«Иконостас» украинских президентов, кроме первого, таков, что стране нужно сделать выводы

Перегляди: 241

Лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко в эфире телеканала «112 Украина» рассказала о том, откуда взялся «Шатун», что знает о пленках Онищенко и можно ли было сохранить Крым

Влащенко: Сегодня события недели обсуждаем с лидером фракции «Батькивщина», народным депутатом Украины Юлией Тимошенко.

Эксперты утверждают, что  события последней недели – это все таинственная операция «Шатун». Кто, с вашей точки зрения, «расшатывает» ситуацию в Украине, и расшатывает ли? Что нас ждет дальше?

Тимошенко: На самом деле, операция «Шатун» – это посмешище для всей страны. То состояние, в котором сейчас находится государство, таковое, что люди уже чувствуют, что страна движется не в том направлении. Поэтому власть оправдывает себя всякими программами «Шатун». Согласно последним опросам, более 90% людей считают, что страна движется не в том направлении. Сегодня требует обсуждения стратегия, как остановить то, что происходит, и как поставить Украину на новый стратегический путь.

— Как вы считаете, почему до сих пор не закончены расследования убийств на Майдане?

— Если за три года не закончено расследование убийств на Майдане, значит, во-первых, никто не планирует расследовать, привлекать виновных к ответственности, и это еще одно доказательство того, что власть в стране де-факто не изменилась. Это просто переформатированная система, которая сама себя хранит. И только когда у нас во главе государства будут люди, преданные Украине, ответственные и которые действительно служат людям, мы сможем получить привлечение к ответственности тех, кто убивал на Майдане патриотов Украины. Я думаю, что сегодняшняя власть, которая является неотъемлемой частью старой системы, продала все: уголовные дела, честь и достоинство, продала индульгенции Януковичу и его окружению. Сегодня они дошли до того предела, когда им нужно думать, куда ехать, если Ростов-на-Дону занят.

— Пленки Онищенко – это большой скандал. Как вы считаете, будут ли украинские спецслужбы возбуждать дело по заявлению Онищенко?

— Пленки, заявления и публикации этих фактов Онищенко, – это уже следствие. А первопричина в том, что власть прогнила, воняет, разлагается. Этот плохой привкус будет выплескиваться, и от этого будет тошнить наших друзей за рубежом и наших граждан. Мне просто стыдно за то, что это все происходит в масштабах мира. Я знаю, что Онищенко передал все эти документы специальным органам расследования в США, и я склонна верить, что США это расследуют объективно.

— А должно ли НАБУ возбудить уголовное дело по тому, что говорит  Онищенко?

— Как и миллионы украинцев, я не доверяю силовым структурам Украины. Они, к сожалению, сформированы на основе кумовства, родственных связей, личной преданности. Они не служат, а прислуживают. Они на самом деле не расследуют преступления высших должностных лиц государства. А у нас сегодня крышуют коррупцию, рейдерство, беззаконие, к сожалению, президент, премьер, глава НБУ. И если силовые структуры не способны дотянуться до этого уровня, то они просто не приносят стране никакой пользы.

— Мог ли Онищенко записывать какие-то разговоры с вами? Как вы лично боретесь с тем, что вас тоже, наверное, слушают?

— На самом деле есть один рецепт: в абсолютно прозрачном свете, где политики стоят на вершине большой горы, на сквозняке всех ветров. Надо говорить и делать так, чтобы когда тебя записали, тебе за это не было стыдно. И чтобы тебе не было, что скрывать. Я стараюсь не исповедовать двойных стандартов, стараюсь жить так, чтобы понимать, что все тайное всегда станет явным. Тогда не будет страшным никакое прослушивание. Но возвращаясь к свободе человека и вмешательству в личную жизнь, хочу отметить, что еще во времена Януковича был принят новый УПК, где есть третий раздел, в котором предоставляется право проводить негласные следственные действия. Вы можете прийти к себе домой, зайти к себе в спальню и не знать, что вас законно в вашей спальне записывают. Вы можете прийти на свое рабочее место и не знать, что, согласно этому УПК, вас записывают.

— Ваша служба безопасности проверяет такие вещи?

— Важно создавать в обществе неприятие таких вещей. Это зависит от силы духа и силы достоинства украинской нации. Нам надо на это один раз сказать «нет» любому прогнившему режиму. Каждый такой случай незаконного прослушивания, вмешательства в личную жизнь должен становиться предметом уголовных преследований тех, кто это допускает. К сожалению, сегодня в Украине это стало нормой. И никакой службой безопасности от этого защититься, к сожалению, невозможно. Нам надо превращать полицейское государство в государство духовное и моральное. Когда учитель получает 3 тыс. грн, а полицейский – 19 тыс., и когда все перевернуто вверх ногами, то мы видим просто, что в такой стране или мы наведем порядок, или мы все будем подопытными кроликами.

