Год английского языка. Как провести перекодирование украинского общества

Перегляди: 411

Следующий год президентским указом – не в последнюю очередь благодаря широкой общественной кампании GoGlobal, инициированной и поддержанной известными активистами и политиками – провозглашен годом английского языка

С одной стороны, это в определенной степени следование лаконичным заветам Ли Куан Ю, в ходе своего посещения Украины призвавшего украинцев учить английский, с другой – еще один дзот, смотрящий в сторону восточной границы.

Конечно, несмотря на масштабность и детализированную роспись указа, шанс на то, что его реализация стечет в песок примерно так же, как и воплощение других, не менее амбициозных инициатив – достаточно велика.

Однако, вероятно, более благоприятного момента для своеобразного перекодирования украинского общества не было и не будет.

Здесь следует уточнить, что говорить при этом о каком-то ударе по языку русскому в данном контексте было бы совершенно неуместно.

При всех тактических расхождениях, а иногда искреннем непонимании частностей, которые существуют в отношениях между революционизированным украинским социумом и разношерстной российской политической оппозицией – очевидно, что долгосрочные задачи этих двух сред являются тождественными.

Кроме того, к вящей пользе Украины споры о «первородстве» (их завершит лишь присоединение Украины к НАТО, ЕС и, в далекой перспективе ОЭСР) и о том, какое место занимает пласт культуры, генерированный на современном русском в нашей истории (то же, пожалуй, что Магдебургское право в традиции нашего самоуправления и Запорожье в традиции нашей свободы) давно пора прекратить.

Достаточно сказать, что ничего не уязвляет человеконенавистнический режим в Кремле так, как его неспособность заглушить то глумление над его примитивной пропагандой, которое осуществляется на том же языке (и нездоровый интерес подданных Путина к языку украинскому, как и появление в разговорном русском массы новых украинизмов).

Поэтому, на самом деле, политика – или попытка таковой, хотелось бы надеяться, что она будет воплощена – расширения сферы употребления английского, говоря здраво, мало связана с проблемами восточной политики. Как правило, при обсуждении темы правительственной поддержки практической «англомании» в Украине возникают два бытовых наблюдения-возражения.

Первое состоит в том, что те, кому английский необходим в повседневной жизни – пусть суженой до профессиональной деятельности – давно его выучили.

Второе – в том, что в обычных школах «первый иностранный» все равно учат плохо, и никакие политизированные PR-акции этого быстро не изменят.

В отношении второго можно сказать, что нынешнее министерство образования и науки все же довольно далеко продвинулось в реформировании отрасли и (к счастью) все чаще пытается настоять на своем.

По поводу первого – проблема состоит уже даже не в «менеджерах среднего звена», потребность в широком охвате существует, хотя бы потому, что происходит вынужденная, болезненная, но неизбежная и быстрая переориентация украинской экономики на рынки, обслуживаемые английским языком (в торговле продовольствием произошла настоящая революция). Показательно, что действующее правительство – наиболее англоязычное в нашей истории. И происходящий поворот стал отражаться в международных рейтингах.

Согласно результатам исследования международной тренинговой компании Education First, Украина по сравнению с прошлым годом значительно улучшила свою позицию, поднявшись с 44-й строчки на 34-ю из 70 участников, оказавшись в рейтинге между Гонконгом и Перу. Что, между прочим, весьма примечательно, поскольку Гонконг, собственно, принадлежит к «англоязычному миру» — возможно, нынешняя позиция Гонконга в этом рейтинге просто отражает его растущую «китаизацию». При этом, если верить рейтингу, Украина обошла Российскую Федерацию (которая в сравнении с прошлым годом опустилась с 36-й на 39-ю ступеньку). Вероятно, это следствие той борьбы, которую последовательно и публично проводят российские власти с ранее бесспорной принадлежностью своей страны, как минимум, к условному «глобальному Северу».

Между тем, в плане некоего политического манифеста – именно украинский президент выступает за использование английского в качестве второго рабочего языка и даже проводит некие эксперименты подобного рода в своей администрации.

Важно, что в украинской системе высшего образования примерно с середины 2000-х годов расширяется пространство вузов, практикующих так называемые программы двойного диплома, в рамках которых степень защищается в украинском и западном университете, с переводом работы на английский (в некоторых случаях – на другой, немецкий или французский) язык. И в контексте пока – увы – довольно медленного продвижения Украины по европейскому пути оценки и признания академических квалификаций – эти программы пользуются закономерной и растущей популярностью (это еще и к тому, что изобретать в очередной раз велосипед – не следует).

Год английского языка в Украине – в любом случае – более чем полезная инициатива, тем более поддерживаемая на высшем государственном уровне, это определенный маркер новых времен, в которые встраивание Украины в глобализированное экономическое пространство ускоряется, а культура владения английским постепенно перестанет быть отличительной чертой «вестернизированного» слоя. Вряд ли это приведет к тому, что в Украине внезапно образуется заметное англоязычное меньшинство с требованием учредить английский в качестве второго государственного. Но при этом вектор эволюции общества и государства будет символически обозначен достаточно ясно.

К примеру, называть ту же Грузию некоей «новой англоязычной страной» было бы весьма самоуверенно – но владение английским на приличном уровне в этой стране чувствуется от аэропорта до портье какого-нибудь сельского отеля.

Примерно этого нужно и можно добиться в Украине – что, кстати, приводит, и к генерации инновационного продукта, ведь многое из того, что мы привыкли считать американским или британским в своей нынешней технофанской культуре, на самом деле пришло из стран Балтии и стран Вышеградской зоны. А уж в сфере программного обеспечения, игр и современной музыки – Украина заслуженно находится в премьер-лигах мировых турнирных таблиц. Осталось открыть эту правду миру – и вот в данном отношении распространение английского языка поспособствует украинским успехам как ничто другое.

Источник: Главком

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code