Фури повернулися додому. Перші результати торгової блокади Криму

Перегляди: 471

Активисты Гражданской блокады Крыма уже неделю блокируют три пропускных пункта на полуостров – Чонгар, Чаплынку и Каланчак

За это время 373 фуры с продовольствием и другими товарами так и не заехали на территорию оккупированного Крыма. Спустя несколько дней блокады президент Порошенко дал указание отменить закон «О свободной экономической зоне», который освобождал предпринимателей, торгующих с оккупированной территорией от уплаты НДС.

Теперь фуры, едущие в направление полуострова – редкость. Тем не менее, на границу с Крымом продолжать прибывать люди, которые поддерживают акцию.

Гостеприимный Чонгар

Нам два барашка на Чаплынку и Каланчак передать надо! кричит кому-то Дилявер. Юркий татарин небольшого роста листает толстую тетрадь и делает пометки – картошка, мясо, вода, рис.

Седьмой день блокады. Второй день мусульманского праздника Курбан-байрама.

 Фото: Айдер Муждабаев

Дилявер из Мелитополя главный снабженец палаточного лагеря на Чонгаре. Он следит, чтобы прибывающие участники акции были сыты. Стоит только кому- то присесть за длинный стол, как тут же перед тобой появляется тарелка шурпы или плова.

«Будь акуратніше, я тут за тиждень вже пристойно набрав», предупреждает меня крымский активист Алекса.

Дилявер улыбается, крутит ус и смотрит на край стола.

Там крымские татарки из Новоалексеевки шинкуют морковь, лук, картошку, жарят мясо. В двух огромных чанах что-то булькает, степной ветер доносит до нас пряный аромат.

«У нас тут рай, не то, что на Чаплынке и Каланчаке», констатирует Дилявер.

Он рассказывает о начале продовольственной блокады. Как фуры на Чонгаре успели проехать до 12 часов 20 сентября. Как водители, которые не успели проскочить, после разъяснительной работы, мирно покидали пункт пропуска. Хотя в начале акции активисты переживали по поводу провокаций и возможных стычек, но сколь-нибудь серьезных столкновений и не произошло.

«Якби водії були організовані, як ми, вони б, звичайно, могли нас змести», размышляет Алекса. Он принципиально говорит по-украински. Алекса –участник проукраинских митингов, прошлым летом побывал в подвалах ФСБ в Крыму, говорит чудом выбрался, заступились друзья, лично просившие освободить его Сергея Аксенова. С того времени в Крым он невъездной.

Алекса пьет крепкий кофе и смотрит на дорогу, ведущую в Крым. Тут, на Чонгаре он с батальоном Крым, и бойцами «Правого сектора». Их лагерь расположился на противоположной стороне трассы.

«Правосеки» ведут себя тихо. Рассказывают, как где–то в ближайших полях они уже сняли три растяжки. Подозревают, что за ними, как и за остальными участниками акции может вестись наблюдение. За безопасность на этом участке трассы отвечает еще батальон «Херсон». Бойцы батальона разместились по периметру лагеря.

Мы мило общаемся и пьем чай. Но тут спокойствие лагеря нарушают две фуры, которые едут со стороны Крыма, они проезжают лагерь и останавливаются у лотков продавцов вяленой рыбы.

Огромная очередь фур остановлена на переходе Чаплынка. Фото: Айдер Муждабаев

С места срывается Изет Гданов. В прошлом заместитель министра транспорта и связи Крыма. Он подбегает к водителям и просит предъявить документы.

«Некоторые фуры заезжали с территории России на территорию оккупированного Крыма, а теперь, возвращаясь через эти административные пункты, они нарушают таможенное законодательство. И это надо пресекать», поясняет он мне на бегу.

С Изетом и заместителем генерального директора телеканала АТР Айдером Муждабаевым (российским журналистом, бывшим заместителем главного редактора газеты "Московский комсомолец – УП) мы решаем ехать на другие пропускные пункты, чтобы оценить ситуацию.

«Мы не торгуем с оккупантами, мы с ними воюем. Понял?»

Между тремя пунктами несколько часов езды. По дороге Изет рассказывает, как его уволили из министерства за оппозиционные взгляды, за то, что якобы финансировал киевский Майдан. В Крыму остались родственники, но противоречий с ними у Изета нет. «Они понимают – продовольственная блокада – это первые шаги к деокупации Крыма», оптимистичен он.

На подъезде к Чаплынке, мы встречаем фуру, едущую из Крыма, ее сопровождает машина таможенной службы. Водитель фуры – как раз один из тех, кто решил обхитрить активистов и заехать с территории России в Крым, а потом вернуться, как ни в чем не бывало.

Крымская татарка рассказывает репортерам про депортацию: Мы на коленях стоять не будем...  Фото: Айдер Муждабаев

Бойцы с нашивками «Правого сектора» останавливают фуру. Водитель не открывая двери, снимает их лица. Его настойчиво просят выйти. И он соглашается только при условии, что сможет поговорить со старшим.

