Губернатор Игорь Райнин: Курченко – обиженный мальчик, который специально делает назло харьковчанам

Перегляди: 412

Харьковский губернатор Игорь Райнин – человек из команды Бориса Ложкина, которому прочат скорый уход из Администрации президента в правительство. По некоторым версиям, в таком случае Райнин может вернуться на работу в АП. Сам глава Харьковской ОГА бодро заявляет, что готов работать там, где посчитает нужным президент, но хотел бы завершить некоторые дела в области

Для «Блока Порошенко», местную облорганизацию которого возглавляет Райнин, Харьковщина – прямо скажем, не самый простой регион. На недавних выборах в горсовет БПП показал мизерный как для партии власти результат в 7 %. Триумф в Харькове праздновало «Возрождение», под брендом которого решил баллотироваться в мэры Геннадий Кернес, победивший уже в первом туре. Райнин неохотно говорит об этом провале и делает упор на популярности президентской силы в области, рассказывает, как ему работается с Кернесом, и сетует, что в демократических силах до сих пор не вызрело достойной замены одиозному харьковскому градоначальнику.

Вверенный вам «Блок Порошенко» показал, мягко говоря, неудачный результат на местных выборах в Харьковский горсовет, кандидат в мэры Харькова от БПП также набрал очень мало голосов. Какие-то выводы с тех пор были сделаны?

Выборы проходили по всей вертикали местных советов, и БПП в Харьковской области выборы как раз выиграл – у нас 902 мандата в местных органах власти. Второе-третье места по этому показателю – у «Возрождения» и «Батькивщины». Если же брать общий результат по области (учитывая Харьков, — «Главком»), то у БПП второе место после «Возрождения». Из 27 райсоветов в 17 сейчас – председатели от БПП.

(Харьковский) Горсовет, где мы заняли третье место, – всего лишь один из элементов. Действительно на территории города БПП получил 7%, но если не брать Харьков, а только область – 24,5 %. Просто работа обладминистрации, помимо выборов, строилась еще и на вопросах государственной рациональности. У области – большая граница с зоной АТО и Россией. И для меня важно было не допустить Славянска, который во многих районах Харьковской области из-за определенной ментальности населения было легко устроить. Мы много времени уделяли этим территориям, и это дало определенный результат… Но за счет повышенного внимания, которое мы уделили там, «просели» результаты в Харькове. И, во-вторых, люди, которые живут в области, ближе к реальным делам, а не строят планов относительно завоевания Вселенной. В крупных же городах население подвержено влиянию популизма, которым политики очень активно пользуются. И многие избиратели просто ошиблись.

Харьков как голосовал, так и продолжает за Кернеса и ассоциируемый с ним проект. Какие у вас сейчас отношения с «Возрождением»? Какую позицию вообще занимает эта сила на Харьковщине? В парламенте, например, одноименная группа голосует ситуативно.

Надо понять, что местные советы не являются политическим органом, в отличие от Верховной Рады. И никакого большинства или коалиции в них не существует. В перечне рассматриваемых вопросов 90% — хозяйственные, и очень редко в Харьковском облсовете голосование происходит менее чем тремя четвертями голосов. Из 50 вопросов по 45 все голосуют вместе. Но, например, та же «Самопомощь» в облсовете не голосовала за бюджет – это правильно или нет? Ведь от местного бюджета зависит выплата зарплат всем бюджетникам. При этом в том же облсовете дискуссии на комиссиях по три-четыре часа идут, и нет всеобщего одобрямса и единения. Просто мы много работаем, чтобы была общая позиция.

Понятно, что есть отдельные реляции, что якобы кто-то с кем-то договорился. Так я скажу: договорились – это в Кривом Рогу, это очевидно и явно. Когда от демократической силы был выдвинут неместный кандидат, который был далек от победы. Сейчас они делают вид, что кто-то кого-то обманул и ошибся, но это – конкретный политический договорняк. А если фракция БПП считает, что надо голосовать за бюджет, то надо это делать хоть с «Оппоблоком», хоть с «Возрождением», хоть с чертом лысым. В местных советах, в отличие от Рады, нет политических вопросов – это черновая текущая работа, на которой сейчас очень сильно держится государство, когда Кабмин и Верховная Рада практически не работают уже три месяца.

Тем не менее, шероховатости которые возникают между фракциями в парламенте, не могут не сказываться и на местах. Или местным партийцам Киев не указ?

Мне некорректно говорить о других партиях, хотя я знаю, что там идут централизованные установки. И знаю это от членов «Самопомощи» и «Батькивщины». В БПП такого нет – я не получаю каких-то установок сделать что-то против кого-то. У нас абсолютно разные взгляды с «Возрождением», «Оппозиционным блоком» и даже «Нашим краем», но работа фракций в местных советах совсем другая, чем в парламенте. Кстати, в Верховной Раде депутаты не понимают специфики местных органов власти. Вот приняли закон об обязательном поименном голосовании во всех местных советах, хотя такого электронного оборудования просто нет в райсоветах, сельсоветах. Это что – теперь девочки будут переписывать, кто поднял руки?

