Именем второго срока: Конституция – изменить нельзя оставить

Перегляди: 625

Петр Порошенко намерен повторно баллотироваться в 2019-м. Главный вопрос: как, за счет чего обеспечить результат? На Банковой рассматривают варианты. Один из них: изменения Конституции с урезанием полномочий главы государства

Расклад

«Вопрос 2019-го года решен. Я точно иду на второй срок». В последние месяцы, этот тезис – в том или ином контексте – Президент Порошенко не раз озвучивал своим соратникам. Не раз, и не два.

«Если даже допустить, что второй срок он не планирует и признается в этом сейчас – в середине первого — вот, как к нему станут относиться? Сможет ли он, после такого, полноценно управлять?», – корректно объясняет один из этих самых соратников.

Подобные аргументы, конечно, имеют право на жизнь, но иллюзии излишни. Решение Петра Порошенко относительно намерения повторно побороться за главное кресло страны окончательно и обжалованию вряд ли подлежит. Раз так, уже сейчас – весной 2017-го – необходимо думать о том, как получить желаемый результат в 2019-м.

Как справедливо отметил Игорь Грынив (экс-глава фракции БПП, также – главный технолог Президента) в недавнем эфире программы «Левый берег с Соней Кошкиной»: в 2014-м – на этапе кампании – существовала определенная повестка дня: набор предложений обществу, которые и предлагалось поддержать. Два самых запоминающихся: окончание войны за пару месяцев и пресловутый безвиз. Мало кто помнит, но в 2014-м многие украинцы действительно голосовали не столько «за» Петра Порошенко, сколько за мир, который он обещал. В дальнейшем сделав для его воцарения, во всяком случае – долгосрочной стабилизации ситуации – максимум. Не признавать это было бы лицемерием.

Так или иначе. По прошествии трех лет прежняя повестка дня исчерпана. Сегодня обществу необходимо предложить нечто новое. То, вокруг чего украинцы могут консолидироваться. То, что каждый украинец почувствует непосредственно. Одними высокопарными фразами, обещаниями «всего хорошего, против всего плохого» более не отделаешься.

На Банковой это понимают. Нравится, не нравится, без новой повестки дня не обойтись. Посему, рассматривается несколько возможных вариантов.

Сперва в светлые головы некоторых обитателей АП пришла «гениальная» мысль о проведении досрочных парламентских уже осенью. Дескать, пока рейтинг власти еще не скатился ниже пяти процентов… Ибо ниже десяти он уже опустился. При том, что даже у Януковича – в худшие его времена – меньше 15 не бывало. Ну, а лучшим Президентом Украины – согласно данным закрытых опросов той же АП – украинцы считают, внимание, Леонида Кучму. Сказал бы кто в 2004-м году, да?

Однако, от затеи с выборами быстро отказались – слишком велик риск получить непрогнозируемый результат. И точно остаться без большинства в Раде. Не говоря уже о том, что в украинских реалиях парламентские часто превращаются в выборы премьер-министра. Да, еще и «фронтовики» выступили категорически против (почему – понятно), пригрозив уйти в оппозицию.

Вместо этого – вернулись к идее, впервые материализовавшейся на Банковой еще летом 2016-го года. «Уже летом 2016-го стало понятно, что мы идем не туда. Вот, точно не туда», – честно поясняют обитатели АП.

Сегодня ее главным идеологом выступает «Народный фронт». Конкретно Арсений Яценюк и Арсен Аваков. При том, что ключевые соратники Петра Порошенко их поддерживают. Конкретно: Борис Ложкин, Игорь Райнин, Владимир Гройсман. Александр Турчинов традиционно держит нейтралитет, хотя и дает понять, что задумка ему по душе. Особая позиция (о чем – ниже) у Юрия Луценко. Игорь Кононенко новацию не поддерживает. Впрочем, его позиция «зеркалит» президентскую. А Петр Порошенко решение еще не принял.

Итак, речь идет о конституционной реформе. О перераспределении полномочий от Президента к парламенту, устранении дуализма власти, сокращении численности народных депутатов.

Это – общая рамка, ну а подробности обсуждались на одном из последних заседаний стратегической семерки (если совсем точно, таких обсуждений было несколько). Ключевой глагол: обсуждались. Какого-либо письменного драфта, пусть даже очень приблизительного, еще не существует.

«Апрельские тезисы» таковы.

Во-первых, инициатива подобного переформатирования крайне выгодна главе государства имиджево. Дескать, я – первый Президент, который не держится за власть, готов ею делиться.

Во-вторых, Основной закон в Украине действительно крайне несовершенен. Дуализм существует не только в треугольнике Президент-Кабмин-парламент, но и, например, по линии Минобороны-Генштаб, ну и т.д. Если не изменить правила, шизофреническая ситуация при которой всякий премьер (у которого полномочий объективно больше) зависим от Президента, а Президент (у которого полномочий меньше), едва избравшись на высший пост, начинает «зажимать» премьера, перебирая на себя его рычаги управления (Яценюка ли, Гройсмана, фамилия не важна).

