И целой Европы мало: почему украинцы будут недолго радоваться безвизовому режиму

Перегляди: 282

Либерализация визового режима ЕС с Украиной может стать краткосрочной, символической победой и не принесёт политическим лидерам страны значительных дивидендов

Поскольку украинцам больше требуется доступ на рынок труда ЕС, а не возможности лишь непродолжительных поездок.  Cледует перестать рассматривать безвизовый режим с ЕС, как политическое событие, а скорее представлять отмену виз, как один из элементов долговременной стратегии на пути в Европу.

Электра Кинг: Я могла дать тебе целый мир.

Джеймс Бонд: Целого мира мало.

Электра Кинг: Какая глупость!

Джеймс Бонд: Семейный девиз.

(из фильма о Джеймсе Бонде И целого мира мало)

В фильме 1999 года о Джеймсе Бонде, в котором снялся Пирс Броснан, женщина-злодей Электра Кинг высказала сожаление по поводу того, что агент 007 отдал преимущество принципам и чувству долга, а не богатствам наследницы нефтяного магната.

Украинский президент, с другой стороны, достаточно четко показал, что для Украины Европы (или желания все более близких отношений, возможно, даже членства в Европейском союзе)достаточно. На протяжении последних двух лет Порошенко поместил визовую либерализацию в сердце своей европейской политики. И в самом деле, президент был очень успешным в риторическом заманивании европейских лидеров, подчеркивая предоставление права безвизовых путешествий как знак преданности Европы стране, которая решила отбросить господство России ради более близких отношений с Союзом. Как недавно заявил Порошенко, визовая либерализация

является важным шагом на пути к осуществлению европейских стремлений украинцев после Революции достоинства… Украина рассматривает решение [Европейской комиссии рекомендовать отмену визовых требований] как мощный стимул к продолжению реформ и рассчитывает на поддержку стран ЕС и европейских институтов в вопросе отмены виз и дальнейшей интеграции Украины в ЕС» [1].

Учитывая недавние результаты референдума в Нидерландах о Соглашении об ассоциации, кажется, что теперь ЕС будет сложно доказать серьезность своего желания более близких отношений с Украиной – которое недавно подтвердили (с акцентом на визовой либерализации) министры иностранных дел 12 скандинавских, вышеградских и балтийских стран.

Однако эта политизация визовой либерализации (в случае ее осуществления) вряд ли станет значительной политической победой. Возможность для украинцев путешествовать без виз на практике окажется, скорее всего, недостаточной или, в лучшем случае, краткосрочным символическим жестом относительно нового пути Украины.

Тогда как остаются вопросы к качеству выполнения норм и стандартов ЕС, связанных с визовой либерализацией в таких областях, как безопасность документов, как показывает случай Молдовы, возможные политические выгоды, скорее всего, будут непродолжительными. Хотя население Молдовы является небольшим по сравнению с Украиной, значительное количество молдаван уже проживает в ЕС как легально, так и нелегально либо по молдавским, либо по румынским документам [2] — реальное количество превышает (но неизвестно насколько) приблизительную оценку в 210 000.

Тогда как приблизительно 500 000 молдаван посетили ЕС без виз между 2014 и 2015 годами, настоящая проблема заключается в ожиданиях людей. Необходимо помнить, что безвизовые поездки смогут осуществлять лишь граждане, имеющие биометрические паспорта, и то максимум на 90 дней. 90-дневные шенгенские визы предназначены для непродолжительных визитов с целью учебы, академических обменов или бизнес-поездок и тому подобное. В то же время украинские граждане, проживающие на пограничных территориях, таких как Закарпатье, уже пользуются упрощенным порядком поездок в соседние Венгрию, Польшу и Словакию.

Путь на Запад

Важно, что русский фактор опять будет иметь очень большое значение. В 2007 году доля украинцев среди трудовых мигрантов из СНГ в России составляла 48%. До 2010 года показатель упал до 43% [3]. Скорее всего, война на Донбассе, аннексия Крыма, экономический кризис и новая драконовская миграционная политика России еще больше снизят этот показатель.

И даже не учитывая влияние этих краткосрочных факторов, можно заметить изменения миграционных тенденций в регионе как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе. Согласно отчету о миграции в странах соседства с ЕС за 2013 год, в ЕС [4] легально проживало около 1 млн украинцев, особенно в Польше, Италии и Испании. Из них, приблизительно 700 000 были трудовыми мигрантами уже до украинской революции, что по сравнению с 2002 годом составляет рост на 183% [5].