Или сейчас народные депутаты зарегистрировали законопроект, который позволил бы депутатам одновременно быть министрами. Причем те депутаты, которые его вносили, ровно три месяца назад голосовали за закон о госслужбе, где разъединили исполнительную власть с депутатством в местных советах. К примеру, глава обладминистрации не может быть депутатом даже сельсовета – а совмещать работу в Раде и министерстве хотят разрешить. Пока все будет так перевернуто с ног на голову в Верховной Раде, Кабинете министров, у нас ничего не получится.

В воздухе уже давно витает призрак досрочных парламентских выборов. Штабы партий заказывают социологию, и готовы стартовать в любой момент. Насколько БПП в Харьковской области готов к выборам, если они случатся?

Любые досрочные выборы сейчас будут деструктивными – это катализатор популизма. Ничего не изменится, а станет только хуже. Что касается готовности БПП, то 27 марта в Харьковской области прошли выборы Старосалтовской территориальной громады –председателем стал представитель БПП, также партия лидирует по количеству депутатов, которые будут в этом совете. Думаю, и в дальнейшем БПП будет набирать, хотя мне не верили, что мы будем очень конкурентоспособны на местных выборах.

У слухов, что Геннадий Кернес может скоро отойти от дел, есть основания? Особенно в свете убийства его соратника Юрия Димента.

Наверно, это у Кернеса надо спрашивать. Мы с ним эту тему не обсуждали, и он никаких подобных заявлений не делал. Поэтому не вижу глубокой взаимосвязи между его деятельностью как мэра и убийством его соратника.

А по состоянию здоровья?

Если говорить о совокупности факторов – здоровье, судебные дела – то, конечно, это ему принимать решение. Но я такой информации не имею.

Какие сейчас у Кернеса отношения с центральной властью? По большинству вопросов вы находите с ним понимание?

В Харьковской области семь городов областного значения, к мэрам которых у меня абсолютно одинаковое отношение. Все мэры работают в фарватере регионального развития, который им задает областная власть, и я им за это благодарен, независимо от партийной принадлежности. Потому что все понимают, что если мы устроим в области такую вакханалию, которая происходит в законодательной и исполнительной власти на центральном уровне, это будет очень печально для всей Украины. Ведь Харьков – ее форпост, а часть области входит в зону АТО.

По Харькову у нас на этот год стоит несколько основных задач – например, закончить процесс декоммунизации. Сейчас в городе – самое большое количество объектов, которые предстоит изучить совместно с Институтом национальной памяти и понять, подпадают ли они под закон о декоммунизации. У нас серьезные планы открыть на День независимости станцию метро и продолжить строительство следующих станций. Мы достраиваем филармонию – долгострой, который уже лет десять не могут закончить. Общие строительные работы уже завершены, и речь идет уже о таких технических моментах как настройка органа.

Если мы гипотетически предполагаем, что Кернес может уйти, готовится ли сейчас альтернатива ему со стороны так называемых демократических сил? Или за ним по-прежнему пустота?

Я уже неоднократно говорил, что в Харькове для победы над «Возрождением» и «Оппозиционным блоком» демократическим силам надо быть вместе.

Ну, понятно, что надо. Такая работа ведется?

С моей стороны – да. Но если люди видят в БПП соперника и конкурента больше, чем в том же «Опопоблоке», то как их заставить сотрудничать? Перед выборами мэра я призывал поддержать человека, который имеет общественную поддержку, и БПП абсолютно не претендовал, чтобы эта кандидатура была от нас.

Зачем же тогда Давтяна выдвигали, который и сам ничего не показал, и у других «откусил»?

Мы выдвигали Давтяна после того, как мое предложение не было услышано некоторыми демократическими силами, которым Киев сказал в обязательном порядке выдвигать своих кандидатов. А Давтян – руководитель городской партийной организации, кого мы должны были выдвигать?

Если вы сейчас придете с разговорами о едином кандидате к «Самопомощи», то там вам скажут – наш представитель на выборах занял второе место, так что давайте поддерживайте его.

12 %, которые набрал кандидат от «Самопомощи», никак нельзя назвать хорошим результатом. Я поддержу любого кандидата от демократических сил, который будет иметь общественную поддержку, сможет работать мэром и он не просто одет в чистый костюмчик притом, что внутри у него много грязи. Последних очень много, в том числе, в Харькове. Давтян же был открыт: кто хотел – за него голосовал, кто не хотел – не голосовал. Я не проводил активную кампанию в поддержку нашего кандидата и не задействовал какой-то админресурс. А тем же демократическим силам не стоило сразу бросаться в Давтяна грязью с помощью выдуманных политологов.