Они и, правда, отходят поговорить.

Мы не торгуем с оккупантами, мы с ними воюем. Понял? – доносится до нас обрывки разговора.

Тем временем таможенник поясняет: «Водитель заехал на территорию РФ через Черниговскую границу, потом через порт „Кавказ“ попал в Крым. Там выгрузился. И теперь через административную границу с Крымом пытался вернуться домой. Инкриминируется статья 402 нарушение таможенного законодательства. Фура будет изъята до решения суда».

Изет Гданов внимательно слушает, звонит кому-то, диктует номер машины.

«Этот случай надо взять на контроль, чтобы таможня никоим образом никаких вопросов не решала», командует бывший чиновник.

В лагере «Правого сектора» нас пытаются усадить за стол, накормить борщом. «Нам бы досок, чтобы сделать настилы, а то у меня один боец уже простыл. А еще генератор, фонарь не помешали бы», говорит Вика из Запорожья, «главарь» лагеря.

«Украина все-таки, как ни крути матриархальная страна»,шутит Айдер Муждабаев. Изет записывает потребности, звонит, отдает распоряжения.

Мы едем по трассе. Вдали виднеются трубы завода «Крымский Титан», принадлежащего Дмитрию Фирташу. Градообразующее предприятие находится в Армянске, на Перекопском перешейке, соединяющим Крым с материковой Украиной.

Сырье предприятия – ильменитовая руда – беспрепятственно поставляется из Украины на протяжении полутора лет с момента аннексии. Аксенов несколько раз заявлял о возможной национализации предприятия. Тем не менее, «Крымский Титан» до сих пор принадлежит украинскому олигарху, а продукция завода по-прежнему продается как украинская.

28 сентября активисты заблокировали бетонными блоками железнодорожную ветку, ведущую на завод Фирташа. Там стоят маячки и дежурят бойцы. По их данным, уже скопилось 8 вагонов. Но пускать их они не намерены.

Благополучие 25-тысячного населения Армянска, зависящее от «Крымского Титана», теперь забота оккупационной власти. Поставки именитовой руды из РФ вряд ли удастся наладить.

«Это стратегическое предприятие. Мы с ними сюсюкаться с ними не будем», – говорит Изета.

«Мы стоим у ворот нашего дома. Пусть враг знает, мы вернемся»

На Чаплынке мы встречаем николаевского предпринимателя Сергея, который уже несколько часов спорит с бойцами. Он хочет ввезти две фуры с ракушняком. Уверяет, не для продажи, а для строительства дома. Но бойцы – беспристрастны. Уже битый час они отказывают ему в проезде.

Предприниматель пытается договориться с приехавшим только что Изетом. Говорит, что якобы с утра пропустили три фуры с семенами. Но Гданов категоричен: «Это блокада! Мы всех предупреждали!».

Утро 20 сентября. Чонгар. Подготовка к началу. Фото: Айдер Муждабаев

"Тем более, ракушняк – бизнес предателя Руслана Бальбека («зампред Совета министров Крыма» – ред.), поясняет он мне.

Спустя час к николаевскому предпринимателю приезжают друзья. Они говорят – «Будем носить руками».

«Ну, что ж носите», – отвечает им Изет Гданов.

Мы возвращаемся на Чонгар поздно вечером. За длинным столом бойцы едят плов.

В большой военной палатке проходит совещание координаторов пунктов.

Чуть дальше операторы АТR выставляют свет, чтобы Айдер Муждабаев мог включиться в ток-шоу.

Муждабаев просит: «Ребята, сделайте так, чтобы флаг с тамгой у меня в кадре был. Это важно, миленькие мои». Они, конечно же, все понимают с полуслова. Единственная проблема Муждабаев включается по скайпу с телефона.

Главный зачинщик блокады Ленур Ислямов, вице-президент Всемирного конгресса крымских татар, появляется то тут, то там. Дает советы, отдает распоряжение.

Сразу ясно, он мотор блокады.

Работа его московского актива «Джаст банк» заблокирована. Крымскую компанию «Симсититранс» (в первый день акции здание компании в Симферополе неизвестные забросали помидорами – УП), судя по всему, ждет та же участь, что и созданный им телеканал АTR. Лицензию каналу не продлили, и Ислямов был вынужден перевести канал в Киев, тем не менее Ленур Ислямов выглядит счастливым.

Главный зачинщик блокады  Ленур Ислямов. Фото: Айдер Муждабаев

«Это наш энерджайзер», улыбается Дилявер.

Ислямова земляки часто упрекают в том, что он пытался пойти на сделку с оккупационной властью. Он этого не отрицает: «Да, был заместителем председателя Совета министров Крыма в апреле 2014. Проработал 23 дня, думал, смогу защитить свой народ. Понял, что это невозможно».