— Как вы считаете, удастся ли нам избежать большой войны? От чего это зависит? Как вы видите возможность окончания войны на востоке и возврат аннексированного Крыма?

— Не бывает большой или малой войны. Когда сегодня, в XXI веке, украинцы вынуждены отдавать на заклание оккупанту своих лучших людей, это для меня большая война. Поэтому мне очень жаль, что войной манипулируют, на войне зарабатывают, войной прикрываются и на самом деле войну не очень хотят завершать. Я убеждена, что если бы высшее руководство государства хотело бы эту войну завершить, то войны бы уже не было. Дело в том, что если президент нашего государства на военном параде заявляет, что надо Будапештский меморандум отложить в сторону и не возлагать на него надежды (а это единственная наша надежда на сильную дипломатическую позицию в мире), то у меня возникает сомнение, что делает сегодня наша дипломатия. Я считаю, что нужно в корне поменять весь переговорный процесс. Украина должна стать не объектом, а субъектом переговорного процесса. Сегодня об Украине говорят и Украине диктуют, а Украина подчиняется. Сегодня все зашло в тупик по минским соглашениям только по одной причине: президент Украины допустил подписание тайных документов в рамках минских договоренностей, о которых никто ничего не знает, потому что их не обнародовали. И еще одни договоренности, на мой взгляд, были подписаны во время одной из «нормандских» встреч. И это означает, что президент взял на себя такие обязательства по урегулированию конфликта на востоке, которые украинское общество не примет. Я думаю, что это выборы при любых обстоятельствах, это принятие изменений в Конституцию об особом статусе Донбасса без прекращения там войны. А на самом деле – легализация оккупации, легализация замороженного или полузамороженного конфликта. То есть сохранение раковой опухоли в сердце Украины. Теперь президент понял, что украинское общество этого не примет. Никто не сдаст свою родную украинскую землю с теми украинцами, которые не опустили украинского флага на оккупированных территориях. Президент завел весь этот переговорный процесс в тупик, так как на Западе ожидают выполнения его обязательств, а в Украине такие обязательства являются неприемлемыми.

— Политический истеблишмент все меньше говорит о Крыме. Есть ли у нас возможность вернуть Крым? И как вы сегодня считаете, надо было нам тогда сопротивляться в Крыму или нет?

— Я считаю, что и на Донбассе, и в Крыму будет установлен мир, и шаг за шагом мы вернем в Украину и Донбасс, и Крым. У меня в этом нет сомнений, и исторический опыт говорит о том, что даже если этот процесс является длительным во времени, справедливость все равно восторжествует, потому что никто не даст в XXI веке перекраивать границы на европейском континенте. То, что сегодня в мире реально начата холодная война, в этом у большинства экспертов уже нет никаких сомнений. Это холодная, гибридная война в рамках, в масштабе глобального мира. И поэтому никто не позволит той холодной войне в мире разгуляться. И поэтому, безусловно, Крым, со стороны Украины, не может быть отвергнут в переговорных процессах. А сегодня это так. И началось это тогда, когда ВР после оккупации Крыма приняла закон об особенностях экономической зоны в Крыму, практически отрезав Крым от Украины. Я считаю, что тот, кто разработал этот закон, внес его и за него проголосовал, должны нести ответственность перед Украиной и историей. Свою позицию я объявила публично, буквально сразу после того, как началась оккупация Крыма. У нас, на мой взгляд, было две возможности. Первая: без армии, без еще несформированной поддержки западного мира бросить какие-то небольшие военные силы Украины практически на заклание и тем дать повод, возможность оккупанту двигаться внутрь Украины. Я знаю и я убеждена, что прикрывшись первым убитым солдатом или офицером российской армии, оккупационные войска зашли бы на территорию Украины. Это мое убеждение. И я считаю, что мы Крым вернем, и Крым будет украинским, не потеряв десятки тысяч жизней. Тогда Украина не была готова, чтобы допустить оккупационную армию в сердце Украины, в Киев. Сейчас демократические западные страны, ЕС, Канада, США реально скоординировали свои действия и свое сопротивление агрессии, начатой Россией. Это сопротивление будет сильным и действенным, оно будет эффективным в отношении холодной войны, которая де-факто началась.

— Может ли «Батькивщина», находясь в оппозиции, эффективно влиять на украинскую политику? Как президент работает с оппозицией? Как это все происходит за кулисами украинской политики?