Хорошо, а на противоположном фланге есть персона на замену Кернесу? Станет ли таким кандидат, на которого он просто укажет перстом?

Думаю, публично они об этом не задумываются, потому что Кернес никаких заявлений об уходе не делал. Но автоматически его уровень поддержки не перейдет на кого-то другого.

Ощущается ли в Харькове влияние Игоря Коломойского, учитывая, что «Видродження» – близкая к нему сила?

Нет.

А Арсена Авакова, с которым у Банковой сейчас напряженные отношения?

Аваков – министр внутренних дел и его деятельность в министерстве, конечно, ощущается.

Он вернул себе многие бизнесы в Харькове, после того как стал министром.

Он всю свою жизнь со студенческого времени до депутатства в Раде прожил в Харькове и, конечно, сохраняет свое присутствие в силу объективных причин. Но он не участвует в постоянной экономической жизни региона. Вообще, наличие харьковчан на ключевых позициях в органах центральной власти (Ложкин, Полторак, Аваков) сказывается и позитивно.

К вам есть какие-то претензии со стороны Киева?

Харьковская область входит в тройку лидеров среди областей по социально-экономическим показателям, после Днепропетровской и Киевской. Когда я приходил в область, это было 21 место. У нас серьезная международная поддержка – мы подписали протокол о совместной деятельности с посольством США относительно борьбы с коррупцией. В ближайшем будущем подпишем с ним общий меморандум о совместной деятельности на территории Харьковской области. У нас хорошие добрые отношения с представительством ЕС – они в апреле будут открывать в области центр развития предпринимательства. Открыт офис Харьковской области в Вашингтоне, чтобы создавать площадки для выхода харьковских предприятий на мировые рынки – и им могут пользоваться и другие области.

Есть вероятность, что вы вернетесь в АП, если Ложкин уйдет в правительство?

Я буду работать там, где определит президент, и где буду наиболее эффективен. На сегодня в Харьковской области начато очень много новых проектов, и думаю, что есть смысл их реализовать.

О «кошельке Януковича» Курченко что-то слышно?

В ситуации с «Металлистом» он ведет себя, как пацаненок. Он взял клуб, который не он создавал, поигрался с ним, а теперь не хочет ни продавать его, ни финансировать. Но это же все-таки не игрушка и не устаревшая модель телефона, а часть жизни города. Нужно погасить долги «Металлиста» и продать, если он не хочет дальше его содержать.

Так он не хочет его продавать или просто некому продать? Это все же разные вещи.

Он не хочет продавать, финансировать, гасить долги. Курченко – обиженный мальчик, который специально делает назло харьковчанам.

Недавно Ярославский сделал загадочное заявление о «Металлисте», которое можно интерпретировать так, что он готов снова взять клуб.

Мы разговаривали с Александром Владиленовичем до того, как он это сказал. Думаю, у Ярославского болит сердце за «Металлист» и рано или поздно он, скажем так, вернется в футбол. Это мое интуитивное ощущение. Он – харьковчанин, часто приезжает в город, хотя у него большой бизнес по всему миру. Другие бизнесмены проявляют определенные желания по поводу «Металлиста», но есть много юридических моментов – в частности, накопленные долги. Кто-то их оценивает в 20 миллионов долларов, кто-то – в 200 миллионов, в зависимости от того, как считать.

Но клуб до сих пор получает деньги за трансферы когда-то проданных игроков.

За счет этого и живет.

В Харьковской области живет около 200 тысяч переселенцев. Со снижением активности боевых действий на востоке их количество не изменилось? Многие ли возвращаются домой?

Сейчас их 220 тысяч, но это только официально зарегистрированных – реальнее назвать цифру в районе 400 тысяч. И количество переселенцев возрастает, а не уменьшается. Порядка 30% хотят в любом случае остаться в Харькове – это как раз показатель того, что мы не так плохо с переселенцами работаем. Тем, кто хочет найти работу и ассимилироваться, мы помогаем, и большая часть находит то, что хочет. Но есть и другая ситуация: одному переселенцу мы предложили работу, не Бог весть какую, конечно, – сторожем на автостоянке, но он отказался. Причем по карточке было видно, что этот человек из Донецка до этого два года не работал. Я его позвал на прием, чтобы выяснить, в чем проблема – так он ответил, что зарплата низкая и ему нужен соцпакет.

Многие не совсем адекватно оценивают реалии, в которых мы находимся, – но это небольшая часть. Конечно, то, что переселенцы хотят остаться в Харькове, – это проблема для региона, потому что есть определенный уровень безработицы и среди харьковчан. Но, с другой стороны, если мы говорим, что мы – единая страна, надо это показывать на деле. И мы смотрим на этих людей как на украинских граждан, а не на их политические взгляды.

Источник: Главком

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code