Герой или жертва? Дела и делишки Анатолия Матиоса

Перегляди: 332

енеральный прокурор Юрий Луценко оставил только двоих заместителей из команды Виктора Шокина, один из которых — военный прокурор, метивший в кресло генерального, Анатолий Матиос. Сегодня амбициозный зам Луценко претендует на должность главы новосоздаваемого ГБР

Заслуг у Анатолия Матиоса за время работы замом генерального и военным прокурором Украины накопилось немало. Он единственный, кому удалось удержаться в кресле после смены руководства в ГПУ. Он один из немногих в когорте прокурорских, кто не боялся выступать на телешоу, комментировать уголовные дела в прямом эфире и выступать на пресс-конференциях. А после некоторых своих высказываний получил прозвище «Толик-тепловизор». Но, главное, Анатолий Матиос оказался не только незаменимым спикером, но еще и супер-следователем, под руководством которого распутываются самые загадочные преступления, даже не относящиеся к компетенции военной прокуратуры. Рейтинг побед и неудач Анатолия Матиоса на сегодня несложно составить.

«Толик-тепловизор»

Военная прокуратура во главе Матиоса сегодня по-прежнему на слуху. Поэтому и фигура ее главы привлекает не меньше внимания — он обошел люстрацию, хотя во время правления Виктора Януковича работал в Администрации президента. Он смог пережить двух генпрокуроров — Виталия Ярему и Виктора Шокина, при которых только укрепил свои позиции, так как сейчас уверенно себя чувствует при новом прокуроре Юрии Луценко.

В 2014—2015 годах военная прокуратура передала в суд 3 718 обвинительных актов касательно военных преступлений. По фактам совершения непосредственно военных преступлений в 2015 году в суд направлено 3 252 обвинительных акта в отношении 3 581 военнослужащего. Одним из резонансных дел стало обвинение бойцов  батальона «Торнадо» в тяжких преступлениях, среди которых пытки и издевательства над местным населением.

Но если распутывать военные преступления — дело непосредственно военной прокуратуры, то ее участие в раскрытии покушения на убийство генпрокурора Виктора Шокина в ноябре 2015 года, за которое взялся Анатолий Матиос, вызвало интерес. Особенно после заявлений Матиоса, что киллер стрелял в стекло кабинета генпрокурора с помощью тепловизора. Именно по причине того, что тепловизор не может уловить температуру объекта через стекло, по логике Матиоса, киллер и промахнулся. Как раз этому заявлению он обязан своим прозвищем «Толик-тепловизор». И хоть Матиос и намекнул на заказчиков покушения, проведя параллель с тем, что стрельба велась из здания «Укрподшипник», принадлежащий братьям Клюевым, ни киллеров, ни заказчиков этого преступления  СБУ так и не нашла. Нужно заметить, что как раз Анатолий Матиос и мог бы помочь органам в поисках братьев Клюевых, так как дом его супруги в Конча-Заспе стоит через забор от дома Клюевых.

Наш пострел всюду поспел

История с покушением на генпрокурора добавила военному прокурору дивиденды — в его эмоциональном рассказе звучало лейтмотивом, что если бы рядом с Шокиным в момент стрельбы был Матиос, он бы прикрыл его собственным телом. Это не мог не заметить Шокин, который с тех пор всецело полагался на своего заместителя, закрывая глаза на многие недостатки и позволяя ему заниматься не свойственными его ведомству делами.

В ГПУ закрыли глаза и на странное затягивание расследования дела по так называемым рюкзакам Авакова — дело о коррупции в МВД, которым занялась военная прокуратура вместе с СБУ и засняла диалог в кабинете зама главы МВД Сергея Чеботаря, где он обещал молодому человеку, внешне похожему на сына министра — Александра Авакова, приобрести партию рюкзаков по завышенной цене. В феврале 2015 года МВД действительно закупило рюкзаки на 16,5 миллиона гривен. На тендере тогда победила фирма с признаками фиктивности. Больше года расследования так ни к чему и не привели.

