И еще раз о мусоре

Перегляди: 330

«Самое неприятное, конечно, не в том, что на свалке в Коренихе захоронят сколько-то там тонн львовского мусора. О катастрофе на свалке под Львовом знает вся страна — там был оползень, погибло несколько спасателей. Известно также и о том, что вся эта история «с запахом» имела политической контекст» — пишет в на своей странице Facebook Оксана Тихончук

Лидеру «Самопомочи» Садовому, который во время «мусорного обострения» переживал еще и обострение с администрацией президента, дали понять, что «не плюй в колодец, пригодится». Тогда. в разгар событий с пожаром на Грибовицкой свалке, когда стало понятно, что мусор во Львове собирать можно, только везти его некуда, высшее руководство страны дало понять местным властям: это ваша сугубо региональная проблема, и нечего вопить на всю страну.

Мало того, по неподтвержденным данным, якобы из АП все губернаторы и главы администраций поменьше получили четкий приказ: львовский мусор не брать. Отказались принять львовский мусор даже города Львовской области областного подчинения, у которых были хоть какие-то возможности приютить отходы львовской жизнедеятельности.

А потом вдруг (мы же не знаем, с чем связан этот «вдруг» — то ли с каким-то голосование в парламенте, то ли еще с чем) президент заявил: не оставим и не позволим — в смысле Львову оставаться один на один со своей проблемой.

Но! Дальше заявлений дело не пошло, Львов ищет свой путь в переработке мусора, это не один день, а мусор «множится», и хоронить его куда-то надо.

Понятно, что Садовой ищет пути спасти свой город, прекрасный во всех отношениях, от мусорного «наводнения».

Куда ж ему податься, если все пути отступления отрезаны? А тут, в Николаеве, свой — из «Самопомощи». Ну, раз все, что ближе, заблокировано.

Это точка зрения Садового, вполне логичная и понятная.

Но совершенно непонятной в этой связи выглядит точка зрения Николаевского мэра Александра Сенкевича.

То, что он хотел сделать приятное своему «партайгеноссе» по «Самопомочи» — ясно, как день. Но неужели Александр Федорович полагал, что сделку такого характера можно будет утаить?

Судя по всему, именно так он и думал. Потому что еще утром пытался обижаться по поводу появившейся информации и даже упрекать журналистов в нежелании проверить публикуемое, а к обеду «умиротворенно» сам признал свое же распоряжение о захоронении львовского мусора на свалке возле Коренихи.

Слова, которыми он объяснял готовность николаевской общины — в его лице — протянуть руку помощи львовянам уже не имели никакого смысла. Потому что были произнесены-написаны не до, а после просочившейся «по независящим от него причинам» информации.

Одновременно он подставил и сохранившуюся кучку своих адептов, которые со страстью, «достойной лучшего применения», развернули в Фейсбуке акцию в защиту «невинно опороченного» николаевского городского головы.

Они ругали журналистов, «раздувающих из мухи слона», они вспомнили о том, что и во Львовской области есть райцентр, тезка нашего города. то есть, тоже Николаев. Они сами не хотели верить в такое решение своего лидера, даже после того, когда стало известно о подписанном им распоряжении.

Как оказалось, не знали об этом и депутаты Николаевского горсовета. Даже родной мэру фракции «Самопомощь». Городской голова Александр Сенкевич, кстати, в День города. 10 сентября, просто взял и подписал распоряжение, согласно которому мусор из Львова, за 800 км, будут возить сюда.

То, что это распоряжение было подписано в День рождения Николаева — плохой знак. Не только для города, но и для Сенкевича. Есть символические моменты, значение которых проявляется не сразу. Уж Александр Федорович об этом знает...

И теперь не имеет никакого значения — 5 грузовиков, 10 грузовиков ежедневно из далекого Прикарпатья будут везти свой вонючий груз на нашу свалку. Потому что вывод из этой мусорной истории гораздо шире.

Если помните, в конце мая Александр Сенкевич сделал первый шаг в направлении принятия единоличных или кулуарных решений.

— У меня есть желание аппаратные совещания в городском совете проводить без прессы. Потому что у чиновников есть на подкорке боязнь к средствам массовой информации, и они боятся говорить о проблемах. Это усложняет мне работу: я должен проводить два аппаратных — одно публичное для прессы и одно внутреннее, — Так объяснил Александр Сенкевич свое стремление принимать решения не прозрачно.

«Iнше ТВ» уже тогда обращало внимание на то, что таким образом в Николаеве от горожан скрывают истинное положение дел в городском хозяйстве. Причем, именно мэр дал понять, что он знает о том, что чиновники утаивают общественно важную информацию, но при этом не только не осуждает своих подчиненных за сокрытие важной информации, не пресекает их «самоцензуру», он их в этом поддерживает и хочет сделать подобное ограничение информирования общественности системным. К чему это привело? К попытке скрыть общественно важное решение.

После победы на выборах, еще месяц-два, новоизбранный мэр не уставал повторять о том, что рассчитывает на помощь общества. Да, это и понятно, учитывая, что с «нелогичной» победой Сенкевича на мэрских выборах до сих пор не все смирились.

Но в последнее время даже «адепты» Александра Сенкевича готовы отвернуться от него, потому что магия слов по чуть-чуть перестает действовать, уступая пальму первенства тому, что «ярко-грубо-зримо».

А зримо и очевидно, даже сторонникам «самого молодого и самого айтишного», то, что никогда еще Николаев не был в такой провинциальной «черной дыре», как сейчас, при «самом прогрессивном» из мэров. Даже на фоне куда более провинциального Херсона.

Опустим все нелепости прошедшего Дня города — конечно, «это враги» «очерняют» светлые идеи мэра и его молодой команды. Потому что они — ничто по сравнению с тем, что сделал Александр Сенкевич лично, подписав распоряжение о временном размещении ТБО из Львова на полигоне под Николаевом.

Его врагам, которые и так сгруппировались перед прыжком, не хватало только яркого повода, чтобы начать процедуру отстранения Сенкевича от мэрских полномочий. Они не знали, за что зацепиться, чтобы их намерение хоть как-то было бы воспринято обществом. Потому что даже они понимают: для свержения мэра, для отстранения его от исполняемых обязанностей, нужны веские основания. Не только юридические, но и общественно значимые. С чем, в общем-то, и была основная проблема.

Александр Сенкевич решил эту проблему за них.

Оксана Тихончук

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code