Фуфломицин наступает: за 5 лет украинцы потратили на лекарства-пустышки 3,6 миллиарда долларов

Перегляди: 102

Среди самых популярных в Украине препаратов 40% не имеют научного обоснования

53_main_new.1536243193

Украинцы так богаты, что покупают в аптеках бесполезные средства на десятки миллиардов гривен ежегодно. К такому выводу пришли исследователи рынка лекарств с недостаточной доказательной базой (оно было проведено по инициативе Центра противодействия коррупции при поддержке Международного фонда «Возрождение»). Как оказалось, из 54 млрд грн, потраченных на лекарства в 2017 году, 14 млрд (26%) ушли на гомеопатию и фитотерапию. А препараты этих категорий Минздрав занес в список фуфломицинов, то есть средств без доказанной эффективности.

Среди топ-10 самых популярных у украинцев в прошлом году препаратов четыре не имеют научного обоснования для клинического применения, признанного в мире.

«Лечение, предлагаемое пациентам или которое они назначают себе сами, не всегда целесообразно с точки зрения медицины и экономии», — говорит Виктория Тимошевская, директор Программной инициативы «Общественное здоровье» фонда «Возрождение».

Почему так происходит и как не купить лекарства-пустышки, разбиралась «Сегодня».

Откуда берутся данные

Фуфломицины — тема скользкая: требования к регистрации лекарств в разных странах свои. Так, популярным недорогим анальгетиком много стран своих граждан не лечат, а в Украине и Германии его благословляют (и это — не фуфломицин). Но если покопаться в протоколах клинических исследований, многое проясняется. Так, на то, чтобы доказать эффективность нового действующего вещества, производителю нужно потратить несколько лет и миллиардов долларов. Если ему это удалось, он охотно опубликует данные.

«Если их не выложили — значит, вряд ли фармкомпания провела достаточно лабораторных исследований», — полагает врач Евгений Гончар, член Общественного Совета при МЗ, участник исследования: либо корпорация не посчитала исследования выгодным (мол, и так продается) или понимала, что ничего толкового доказать не удастся.

«Но, хоть это и маловероятно, но вдруг производитель исследования провел, а результаты решил не выкладывать, — отмечает эксперт. — Данные клинических исследований из регистрационных досье лекарств в Украине закрыты, мы анализировали информацию из открытых источников. Пользовались наукометрическими базами действующих веществ (изучили 1500 веществ и их комбинаций).

Препараты, зарегистрированные для продажи в странах с суровыми регуляторными требованиями (ЕС, США, Австралия, Япония), считали эффективными по умолчанию: любой производитель инновационного лекарства захочет продавать его в этих странах».

--1_16

Кровь в помощь

Хуже всего, что на сомнительные лекарства с легкой руки чиновников уходят деньги налогоплательщиков.

«Мы уже несколько лет анализируем сферу публичных закупок и замечаем, как государственные и коммунальные медучреждения покупают лекарства-пустышки, — рассказывает Елена Щербан из Центра противодействия коррупции. — В 2016-м, например, выявили, что один из департаментов здравоохранения закупил для онкобольных чернобыльцев препарат на вытяжке из телячьей крови с недоказанной эффективностью. Они не были обеспечены базовой химиотерапией, а за бюджетные средства покупалось нечто, вряд ли способное помочь в онкологии».

В 2017 году, по словам Елены Щербан, медучреждения потратили на фуфломицины более 183 млн грн (при общей сумме закупок 4,3 млрд грн). С 2013 по 2017-й на «вытяжки» ушло около $37 млн.

Почему их покупают

Лекарства попадают в аптеки через экспертизу в Государственном экспертом центре МЗ. По словам экспертов, сегодня контроль за процедурой усилился, но в прошлом регистрацию прошла уйма сомнительных средств.

«Требования к лекарствам при регистрации изменились», — говорит Татьяна Думенко, директор Государственного экспертного центра МЗ: список разрешенных к продаже в стране лекарств на сайте министерства обновляется ежедневно.

Экспертный центр может лишить препарат госрегистрации, если на него поступает много жалоб от пациентов (через врачей) о непредвиденных побочных реакциях. Вот только врачи ни на что не жалуются: практики такой нет.

Почему нам их все еще назначают

Выписывать лишнее врачей вынуждают традиции и некомпетентность, говорят в МЗ: например, эффективного лекарства при болезни нет, а пациент ждет терапии.

«Все коллеги назначают это, и врач не хочет быть белой вороной», — добавляет Евгений Гончар.

«Где не развивается наука — процветает шарлатанство, — уверен Павел Сильковский, врач-анестезиолог с опытом работы в интернациональных командах врачей-волонтеров. — Большинство наших врачей оперируют знаниями, которые когда-то почерпнули в теории. Если ездят на конференции, то, как правило, оплаченные фармакомпаниями. И соответственно, пользуются их рекомендациями. Ведь у большинства возможности читать профессиональную литературу или статьи нет: они платные и на английском, а мало кто может читать англоязычные ресурсы и вообще имеет к ним доступ. Когда выступает профессор, доктор медицинских наук и хвалит препарат — они ориентируются на его слова, а не на мнение ученого из Гарварда, о котором они никогда не слышали. С другой стороны — удивляет позиция МЗ: министерство регистрирует все эти средства не как БАДы, а как лекарства. Необязательно отзывать регистрацию, достаточно ее не продлевать». В МЗ говорят: над списком лекарств работают постоянно".

--2

Как себе помочь: смотрим Нацперечень

Пациенты должны выйти из роли бессловесных исполнителей, уверена Виктория Тимошевская.

«Когда появится критическая масса пациентов и их родных, задающих правильные вопросы — пустышки перестанут назначать, — полагает она. — Почему назначаете именно эти препараты? Есть ли они в протоколах лечения и Национальном перечне лекарств?»

