«Фокусы» теневой экономики: за что мы должны быть ей благодарны

Перегляди: 48

В МЭРТ считают, что уровень теневой экономики снижается, эксперты сомневаются в правильности расчетов

5d2f7d94df3ca

Уровень теневой экономики в Украине медленно, но неуклонно снижается. В этом убеждает доклад «Общие тенденции теневой экономики в Украине в 2018 году», подготовленный Министерством экономического развития и торговли. По подсчетам Минэкономики, теневая экономика в Украине по итогам 2018 года составляет 30% ВВП. Тогда как в 2017-м она достигала 32%.

Вообще, за последние почти 20 лет самый высокий уровень теневой экономики Минэкономики показало в 2014 году – 43%. Но уже в следующем году теневой сектор сократился до 40%, в 2016-м – до 35, в 2017-м – до 32, и, наконец, к концу 2018 года упал до 30%.

В МЭРТ считают, что снижение уровня теневой экономики происходит благодаря продолжающимся реформам, усилению рыночных тенденций и благоприятным условиям ведения бизнеса в Украине. А сдерживает темпы детенизации в первую очередь наличие неподконтрольных территорий на Востоке страны.

Что такое «теневая экономика»? Как подсчитывают ее размер и насколько «тень» мешает украинской экономике? В каких отраслях теневого бизнеса больше всего? Сайт «Сегодня» искал ответы на эти вопросы.

Расходы населения выдают уровень «тени»

К теневой экономике принято относить как незаконный бизнес вроде торговли оружием или наркотиками, так и собственную продукцию домохозяйств. А еще контрабанду, торговлю контрафактной продукцией и тому подобные вещи. То есть в понятие теневой экономики входят совершенно разные экономические явления, которые объединены только одной общей чертой: государство их не может контролировать и вести учет.

По единодушным оценкам специалистов, подсчитать уровень теневой экономики – задача непростая. Ведь потому этот сектор и называют «теневым», что он не поддается контролю и учету со стороны государства. Ввиду этого для определения масштабов теневого сектора используют комбинацию разных непрямых методов. МЭРТ использует электрический и монетарный методы, метод убыточности предприятий и метод «траты населения – розничный товарооборот». Комбинация данных, полученных в результате применения всех этих методов, и дает Минэкономики некий усредненный показатель, который представляют как уровень теневой экономики.

По правде говоря, каждый используемый метод показывает разные данные о теневой экономике, причем очень разные. Например, самый большой уровень теневой экономики дает метод «траты населения – розничный товарооборот». Он заключается в сопоставлении данных о росте зарплат, а также об объеме трат домохозяйств и размере розничного товарооборота. По этому методу, теневая экономика в Украине составляет 46% объема официального ВВП. В 2017 году было 48%.

Но в этом году МЭРТ решил «усовершенствовать» данный метод, включив в него также продажу домохозяйствами собственной сельхозпродукции на неформальных рынках и «дооценив» объемы коммерческих услуг для населения. По новой системе подсчетов, этот метод показал уровень теневой экономики уже в 54%.

Самый низкий процент «тени» дает метод убыточности предприятий – всего 18% (в 2017-м было 22%). При этом методе используются данные о финансовых результатах деятельности предприятий, а также данные об уплаченных налогах.

«Электрический метод» заключается в сравнении потребления электроэнергии и роста ВВП. Грубо говоря, если потребление энергии падает, а ВВП растет, значит, теневой сектор увеличивается. По «электрическому» методу, уровень ВВП в настоящее время составляет 27% (в 2017-м было 28%).

И, наконец, монетарный метод учитывает объем наличных денег в обращении. Этот метод показал 23% теневого сектора в Украине (в 2017 году было 24%).

Но в нынешнем году и этот метод был усовершенствован, как сообщает МЭРТ. И, по уточненным данным, уровень «тени» оказался выше – 39%. Причем, по сравнению с прошлым годом, он вырос на 1%.

Какой сектор самый «теневой»

Минэкономики подсчитывает также процент теневого сектора в каждой из отраслей экономики (по классификатору видов экономической деятельности – КВЭД). Причем результаты оказываются довольно неожиданными. Так, самый большой уровень теневого сегмента на протяжении последних лет насчитывают в секторе… «Финансовая и страховая деятельность» – 40%. И это несмотря на проведенную «очистку» банковского сектора и на то, что МВФ и другие международные организации считают реформу банковского сектора одной из наиболее успешных и продуктивных из всех, проводившихся в Украине в последние годы. В предыдущих отчетах о теневой экономике отмечалось, что традиционно высокий уровень «тени» в финансовом секторе объясняется тем, что через эти компании происходит обычно минимизация налогов.