После очередного насыщенного «блокадного» дня Ислямов выглядит полным сил.

Он пересказывает звонки и просьбы пропустить то львовское мороженое, то черкасские яблоки, то 40 фур газобетона из Новокаховки. У него с такими собеседниками разговор короткий. Он говорит, был удивлен тем, что самые активные поставщики Крыма – из Западной Украины.

На предложения, поступавшие в течение недели с оккупированной территории, у него только один ответ: «Мы меняем продукты только на наших патриотов». Говорит, уже поступали предложения об обмене арестованного в январе члена Меджлиса Ахтема Чийгоза.

«Знаешь, что мы сейчас делаем – мы стоим тут с гордо поднятой головой у ворот нашего дома, показываем врагу, что мы будем возвращаться. Да, наши братья и сестры сейчас заложники, но они ждут нас. Украина должна понять – мы ключ к Крыму, ключ к целостности страны. Мы здесь и отсюда никуда не уйдем», говорит Ислямов.

Его уверенность, кажется, ключевой стержень блокады. Для него самого блокада – только начало длинного пути. Он говорит об этом без пафоса, без тени страха. «Ну, понятно, что отберут все (бизнес – ред). Заработаем еще».

Альтернативное правительство Крыма

Следующая цель для крымских татар после продовольственной блокады полуострова и отмены закона о СЭЗ закрепление статуса коренного народа Крыма в Конституции Украины.

В прошлом году Верховная Рада в ответ на аннексию приняла постановление о присоединении к декларации ООН и статусе коренного народа Крыма.

Согласно декларации ООН о правах коренных народов, правительство обязано считаться с мнением коренного народа на территории его проживания. Но в постановлении ВР не прописаны алгоритмы реализации прав коренного народа.

 Фото: Айдер Муждабаев

Поэтому крымскотатарские лидеры настаивают, чтобы статус был вписан в Конституцию, а дополнительный закон описывал механизмы реализации их прав. Говорят, такой закон как раз сейчас готовиться в АП.

Оба лидера крымскотатарского народа Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев – депутаты президентской партии «Блок Петра Порошенко».

Гражданская блока, которую косвенно поддержал президент, и недавнее назначениеДжемилева главой Нацсовета по антикоррупционной политике, говорит о том, что отношения между крымскими татарами и Банковой потеплели. Теперь появился шанс «продавить» решение о статусе коренного народа. Особенно если в защиту крымских татар вступится гражданское общество.

Что дальше?

Членами Меджлиса активно обсуждается идея о создании Крымскотатарской автономной республики на территории нескольких населенных пунктов Херсонской области, прилегающих к территории Крыма.

«Правительство в изгнании» будет заниматься проблемами Крыма, и «обкатывать» бюрократические процедуры с тем, чтобы после деокупации сразу начать работу.

«Правительство Крыма будет набираться из чиновников, которые настроены, возвращать полуостров. Они будут давать клятву на верность Крыму и Украине, это одно из условий, – поясняет Ислямов. – Если завтра мы возвращаем Крым, мы должны быть готовы работать. Точно так годами готовилась Россия к аннексии – создавала, подкармливала партии, вербовала».

Представители самообороны Херсона посменно дежурят на Чонгаре.  Фото: Анастасия Рингис

Следующий шаг, который пока кажется фантастическим, но, по словам Ислямова, вполне реализуемым – аннулировать украинские паспорта с крымской пропиской.

А вместо них – выдавать украинские паспорта с пропиской в Крымскотатарской автономной республике.

Такая «рокировка» позволит точно понимать количество сторонников Украины. По словам Ислямова, эта цифра может удивить многих украинцев. А еще – ослабить хватку России и даст возможность Украине присутствовать на полуострове.

«23 года нам не давали статуса коренного народа. Все боялись, что мы аннексируем Крым. Но история показала обратное – мы вышли на защиту Украины. Теперь время Украины дать нам инструменты, чтобы защитить свой народ. Хватит уже нас бояться», – говорит Ленур Ислямов.

Мы сидим с ним в военной палатке.

Два месяца назад, когда мы встречались в офисе «Украинской правды», представить такое было сложно. Тогда у него и мысли не было о том, чтобы перекрывать дорогу грузовикам. Он мечтал запустить канал ATR в Киеве, чтобы наладить вещание в оккупированном Крыму.

Пока так же нереально звучит и идея «Альтернативного правительства», хотя Ислямов, как показывает опыт, не из тех, кто говорит, не подумав.

Кому-то кажется, что события развиваются слишком быстро. Ислямов уверен, что действовать можно намного быстрее.

Бизнесмен уже закупил несколько тонн картошки, сейчас ищет мобильные бани.

«Мы тут надолго, но не навсегда. Наша родина через забор», – поясняет он.

Анастасия Рингис, УП

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code