь это короткий документ, в котором чётко сказано, какую компетенцию должен иметь закончивший подготовку, соответственно, вузы в рамках этой работы создают свои учебные планы. Мы надеемся в ближайшие полгода завершить этот процесс.

На все новые уровни уже можно поступать?

– Сейчас понятно, что на доктора философии, в магистратуру, на бакалаврат уже готовы принимать все учебные заведения, которые раньше имели на это лицензию. Младший бакалаврат –новый уровень образования, он проходит процедуру лицензирования, поэтому в этом году поступления на него ещё нет.

2016-й – последний год, когда будет действовать прежняя система?

– Совершенно верно. В законе это чётко написано. Однако это не означает, что диплом специалиста утрачивает свою силу, он приравнивается к магистру.

Когда можно будет увидеть результаты реформы?

– Подготовка требует значительного времени. Бакалаврат – это четыре года дневной формы подготовки. Магистратура – полтора-два года. Получение степени доктора философии – это новая аспирантура – четыре года. Нужно подождать, когда эти специалисты выйдут из учебных заведений.

«Мы увидим борьбу»

Светлана Благодетелева-Вовк

глава совета общественной организации «Точка росту: освіта і наука», координатор инициативы «Дисергейт»

Стоит ли рассчитывать, что с реформой изменятся не только звания выпускников вузов, но и качество образования?

– Этот вопрос нужно рассматривать в нескольких перспективах. В долгосрочной – это однозначно позитивное явление, переход на такую систему позволит в будущем получить более высокое качество научных и профессиональных кадров. В кратко- и среднесрочной перспективе есть риски, которые связаны с неэффективностью самой системы образования в Украине и тяготением к советским практикам.

То, что мы сейчас имеем, – гибрид советской образовательной системы с вкраплениями некоторых капиталистических практик, при этом не самых лучших. В получившемся уродце мы имеем продолжение тоталитарных и авторитарных традиций – поклонение перед старшими, патриархами, гендерное неравенство, отсутствие конкуренции, мобильности кадров, клановость. Университет государственный, но ректор им распоряжается на правах феодала. То же касается школ, потому что отсутствие ротации управленческих кадров привело к тому, что директорами школ часто работают люди, которые были назначены ещё в начале 90-х годов. Они формируют среду, политику. Можно представить, какое качество образования мы получаем на выходе, когда отношения строятся на зависимости. Ребёнок по месту жительства попадает в среду, за 20 лет вычищенную от любых проявлений демократии, детей превращают в стадо овец, с родителей требуют деньги на те или иные нужды, о которых никто не отчитывается.

Сейчас у нас ситуация, в которой эти практики будут воспроизводиться через систему управления. Единственный выход – начало ротации управленческих кадров. Только приход новых людей позволит запустить институты, изменить правила. К сожалению, это практически не воспринимается в МОН. Диалог о необходимости люстрации мы начали ещё в конце 2014 года, но никто об этом, в принципе, серьёзно не думал, потому что элиты хотят сохраниться. И случай с докторской диссертацией супруги вице-премьера Катерины Кириленко – её степень подтвердили на последней аттестационной коллегии, только подтверждает, что без смены элит невозможно перейти на уровень качественного развития. Поэтому я и говорю, что в долгосрочной перспективе евроинтеграционные тенденции в той или иной мере себя проявят, но в краткой и среднесрочной перспективе мы будем видеть борьбу тех, кто представляет интересы прогресса и развития и реакционных сил старых элит, которые обеспокоены сохранением status quo.

Вы верите, что изменятся методы работы комиссий, которые будут давать научные степени?

О качестве образования свидетельствует не диплом бакалавра или специалиста, а организация самого процесса обучения

– Исходя из политики, которую проводит МОН и Национальное агентство обеспечения качества образования, нет. Когда 1 июля 2014 года был принят закон о высшем образовании, на создание этого органа выделяли девять месяцев. К сожалению, процедура была плохо выписана и в него попали дискредитировавшие себя личности. Мы узнали, что его руководителем может стать господин Волосовец, который выдвигался от Национальной академии медицинских наук. Активисты проекта «Дисергейт» вычислили две его плагиатных статьи, то есть, существует угроза, что руководителем органа, который должен следить за качеством образования, соблюдением авторских прав, будет плагиатор. Поэтому риски высокие, единственное решение – поддержать людей, которые требуют изменений в системе.

Сейчас предполагается, что диплом младшего специалиста, полученный до реформы, будет свидетельствовать о получении высшего профессионального образования, а диплом бакалавра – о получении полного высшего образования. Это может повлиять, например, на качество кадров на рынке труда?

– Такие формальные подходы давно не влияют на качество кадров. Неважно, какой уровень – бакалавр или магистр. Конкретный пример. В Киевском национальном университете технологий и дизайна студенты фактически учатся только три месяца в году, ещё четыре месяца учебный процесс организован как удалённый, потому что не отапливаются помещения и таким образом вуз экономит. Это можно трактовать, как имитацию образовательной деятельности, к сожалению, подобные практики достаточно распространены.

О качестве образования свидетельствует не диплом бакалавра или специалиста, а организация самого процесса обучения, как объединения практического и лекционного курсов. Или некий комплексный подход, когда преподаватель вообще отказывается от проведения лекций. Так называемые комплексные занятия начинаются с постановки проблемы, далее поднимаются какие-то концепции, которые позволяют её решить, затем идёт групповая работа по поиску решений конкретных задач, поставленных преподавателем, и на выходе у студента формируются определённые навыки, знания и умения.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code