Людям нужно привыкнуть активно пользоваться информацией приложения МЗ «Лекарства Контроль» (likicontrol.com.ua): с его помощью можно проверить, есть ли назначенный медпрепарат в Нацперечне и программе «Доступные лекарства». А главное — делать выводы о методах доктора, если препарата в списке нет.

«Постоянно наблюдаю, как пациентам выписывают по 10—15 лекарств, порой забывая об их несовместимости, побочных эффектах, — говорит она. — Если врач отказывается профильтровать такое назначение — лучше искать другого».

Сегодня эту функцию на себя частично взяли страховые компании: нередко они отказываются гарантировать пациенту оплату лекарств без доказанной эффективности. Контролировать назначения будет и Национальная служба здоровья Украины, которая станет оплачивать медикам оказанные услуги. Очень помогли бы делу электронные рецепты: в любой момент можно проверить, какой врач что выписывает. Хотя до этого далеко — в Украине и бумажные рецепты на руки дают крайне редко, чаще черкают рекомендации на отрывных листиках.

«Уверена, у нас появятся профессиональные ассоциации, которые начнут реально отстаивать соблюдение протоколов лечения, — говорит Тимошевская. — В Европе такие организации занимаются в том числе аккредитациями врачей. И если замечают, что медик увлекается лекарствами с недоказанной эффективностью — лишают его лицензии».

ТОП-10 действующих веществ препаратов, на которые мы потратили больше всего денег в аптеках:

  • Нимесулид
  • Депротеинизированный гемодериват из крови телят
  • Натрия хлорид
  • Налбуфина гидрохлорид
  • Ривароксабан
  • Метамизол натрия
  • Адеметионин
  • Сальметерол, флютиказон
  • Электролиты с сорбитолом
  • Эссенциальные фосфолипиды

Ноотропы нарасхват

Здесь указаны действующие вещества самых популярных ноотропов и нейропротекторов и суммы, потраченные на них в 2017-м (в млн грн)

  • Депротеинизированный гемодериват из крови телят – 342
  • Эсциновая соль 2,6-диаминогексановой кислоты – 152
  • Этилметилгидроксипиридина сукцинат – 134
  • Фенибут – 117
  • Пептидный препарат, вырабатываемый из головного мозга свиней – 102
  • Цитиколин натрия – 94
  • Пептидный препарат из коры головного мозга крупного рогатого скота и свиней – 67
  • Цитиколин натрия (в другом препарате) – 66
  • Ипидакрина гидрохлорид – 62
  • Мельдоний – 61

Данные компании SMD (ООО «Системные маркетинговые исследования»)

Инсульт: джек-пот для аптеки и дефицит профильных центров

«Три главных причины смертности среди украинцев — сердечно-сосудистые, сосудисто-мозговые и онкологические заболевания», — перечисляет Дмитрий Гуляев, руководитель исследовательских проектов ОО "Украинская ассоциация борьбы с инсультом".

И как раз на этих проблемах больше всего наживаются фармацевты.

«Во всем мире при инсульте обращаются в специализированные инсультные отделения. И есть лишь одно средство, которое обоснованно используется в лечении пациентов с острым инсультом, — говорит он. — Вещество альтеплаза растворяет тромбы, образовавшиеся в сосудах, и пациенту потом не требуется длительное восстановление».

В развитых странах с образцовой организацией медпомощи тромболизис делают 30% пациентов. Остальным он не показан — пациента привезли слишком поздно или негативный эффект превысит пользу из-за противопоказаний. Тогда определяется тип инсульта и подключаются другие группы лекарств — антитромбоцитарные или антикоагулянты (важно не перепутать!). Для этого обследуют камеры сердца, сосуды шеи и питающие мозг. Но не в районке, а в инсультном центре, которых во всей Украине единицы. И грамотной помощи при инсульте не получают до 70% пациентов, говорит Гуляев, хотя это недорого.

А вместо помощи пациенты получают длинные списки препаратов, которые надо «прокапать». В частности, нейропротекторов. Так, по результатам клинического аудита, проведенного «Больничной кассой Житомирской области», установили: 78% пациентам с ишемическим инсультом в регионе назначали один или несколько нейропротекторов вопреки Унифицированному клиническому протоколу медпомощи.

«Нет никаких оснований их применять. В клинических директивах всех цивилизованных стран указано, что нет причин назначать нейропротекторы при инсультах, — говорит Гуляев. — В украинских тоже, но на практике они используются широко».

Если бы в Украине тромболизис делали 100 000 пациен­тов, это стоило бы около 2,6 млрд грн — столько, сколько в год покупается нейропротекторов! Но получается пшик: деньги есть, а здоровья нет. А ведь в реальности альтеплаза нужна даже не ста, а 30 000 пациентов. Но если в Польше, Чехии или Словакии лечение ею получают 10 000 пациентов в год, то в Украине — 400 человек.

«Любопытно, что более половины случаев применения — в Винницкой области. Так что многое зависит от людей, совершающих закупки лекарств. Очевидно, в регионе нашли способ за средства государственного или местного бюджета покупать альтеплазу, — объясняет Дмитрий Гуляев. — Одно вмешательство стоит около $1000: редкий пациент в такой ситуации сходу оперативно найдет такую сумму».

Также при инсульте важна реабилитация. У нас в стране специалистов группы реабилитационной помощи в госучреждениях практически нет, говорит Гуляев, только в частных.

«Но если бы пациенты сэкономили деньги, которые тратят на гомеопатию, нейропротекторы и фитотерапию — гипотетически они могли бы оплатить недешевые, но эффективные реабилитационные услуги», — размышляет эксперт.

Источник Сегодня

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code