Международный центр разработки миграционной политики (ICMPD, Флоренция) считает, что этоколичество будет расти как в средне- , так и долгосрочной перспективе, по мере того, как миграция и Армении, Азербайджана, Беларуси, Молдовы, и что наиболее важно, Украины будет переориентироваться с России на ЕС. Эти тенденции уже можно наблюдать, и скорее всего, они будут нарастать, особенно потому, что становится все тяжелее получить доступ на русский рынок, а Украина переживает политические и экономические реформы. Студенты, желающие учиться в странах ЕС, но также, как показал опыт Центрально-Восточной Европы, разочарованные или безработные молодые люди будут особенно пытаться найти работу за пределами Украины, то ли на сезонной, то ли на постоянной основе.

Недолгая радость

Таким образом, по этому сценарию, политическая эйфория вокруг визовой либерализации быстро рассеется и, как в случае Молдовы, станет скорее символом нового пути Украины после Майдана. По мере изменений тенденций региональной миграции давление с целью получения права на безвизовые поездки изменится давлением с целью получения упрощенного доступа на рынок труда ЕС. Таким образом, Европы, или скорее безвизовых поездок в ЕС, скоро будет мало. По словам Электры Кинг, это будет «глупостью». Во времена экономических трудностей и опасений миграции в ЕС, Порошенко (или его преемник) может очень скоро достичь пределов своих европейских амбиций и, как следствие, получения политических дивидендов.

Поэтому необходимо перестать воспринимать визовую либерализацию как политическое событие и скорее представлять ее как составляющую долговременного пути к более активному, но управляемому, трансграничному движению. Таким образом, хотя амбициозные попытки получить лучший доступ на рынок труда ЕС вряд ли будут успешными, учитывая нынешние политические тенденции в ЕС, существуют возможности более постепенного процесса, например, небольших пилотных проектов в области эмиграции с Украины и заполнения специальных ваканций в странах ЕС.

Хотя Украина не подписала соглашения многостороннего Мобильного партнерства с ЕС (он был воспринят как не отвечающий стремлениям страны), можно подписать двусторонние соглашения с каждым отдельным членом ЕС. Хотя это будут краткосрочные механизмы, ограниченные отдельными секторами, недавние региональные примеры, такие как немецкий проект мобильности молдавских медицинских работников [6], подчеркнули потенциал циркулярной миграции в обеих странах, решения вопроса «утечки мозгов» и управления трансграничной мобильностью рабочей силы в способ, который является устойчивым и выгодным для обеих сторон.

Таким образом, так как политизация визовой либерализации может вскоре привести к разочарованию, необходимо представить украинскому обществу более стратегический подход, который подчеркнет долгосрочные перспективы возросшей мобильности между Украиной и ЕС. Визовой либерализации может быть мало, но реагирование на долговременные тенденции и вызовы все еще может оказаться чем-то большим, чем глупостью.

Примечания

[1] ‘President of Ukraine Petro Poroshenko held a meeting with European Commissioner for European Neighbourhood Policy and Enlargement Negotiations Johannes Hahn’; Ukraine MFA Press Release (20/04/2016) http://mfa.gov.ua/en/news-feeds/foreign-offices-news/46689-jevropejsyki-liberali-zaklikajuty-jaknajshvidshe-skasuvati-vizi-dlya-ukrajinciv

[2] Считается, что около 500 000 молдован либо имеют, либо подали документы на получение румынского паспорта.

[3] Jaroszewicz, Marta & Kindler, Marta (2015). Irregular Migration Patterns from Ukraine and Belarus into the EU: A Risk Analysis Study; Centre of Migration Research Warsaw

[4] Baras, Anna et al (2013). Regional Migration Report: Eastern Europe; Migration Policy Centre Vienna

[5] Pluim, Martijn et al (2014). Changing Migratory Realities: Why Migration Between the EU, Russia and the Eastern Neighbourhood Will Change; International Centre for Migration Policy Development Florence

[6] Better managing the mobility of health professionals in the Republic of Moldova – context, challenges, and lessons learned (Accessed: 02/05/2016) http://www.un.md/viewnews/203/

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code