А вот наименее «серым» в МЭРТ называют сектор «Сельское, лесное и рыбное хозяйство» – 12%. Хотя именно этот сектор ассоциируется с нелегальной вырубкой леса и контрабандой древесины, браконьерством и т.п.

Предпоследним по уровню тенизации оказался сектор торговли – всего 18%. Хотя в представлении обывателя именно в сфере торговли наибольший оборот контрабандных товаров, наибольшее число официально не трудоустроенных работников и неуплаченных налогов.

Какая часть в том или ином секторе находится в тени и как изменилась ситуация по сравнению с 2017 годом, представлено в таблице ниже:

Чтобы увеличить изображение, нажмите на него

Чтобы увеличить изображение, нажмите на него

Считать можно по-разному

Эксперты высказывают сомнения в корректности данных о теневой экономике, которые демонстрирует МЭРТ.

"Показатель теневой экономики, который определяет наш МЭРТ, не является адекватным. По их данным, за последние годы теневая экономика в Украине снизилась с 40% до 30. Но ряд эмпирических наблюдений на микроуровне позволяет считать, что уровень теневой экономики намного больше. Взять, например, рынок тенизации оплаты труда, сферу торговли. Скажем, электрический метод не учитывает процесс деиндустриализации нашей экономики. У нас сейчас очень высокий уровень добывающих секторов экономики, сельского хозяйства, сектор услуг. А в этих сферах нет прямой корреляции между потреблением электроэнергии и ростом производства. Второй момент – они не учитывают уменьшение обращения наличных денег, которое проводит Нацбанк. Кроме того, я проанализировал данные по финансовым операциям, операциям с недвижимостью, торговле, и считаю, что показатели очень сильно занижены. «Торговый» метод не учитывает, что торговля у нас подогревается поступлениями денег от трудовых мигрантов, а это почти 10 млрд долларов. И их никак нельзя считать деньгами, которые перешли из теневой экономики в «белую», – перечисляет экономист и финансовый аналитик Алексей Кущ.

По мнению эксперта, реальный уровень теневой экономики составляет примерно 50%.

Замдиректора Национального института стратегических исследований Ярослав Жалило также считает, что показатели МЭРТ могут быть занижены.

«Я бы очень осторожно относился к корректности тех методов, которые использует МЭРТ, в условиях тех экономических колебаний, которые свойственны украинской экономике в последнее время. Однозначно, что, когда происходит резкое падение деловой активности, признаки, по которым оценивают теневую экономику, возрастают. Когда экономика страны движется по стабильной траектории, эти методики могут отражать реальность. Но что касается украинской экономики, я бы не рискнул говорить, что теневая экономика однозначно уменьшается. Кроме того, например, что касается „электрического метода“, сейчас происходит смена технологий, развитие энергосберегающих технологий, изменяется структура экономики с постепенным вытеснением энергоемких производств. В частности, это произошло после того, как мы утратили часть экономики на Востоке Украины. Что касается монетарного метода – часть наличного обращения объективно уменьшается, нацбанк проводит политику жесткого ограничения монетарной массы, что влияет и на объемы денежного предложения и на денежный оборот. И такие примеры можно продолжать. Поэтому, повторяю, я бы не рискнул утверждать, что уровень тенизации экономики уменьшается», – говорит Ярослав Жалило.

Эксперты также обращают внимание на логическое несоответствие между показателями детенизации и роста ВВП.

«Они каждый год показывают снижение теневой экономики примерно на 3%. А ВВП в последние годы рос гораздо медленнее. Так что получается? У нас реальный рост ВВП происходит исключительно за счет детенизации, а сама экономика вообще не растет и даже падает? Я считаю, это абсолютно противоречивые цифры», – говорит Алексей Кущ.

Ярослав Жалило говорит о том же:

«Если экономика растет, а уровень тенизации уменьшается, то мы понимаем, что экономика реально не растет, а просто происходит переток из теневого сектора в „белый“. Но у нас на самом деле экономика растет, растут доходы людей, уровень потребления. А это означает, что происходит не перераспределение, а именно рост. И в такой ситуации теневая экономика также получает дополнительный импульс и, исходя из этого параметра, она может расти. Да, происходит ограничение контрабанды, включаются новые методы контроля, но какой фактор больше срабатывает – на плюс или на минус – я бы не взялся говорить», – объясняет эксперт.

Теневая экономика – это плохо или не очень?

На подсознательном уровне мы понимаем, что высокий уровень теневой экономики – это плохо для экономики официальной. Это неуплаченные налоги и недополученные деньги в бюджет, процветание коррупции и социальная незащищенность работника «теневой» сферы. МЭРТ называет и другие негативные факторы, которые напрямую связаны с тенизцией экономики. Такие, как искажение механизмов действия законов и инструментов рынка, низкая эффективность государственных институтов и т.д.