В третьих, украинцам наверняка понравится идея сокращения численности депутатов с 450 до 250-300. Основную часть можно было бы избираться по спискам, остальных – по мажоритарке.

Казалось бы: зачем это политикуму? Нынешним народным избранникам, конечно, незачем, а вот для представителей верховных элит очень удобно – политически договорившись между собой «на берегу», они обеспечат соответствующий результат кампании, сформируют большинство так, чтоб никто не смог никого «кинуть» и дальше будут сосуществовать. При таком раскладе, конечно, неизбежна консервация олигархического режима, однако нынешнюю власть это более чем устраивает.

Еще одна прогнозируемо популярная мера: лишение СБУ инструментария силовой структуры с последующим превращением в классическую спецслужбу. Это – четвертое.

Пятое. Вышеописанные процессы довольно сложны, требуют изменения не только Конституции, но и нескольких десятков ключевых законов. Само собой разумеется: все это время Президент будет оставаться в центре общественного внимания, выступать как инициатор важнейших преобразований.

Кстати о времени. Общий тайминг таков. Плановые президентские намечены на май 2019-го года. Значит, кампания должна начаться в последние дни зимы – первые дни весны. Понимание того, как она будет происходить, по каким правилам, необходимо иметь – самое позднее – к октябрю 2018-го (не/целесообразность нормы об избрании Президента не всенародно, но силами парламента еще дискутируется. Помнится, при позднем Кучме ее провернуть хотели, но не сумели – воспрепятствовало общественное возмущение).

Изменения в Конституции требуют двух парламентских сессий. Между ними – резолюция КСУ. Да и всеукраинский референдум – относительно ключевых предложений – не помешал бы

Словом, если нынешней осенью начать, к следующей аккурат уложатся.

Предполагается также – и это очень важно – «фоном» преобразований станет экономический рост, реальные реформы правительства Гройсмана.

Сам Гройсман свои приоритеты определяет так:

  • рост минимальной пенсии уже к октябрю;
  • проведение конкурентной приватизации;
  • открытие рынка земли. Правда, с возможностью покупать-продавать только гражданам Украины и на определенных условиях;
  • комплексная реформа медицинской сферы;
  • комплексная реформа сферы образования.

Ясно, что последние два пункта подразумевают долгосрочную перспективу, минимум два-три года, но все остальное вполне реально реализовать уже в году текущем. Чем Владимир Борисович и намерен заниматься.

Вопрос лишь в том, позволит ли ему свободно действовать Президент. Ибо идиосинкразия Петра Алексеевича к Владимиру Борисовичу нынче даже больше, чем, в свое время, к Арсению Петровичу. Идиосинкразия совершенно иррациональная. К любому другому премьеру она будет аналогичной (см. пункт про дуализм власти). С непременным стремлением заслуги Кабмина «перетянуть» на себя, а «собак повесить» – на Кабмин.

Арсений Петрович сие уже проходил. Владимир Борисович – сейчас проходит. На этой почве (хотя и не только) они и сдружились.

Их ситуативный союз Банковую чрезвычайно раздражает. Союз, надо отметить, взаимовыгоден. Как для Арсения Петровича, так и для Андрея Иванчука с Николаем Мартыненко (не будем уточнять). Со своей стороны, Гройсман, у которого собственных штыков в Раде нет, получает поддержку семи десятков «фронтовиков». Кроме пользы для стратегических правительственных законопроектов, это еще и уверенность в невозможности реализации сценария «150 депутатов собрали подписи за отставку Кабмина, а потом дали 226 голосов» (такая опция появится у нардепов после 14-го апреля, по истечению годичного иммунитета КМУ). Без НФ снятие Гройсмана невозможно.

Ну, и вишенка на торт: дружба с фронтовиками – возможность максимально оградить себя от разнообразных «хотелок» Банковой, выполняя их (если вообще выполняя) спустя рукава.

«Все равно мы в одной лодке»

Но вернемся к заседанию стратегической семерки. Внимательно выслушав предложения, Петр Алексеевич поблагодарил, корректно отметив, что пока-де в столь тектонических сдвигах нужды не видит. Дескать, на нынешнем этапе достаточно (в свете 2019-го) просто мобилизовать штабы.

«Если вы не пойдете на это сейчас, не возглавите процесс, через три месяца это произойдет само собой. Но уже без вас. И, скорее всего, без нас», – прокомментировал Аваков.

Тут любопытна последняя фраза. Разочарование и озлобленность, овладевшие обществом, секретом не являются. Именно они если не провоцируют, точно – подпитывают взрывы общественного недовольства. Пока – локальные. Конечно как главе МВД сие можно было бы поставить в упрек и самому Авакову. Но это лирика, физика же в том, что если взрыв случится глобальный, он будет неуправляемым – снесет всех.

