Если откроем рот — ничего не получим: как в Украине распределяются гранты из США и Европы

Перегляди: 395

Эффективность предоставляемой Украине финансовой помощи вызывает вопросы у западных доноров

Западные доноры заявляют о значительной финансовой помощи, предоставленной Украине, но ее эффективность под вопросом. Простые украинские граждане не видят не только обещанных Юрием Луценко два года назад американских вертолетов «Апач» и ПТРК «Джавелин», но и вообще каких-то положительных примеров использования западных денег. Выделение десятков миллионов долларов на сомнительные проекты вызывает вопросы о целях и мотивах доноров, а отечественные эксперты говорят о лоббизме и непрозрачности в этой сфере.

Начиная с 1991 года, в Украину поступило и «освоено» грантов на суму более чем $9 млрд. Из них около $3,3 млрд реализуются в данное время. Этот показатель не учитывает гранты частных организаций, включая таких крупных доноров, как фонды Джорджа Сороса или Майкла Блумберга. Соответственно, реальный объем финансовой помощи намного выше указанного. Отследить количество и суммы грантов, которые выделяются в нашей стране, не просто, а результаты их реализации – еще сложнее. В Украине не существует законодательных требований к использованию, регистрации или отчету по грантам, хотя часть из них регистрируются в Министерстве экономики для того, чтобы избавиться от уплаты НДС. Но даже знакомство со списком грантов и их реципиентов полезно для того, чтобы понять, какие проекты профинансированы Западом, и проверить практический результат полученной помощи.

Гранты на ветер

Внешнее финансирование жизненно необходимо для выживания Украины с ее катастрофической экономической ситуацией и системными проблемами во многих отраслях. Для некоторых групп украинцев, например больных тяжелыми заболеваниями, благотворительная помощь остается единственным способом получить необходимые медикаменты. На внешнюю помощь приходится рассчитывать и гражданскому обществу, негосударственным объединениям и аналитическим центрам, ведь средства отечественного госбюджета традиционно направляются лишь на поддержку государственных или приближенных к госструктурам органов. Практики, когда на открытых тендерах выбираются лучшие предложения по подготовке аналитики или социальных проектов, в Украине пока что не существует.

Но вместе с тем непрозрачность системы принятия решений о том, кто и почему получит внешнюю помощь, вызывает большие вопросы. В этой связи хочется привести пример грантовой программы правительства США по «повышению среди украинцев уверенности в себе». Эта программа рассчитана на $36,5 млн, а получателем средств являются 7 общественных организаций, среди которых, к примеру, Ассоциация велосипедистов Киева. В рамках проекта $12,5 млн предусмотрены на проведение круглых столов, консалтинг, печатание литературы, аренду офисов, поддержку вебсайтов и так далее. Интересным моментом является то, что $5 млн из его бюджета выделяются на транспортно-логистические услуги участников проекта.

Практическим результатом реализации этого проекта являются разве что развешанные по Киеву бигборды с глубоким по смыслу и вдохновляющим лозунгом «Ты не ноль». Но стоят ли эти бигборды $36,5 млн?

Очень симпатичными являются многие из проектов внешней помощи, как, например, проведение Министерством экономики «высококачественных исследований Восточного партнерства ЕС» за 2,97 млн евро или, например, 210 тысяч евро на развитие велотуризма в Липовецком районе Винницкой области, но это ли является приоритетом для страны, которая находится фактически в состоянии войны и на протяжении двух лет не может провести критически важные для страны политические и экономические реформы?

О настоящих мотивах подобных решений неизвестно. Но эксперты обращают внимание на то, что часто грантовая поддержка используется для лоббизма или создания видимости активной деятельности, например, в сферах борьбы и противодействия ВИЧ/СПИД, разработке законодательства, борьбы с табачными и алкогольными компаниями, противодействия коррупции и так далее. Глава правления общественной организации «Центр эффективного законодательства» Марьян Заблоцкий, который поднял в прошлом году тему прозрачности распределения фондов помощи Украине, считает, что если одни гранты просто не приносят никакой пользы, то другие, использующиеся для лоббирования тех или иных законопроектов, могут навредить стране. В качестве примеров он называет грант компании «Агроинвест» в объёме $2,5 млн, направленных на "реформирование земельных отношений в Украине, или грант ОО «Життя» на сумму в $325 тыс. на принятие нового антитабачного закона. В обоих случаях, как указал эксперт в своем блоге, имеет место просто юридическая безграмотность при подготовке законопроектов даже с «благородными целями», поскольку «получатели грантов просто хотят пролоббировать законопроект побыстрее, так как их грант заканчивается в мае 2016 года», — отметил эксперт.

Но если в этих случаях есть хотя бы законопроекты, то в многих других невозможно установить хоть какие-то результаты. Украинцам стоит просмотреть список проектов внешней помощи на сайте Минэкономики. Они с удивлением узнают, как много проектов реализуется в их городах и регионах.