Однако экономисты считают, что в существовании теневой экономики есть и свои плюсы. Как минимум, для населения страны.

«Понятно, что теневая экономика – это зло. Во-первых, потому, что она порождает коррупцию. Эти явления друг без друга не существуют. Во-вторых, теневая экономика выводит за пределы фискальной системы большое количество средств и тем самым ограничивает ресурсы бюджета. В-третьих, в теневой экономике не защищены права людей на труд, на пенсию, на нормальные условия труда и т.д. а кроме того, сам бизнес, который находится в теневом секторе, не может рассчитывать на законную защиту своих интересов. Ну, и в странах с высоким уровнем теневой экономики вся экономика получается плохо управляемой вообще. Но, с другой стороны, в теневой экономике есть и позитив. Во-первых, для людей теневая занятость в условиях невозможности официального трудоустройства – это и возможность получить доход, и возможность избежать каких-то регуляций. То есть теневая экономика – неоднозначное явление, оно имеет две стороны», – говорит Ярослав Жалило.

Алексей Кущ дополняет:

«Теневая экономика, с одной стороны, это негативный фактор. Ее самый главный минус, на мой взгляд, – что „тень“ не дает бизнесу возможности капитализироваться и формировать так называемый мультипликатор активов. Теневой бизнес не может привлекать активы для развития, его нельзя продать по реальной стоимости. То есть нет возможности развивать такой бизнес. Но в то же время теневая экономика – это, на самом деле, и очень существенный предохранитель от кризисов», – говорит он.

Как формируется теневая экономика? По словам эксперта, один из факторов, который формирует теневой сектор, – слишком высокое фискальное давление. Та часть бизнеса, которая его не выдерживает, может либо прекратить работу, либо перейти в «тень». Зачастую бизнес выбирает второй путь. Да, бюджет недополучает налогов. Но зато теневой бизнес продолжает обеспечивать себя и других людей работой. Второй фактор, который, как считает Алексей Кущ, толкает бизнес в «тень», – невозможность выдержать конкуренцию с монополиями. Переход в теневую экономику дает ему возможность снизить операционные издержки и поддержать свою конкурентоспособность.

«В такой экономике, как наша, которая и с большим фискальным давлением, и с монополиями, на „белом“ рынке остаются в основном финансово-промышленные группы, а малый и средний бизнес уходит в серую или в теневую экономику. По данным Антимонопольного комитета, более 60% предпринимательской среды поглощено крупными компаниями. Но, благодаря уходу в тень, малый бизнес сохраняет свою производительность, деятельность на том уровне, который обеспечивает минимальную рентабельность», – считает Алексей Кущ.

Особенно много позитива от теневой экономики в периоды экономических кризисов, говорят экономисты.

«Теневая экономика – это как буфер, через который сбрасывается излишнее давление в котле. Если бы не было теневой экономики, то в моменты кризисов этот „котел“ под названием „белая экономика“ просто разорвало бы. В 2008-м, в 2014—2015 годах украинская экономика выжила только благодаря тому, что у нас был теневой сектор экономики, который смог обеспечить работой миллионы людей, и создавшееся социальное давление было сброшено через такой буфер и минимизировано», – полагает Алексей Кущ.

Какая теневая экономика нам нужна

На самом деле, по мировой статистике, не существует ни одной страны, где бы уровень теневой экономики равнялся нулю. Даже в таких экономически благополучных странах, как США, Швейцария или Германия, теневая экономика продолжает существовать наряду с «белой». Да, там ее уровень ниже, чем в Украине, тем не менее полностью искоренить ее не удается никому.

В докладе МВФ за январь 2018 года, где была проанализирована ситуация с теневой экономикой в 158 странах мира за период с 1991 по 2015 год, отмечается, что самый низкий уровень теневой экономики наблюдается в Швейцарии (7,2%) и Австрии (8,9%). Самый высокий – в Боливии (62,3%) и Зимбабве (60,6%). В среднем по миру процент теневой экономики составляет 31,9%.

Получается, по данным МЭРТ, ситуация в Украине даже немного лучше, чем в среднем по миру. МВФ же полагает, что средний уровень теневой экономики в Украине с 1991 по 2015 год составляет почти 45%.

«Во Франции проводилась политика, направленная против теневой экономики, и им удалось понизить показатель с 15 до 10% за счет более жестких требований на рынке труда. Но в результате у них разразился трудовой кризис, известный как акции „желтых жилетов“. То есть теневая экономика является необходимой частью любой экономики. Однако, когда она становится слишком большой, она начинает убивать социальные функции государства», – делает вывод Алексей Кущ.

Источник segodnya

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code