В то же время, заместитель генерального прокурора Украины — главный военный прокурор Анатолий Матиос лично поехал в Израиль по делу экс-министра энергетики и угольной промышленности Эдуарда Ставицкого. Он прокатился за госсчет, чтобы привезти официальное письмо от Генеральной прокуратуры Украины с просьбой разрешить проведение следственных действий со Ставицким, который сейчас проживает в этой стране. Сам Ставицкий в комментариях СМИ заявил, что Матиос шантажирует его. Экс-министр энергетики утверждает, что данное письмо оказалось у него задолго до визита Матиоса: документ передали представители Генпрокуратуры Украины, чтобы показать, что может случиться, если Ставицкий откажется платить взятку «с шестью нолями». Судя по всему, договориться не удалось. Да и Шокин ушел.

Уже при новом руководстве Матиос берется за расследование кражи вещей из автомобиля одного из сыновей босса Луценко-младшего. А по слухам, он уже не просто втерся в доверие к новому генпрокурору, что безусловно дает ему карт-бланш, но он еще и успешно ставит на место некоторых зарвавшихся народных депутатов.

«Как вы думаете усмирили Надежду Савченко, когда она только приехала и кричала то, что не надо было?! Ее пытались сплавить в Европу в Парламентскую ассамблею, она не захотела. А потом раз, и начала вести себя спокойно. С ней встретился Матиос и рассказал, что в военной прокуратуре на нее два уголовных дела. За мародерство, ведь она попала в плен, когда пришла в село решать вопрос с местным клубом, где попали на десант. И за самовольное оставление места службы — она бросила заявление об увольнении из ВСУ и умчалась в АТО, не дождавшись приказа об увольнении», — рассказывает один из сотрудников Минобороны.

Дела АТОшные

Неофициально ходят разговоры и о том, что военная прокуратура под руководством Матиоса в зоне АТО зарабатывает неплохие деньги. Как утверждает бывший прокурор Сергей Иванов, они прикрывают конвертационные центры и вымогают деньги с предпринимателей.

«Военная прокуратура под управлением Анатолия Матиоса превратилась в коммерческое предприятие с практически неограниченными полномочиями, которые распространяются далеко за пределы зоны АТО. Военка контролирует все конвертационные центры в зоне АТО и на прилегающих территориях, все виды трафика с оккупированной территории и обратно», — пишет в соцсети Сергей Иванов.

Как утверждает автор, уголовные производства о финансировании терроризма превращаются в дела об уклонении от уплаты налогов (212 УК), служебный подлог (366 УК) и фиктивное предпринимательство (205 УК) путем нехитрой валютной транзакции между подозреваемыми и сотрудниками военной прокуратуры. То есть из тяжких, по которым грозит наказание до 15 лет заключения, в менее тяжкие с меньшим сроком.

«Оперативники НПУ или СБУ постоянно жалуются на то, что военка продает все, что им удалось собрать по террористам…. Военный прокурор АТО Кулик — коррупционер и мздоимец, помимо бизнеса занимающийся преследованием наших воинов. НАБУ покрывает Кулика, происхождение активов которого до сих пор покрыто тайной… На сегодняшний день военная прокуратура является угрозой национальной безопасности, и если её не остановить, то, я боюсь, Матиосу не поможет ни жена-миллионщица, ни племянник-внезапный начальник „Укравтодора“, ни бронированные стекла. Он превратил свое ведомство в коммерческое НКВД, люди это видят и понимают. А с учетом специфики рода занятий этих людей, я вполне могу прогнозировать самое неблагоприятное развитие ситуации», — предупреждает экс-прокурор.

Собственно, именно род его деятельности привел к тому, что он сегодня ходит с охраной и круглые сутки не расстается с пистолетом. По сути, Анатолий Матиос приобрел больше врагов, чем друзей. Возможно, этим можно объяснить его решение перейти на самостоятельную должность, открывающую при этом намного большие перспективы, чем в ГПУ — стать главой Государственного бюро расследований. Он еще свое решение не прокомментировал.

Источник: РИАН

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code