Монополизация права на гранты

Эффективность предоставляемой Украине помощи вызывает вопросы и у наших западных доноров. К примеру, миссия комитета Европарламента по бюджетному контролю, которая 16-19 мая находилась в Киеве и анализировала целесообразность расходования Украиной западных средств, выразила свою неудовлетворенность в этой связи. Как заявила «Апострофу» глава этой миссии Инге Грессле, у европейской стороны есть определенные претензии к украинским общественным организациям, получающим гранты ЕС. «Впрочем, — подчеркнула она, — по сравнению с объемами помощи государственным учреждениям Украины ситуация с общественными активистами вызывает меньше вопросов».

На момент публикации материала «Апострофу» не удалось получить комментарий от представительства Европейского Союза в Украине и посольства США об объемах финансовой помощи, которая проходит через них на выделение грантов. Кроме того, эти учреждения также не ответили на наш запрос о механизме распределения грантовых средств. Вполне возможно, как предполагают некоторые собеседники «Апострофа», это связано с «не совсем чистыми процедурами распределения грантов».

«В системе распределения грантов и внешней помощи все больше вопросов в отношении непрозрачности и непонятности критериев выделения средств. Сейчас наблюдается все большая монополизация „грантового рынка“ со одной-двумя крупными организациями, в частности РПР (Реанимационный пакет реформ)», — сказал «Апострофу» представитель одной из украинских общественных организаций. «По какому праву они монополизировали бренд гражданского общества в Украине, никто не знает, но они сейчас его успешно трансформируют в быстро увеличивающиеся банковские счета организации, которая также по никому неизвестным критериям получила право администрирования грантовых денег», — подытожил наш собеседник.

Речь идет об Институте медиа права (ИМП). РПР – не самостоятельное юридическое лицо, и выигранные этой платформой гранты идут на счет Института медиа права. Согласно отчету центра, в 2015 году эта организация выделила РПР 470 тыс. евро, что составило 80% от общего объема финансирования РПР в 2015 году. Сам Институт медиа права за прошлый год получил 23,181 млн грн, то есть фактически в два раза больше. На информационные запросы «Апострофа» относительно бюджета организации на просьбу прокомментировать обвинения РПР и ИМП в схемах выигрыша ими грантов, ответа не пришло. Более того, сотрудники РПР даже в неофициальных беседах отказываются отвечать на вопросы «прозрачности» получения грантов, но жалуются на то, что большинство полученных от доноров денег попадает только руководству платформы. «Все идет в руки руководству, рядовые исполнители практически ничего не получают. Даже на некоторые круглые столы и мероприятия, которые могут проходить в других городах, мы вынуждены добираться за свой счет», — заявила «Апострофу» одна из участниц платформы. На вопрос, почему активисты не поднимут эту тему публично, отвечают просто: «Если откроем рот – вообще ничего не получим. Тех, кто протестовали, просто закрыли и вышвырнули. Шансов получить денег из других источников еще меньше, поэтому радуемся хотя бы тем копейкам, которые нам перепадают. Ведь может быть и хуже…».

Следует отметить, что РПР – платформа, которая, судя по размещенным на их сайте данным, объединяет 57 общественных организаций. Она возникла после Революции достоинства и сейчас, как утверждают собеседники «Апострофа», получает львиную долю грантовых средств, в частности со стороны Европейского Союза. «Они себе записывают на сайте все подряд законопроекты, в том числе и те, которые разработаны правительством. Для правительственных органов это очень удобно — встретились с РПР, попили кофе и разошлись каждый со своим: министерства записали, что одобрено гражданским обществом, а РПР отрапортовал об успешной реализации гранта. Но ведь все уже видят, что особых результатов, связанных с деятельностью РПР, не наблюдается. Тогда кому это нужно, почему они до сих пор выигрывают гранты, несмотря на свою низкую эффективность?»- задается вопросом один из собеседников «Апострофа».

Один из координаторов еще одной общественной платформы «Нова краина» Сергей Опря заявил, что в прошлом году они подавали заявки на более чем 30 проектов, а получили всего два. По его словам, подозрения на счет честности и прозрачности распределения грантов существуют: «У меня есть чувство, что те, кто выдают гранты, — благотворительные фонды или грантовые программы, люди, которые работают в них, — действительно заангажированы. По нашему мнению, гранты не всегда выдаются тем, кто этого заслуживает. Предпочтение отдают тем, кого знают».

Тем временем западные доноры демонстрируют все меньше энтузиазма в вопросе финансирования Украины. Участники этого «рынка» рассказывают, что в конце прошлого года был отменен тендер на консультативную помощь Украине со стороны Еврокомиссии, в начале этого года также был отменен подобный тендер со стороны Великобритании. «Пока это отдельные факты, но мы наблюдаем их увеличение и все меньшее желание развивать программы в Украине. Если не будет продемонстрировано хотя бы несколько историй успеха с использованием западных грантов, то отношение к вопросу грантовой помощи быстро ухудшится – как со стороны доноров, так и со стороны нашего собственного общества», — подытожил один из наших собеседников.

Источник: Апостроф

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code