— За кулисами украинской политики все черно-белое. А когда вы видите это публично, это все полутона. Существует система, кланы, существует их абсолютное влияние на политику и существует небольшая группа политических сил, которая способна им сопротивляться, которая за много лет с ними не слилась в едином экстазе и которая стоит перед ними насмерть. Это «Батькивщина», это я как лидер «Батькивщины», это некоторые общественные силы.

— То есть в парламенте, кроме вас, нет таких сил?

— Я не хочу давать оценку. Каждая политическая сила скажет за себя. Я могу сказать только о нас: нас бросали в тюрьмы, против нас возбуждали уголовные дела, нашу фракцию разваливали, нашу политическую силу практически репрессиями уничтожали. Тем, что «Тимошенко – рука Кремля», «Тимошенко – президент, Левочкин – премьер», засеяно все информационное поле Украины. Если бы мы были частью клановой системы, если бы мы против нее эффективно не боролись, если бы мы ей не противостояли, нас бы не поливали грязью, нас бы не уничтожали и нас бы не бросали в тюрьмы. Мы выстояли и видим политический мир черно-белым. Если ты хоть немного интегрировался в клановую систему, то ты уже совершенно бесполезен для украинской нации в политике.

— Какой бюджет «Батькивщины» был в 2016 году? Чьи это деньги были?

— Сегодня каждая партия вынуждена искать финансирование. Я очень благодарна сегодня нашим западным партнерам, которые добились от украинской власти принятия закона о государственном финансировании политических партий. Нет альтернативы: или политические силы будут финансироваться кланами, или государство будет финансировать партии, как это происходит во всех странах ЕС. Наш бюджет сегодня, то, что мы получили, составляет 6 млн грн. У нас еще есть деньги, которые мы собираем в регионах. Это средний бизнес, чуть выше среднего бизнеса, где коллективы в целом и руководство этих предприятий являются членами партии «Батькивщина». Они понимают нашу борьбу и нам помогают.

— Рефинансирование, транши МВФ… Помогут ли они сегодня Украине, или нам нужно любой ценой запускать собственную экономику собственными же силами?

— На самом деле монолиний нет нигде в жизни. Существует два направления: монетарная философия и кейнсианская модель, которая гласит, что нужно формировать потребителя неинфляционным способом, который, покупая товары, будет финансировать экономику и будет ее развивать. Нельзя использовать одну модель в чистом виде. Это то гармоничное сочетание, которое может дать подъем Украины как сильной экономики. У нас безграничные ресурсы. Я считаю, что если человек лишен денег, как у нас, а средние пенсии и зарплаты у нас в четыре раза меньше, чем в Латвии и Литве, в 16 раз ниже, чем в еврозоне, и в то же время у нас мировые цены на все, то как может развиваться наша экономика, малый и средний бизнес? Если человек не может ничего себе купить, кроме продуктов низкого качества, и оплатить ЖКХ, то куда наши предприниматели будут продавать свои товары? С людьми, доведенными до отчаяния, маргинальности, полного финансового обескровливания, экономику поднять невозможно.

— Есть ли реальная возможность добиться справедливых тарифов, или это все равно будет инструментом для пиара политиков?

— Можно ли рыночную цену на газ, как ее декларируют, устанавливать постановлением правительства?

— Нет, конечно.

— Надо просто прекратить специальную технологию коррупции «пиццо», о которой сказал один из западных экспертов. Это когда к власти приходят мощные кланы и через тарифы, налоги забирают у людей деньги, а затем распределяют их на свои коррупционные программы. Есть один рецепт, и он является действенным: это политическая гильотина для коррумпированной власти. Генетически еж не может стать слоном. Так же и люди, которые сегодня у власти, генетически не могут стать нравственными. Поэтому общество должно обладать инструментами для того, чтобы произвести политическую перезагрузку власти. И не ждать еще 2,5 года, пока они дограбят страну. Я скажу, что надо делать с тарифами. Тарифы, если они не рыночные, должны состоять из себестоимости, налогов, транспортировки и 30% рентабельности для развития отрасли. Это 85 долл. за тысячу кубометров вместо 285, которые есть сегодня.

— Как же сделать так, чтоб это пришло в платежках?

— Поменять власть, потому что они сегодня не откажутся от миллиардных состояний. Сегодня все практически питаются от НАК «Нафтогаз». Его надо ликвидировать, потому что это кормушка. И надо напрямую продавать украинский газ украинцам. Надо вернуть недра украинцам так, как это предусмотрено Конституцией.