«Все равно мы все в одной лодке», – ответил Арсену Борисовичу Президент.

«Нет. Мы-то можем из нее выйти», – вмешался Яценюк.

Арсений Петрович, конечно, бравировал. Как говорит по этому поводу один весьма разумный «фронтовик»: «В восприятии людей, в стране есть партия под названием «злочинна влада»: и мы, и БПП, и примкнувшие. Между собой можно еще разбираться, кто кому что, но украинцев это не интересует».

Так что, спасение утопающих (в данном случае – разнообразных представителей той самой «злочинной влади») – дело рук самих утопающих. Возможно, под предводительством Петра Порошенко. А может, и нет. Если предложенный сценарий он не примет, очевидно, команде Президента придется проектировать 2019-й год без участия НФ.

Проектировать за счет чего? Какой путь для себя выберет НФ? Можно ли вообще выпрыгнуть с подводной лодки? Ответы мы получим уже в ближайшее время.

Ринат Ахметов и Игорь Коломойский

Итак, суть плана под кодовым названием «К-реформа номер два» мы изложили. Теперь детальнее изучим позиции сторон. В частности, прочих игроков политикума.

Начнем с Юрия Луценко, у которого – как отмечалось – «особая позиция».

Особенность ее – в предложении уже сейчас создавать новую партию власти. Но – этот аспект важен – на основании очень четкого плана действий. Из чего именно план состоит, история пока умалчивает, однако история с партией право на жизнь имеет точно.

БПП «Солидарность» переживает, как известно, не лучшие времена. Примеры «папередников» ничему ее не научили. Статус «партии власти» всегда временный, не отменяющий необходимости вести работу в «полях», строить «сети», развивать ячейки на местах т.д. Не на плечи мажоритарщиков-случайных попутчиков перебрасывать, а именно самим заниматься. Но этого, конечно, не происходит.

В том числе потому, что полноценного руководителя «Солидарность» давно не имеет. Политический союз с Виталием Кличко де-юре не аннулирован (депутаты «Удара» по-прежнему пребывают в БПП), но де-факто давно распался. Сам Виталий Владимирович, сообразно требованиям закона о госслужбе, еще год тому написал заявление о сложении с себя полномочий главы «Солидарности».

Сменщика ему, за все это время, так и не нашли. Рассматривался вариант, при котором и фракцию, и партию возглавит один и тот же человек, но после избрания во главу парламентского отряда Артура Герасимова, он больше не обсуждается.

В теории, ребрендинг двух главных политсил – БПП «Солидарности» и НФ – мог бы привести к возникновению чего-то нового, но на практике в это слабо верится.

Идем дальше. Серьезный игрок под названием «олигархи».

Именно эти люди всегда дирижировали тектоническими сдвигами отечественной политики. Да, за последние годы их позиции значительно видоизменились (отнюдь не по причине курса «деолигархизации»), но они по-прежнему сильны. Хотя бы ввиду наличия собственных медиа (не говоря обо всем остальном). И они по-прежнему – в отличие от политиков – способны договариваться между собой. Вопреки всему.

Что сейчас как раз происходит с Ринатом Ахметовым и Игорем Коломойским. За последние месяцы эти заклятые друзья встречались уже несколько раз. Минимум единожды – в присутствии третьего участника – представителя команды президента. О контактах Рината Леонидовича с Банковой подробно писать уже доводилось, что до Игоря Валериевича, он активно налаживает коммуникацию с Владимиром Гройсманом (с которым встречался на следующий день после диалога с Ахметовым). Любопытно, правда?

Заинтересованы ли олигархи в переизбрании Порошенко? Если с урезанием полномочий, плюс учета своих интересов при переформатировании парламента – да. Да, у Юрия Бойко хорошие рейтинги, но Президентом он все равно никогда не станет. А вот Юлия Владимировна – может. Что для «ОБ» крайне нежелательно. Так что минимум половину фракции можно записывать в копилку «трехста голосов».

Аналогично – «радикалов» Ляшко (тут пояснения, полагаю, не требуются).

Плюс – БПП, плюс – НФ, плюс – «вольноопределяющиеся». Однозначный минус – только «Батькивщина».

То есть, при известных усилиях, математика сходится.

Впрочем, идеологи кучмовской конституционной реформы тоже думали, что у них все сходится. Но действовали слишком топорно. И весной 2004-го года для ее реализации не хватило семи голосов. Всего семи. Хотя власть была «сильна как никогда». Собственно, это и стало ее – той власти – началом конца. Только поняла она это уже слишком поздно – после начала первого Майдана.

Выучили ли нынешние руководители тот урок? Мы поймем очень скоро. В зависимости от того, во что станут играть – сложные шахматы или привычного Чапаева.

Источник lb.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code