— Ваши бывшие соратники: Турчинов, Аваков, Яценюк, Пашинский… Кто они сегодня для вас: идейные соратники, враги, предатели, коллеги по парламенту?

— Люди, которых я простила. Маргарет Тэтчер, «железную леди», которая была моей политической подругой, знает весь мир, а ее политических оппонентов никто не помнит. Наличие оппонентов является именно признаком того, что мы идем против течения, и мы сломаем эту систему.

— Готовы ли вы сегодня сделать «Батькивщину» партией нелидерского типа и передать широкие полномочия вашим товарищам по партии?

— Это ошибка, что мир живет без лидерства. Лидерство Меркель в Европе сегодня абсолютно очевидно. Необходимо гармоничное сочетание лидерства и коллегиальности. Поэтому я лично стою за парламентскую форму правления, где можно объединить коллегиальность и лидерство.

— Считаете ли вы П. Порошенко своей альтернативной личностью? Считается, что ваше альтер эго – это Ющенко. На самом деле, мне кажется, что это Порошенко. И чем это закончится?

— У меня есть определенное жизненное кредо: если твоя цель является подлинной, надо идти вперед и не видеть препятствий. Поэтому для меня эти люди, которых вы назвали, не являются препятствием. Я вижу цель – сильную и красивую Украину, и не вижу препятствий.

— Что бы вы изменили в своей жизни, если бы можно было вернуться назад?

— Нам не надо никуда возвращаться, нам надо сегодня знать, что мы можем начать все с такого начала, чтобы переучредить государство и получить его таким, каким мы хотим его видеть.

— Кто из тех, с кем вы общались в жизни, оказал влияние на формирование вас как личности?

— Это моя мама, простой человек, который научил меня любить людей.

— Вас часто оставляли бывшие соратники. Считаете ли вы, что люди – ненадежный банк?

— Для меня люди – это не банк, а уникальная ценность. В банке иногда бывают фальшивые монеты... Мне бы хотелось, чтобы люди были настоящими.

— Вы в последний год общались с В. Медведчуком?

— Нет. Я много лет с ним не общалась.

— С И. Коломойским?

— Встречалась, возможно, год назад.

— Почему О. Ляшко поменял отношение к вам?

— Я советую П. А. Порошенко, если он хочет со мной воевать, выходить на бой просто со мной лично и не использовать для этого своих домашних.

— Как вы относитесь к ликвидации должности президента?

— Положительно. Я считаю, что тот «иконостас», кроме первого президента Украины, практически такой, что Украине нужно сделать выводы.

— Есть ли у вас спичрайтер, и кто он?

— Есть. Юлия Тимошенко.

— Хотите ли вы лично стать президентом?

— Я хочу изменить Украину, и если для этого нужны инструменты, я буду их использовать.

— Какое блюдо вы можете приготовить быстро, если в этом есть необходимость?

— Яйца вкрутую.

— Что для вас важнее: карьера или личная история?

— Если бы для меня была важна карьера, то я бы не шла против власти. Если бы для меня было важна личная жизнь, я бы не шла в тюрьму. Поэтому для меня ни то, ни другое не важно.

— Вы продолжаете бегать свои 10 км?

— Да. Я два-три раза в неделю бегаю 10 км. Если кто-то желает со мной побегать, я готова.

— Есть ли у вас подруги?

— Да. Есть у меня подруга детства Елена, которую я очень люблю. Но моей настоящей подругой в жизни является моя дочь.

— Как часто вы видите свою внучку?

— Хотелось бы чаще. Это мое счастье.

— Какой самый интересный период в украинской истории?

— Он еще впереди. Когда мы начнем настоящие изменения.

— Какие первые три шага вы бы сделали, если бы теоретически стали завтра президентом?

— Первое: вернуть нации все, что у нее незаконно забрали.

— Реприватизация?

— Здесь надо подойти мудро. Но недра надлежит возвратить народу. Земля, которая сегодня миллионами гектаров расписана между кланами из окружения президента, должна быть возвращена стране. Второй шаг – это полное переоснование государства. Нам нужен новый общественный договор. Нам нужна новая Конституция Украины, где люди будут иметь возможность влиять на власть и не будут заложниками и подчиненными прогнившего олигархического класса. Третий шаг – наведение порядка в государстве. Надо организовать работу государства так, чтобы оно работало, как швейцарские часы, и чтобы средний класс мог поднимать страну.

— Когда вы в последний раз плакали и почему?

— Я плачу только в себе. Не дождутся. Я никогда не проявлю слабости там, где надо быть сильной.

— Спасибо большое, Юлия Владимировна. 

Источник 112

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code