Ирано-турецкая война – Сирия как casus belli

Перегляди: 149

Иран – многолетний стратегический союзник режима Башера Асада, для которого Сирия является одновременно как плацдармом во враждебном арабском мире, так и мостом к еще одному региональному союзнику, ливанскому движению «Хизболла», объявленному террористической организацией в Европе и США, государству в государстве, со своими вооруженными формированиями, оснащенными современным ракетным оружием, влиятельной фракцией в парламенте Ливана  и имиджем иранской марионетки

iran-turkey_HaXSAZQ

Иран, борющейся за доминирующее положение в регионе под знаменем  исламского возрождения,  крайне болезненно воспринимает возможность смены режима в Сирии. Причем дело уже сейчас не ограничивается только поставками вооружения. С этим неплохо справляется и Россия. По данным сирийской оппозиции в подавлении анти-асадовских выступлений активное участие принимают специальные подразделения элиты иранской армии – члены «Корпуса стражей Исламской революции». А буквально на днях появилось сообщение об привлечении к борьбе с повстанцами тесно связанной с Тегераном «Арми Махди» — радикального шиитского движения в Ираке.  И это несмотря на то, что значительную роль в оппозиционном лагере играет фундаменталистская исламская организация «Братья – мусульмане». А точнее, ее сирийская ветвь. Однако, объяснение этого феномена довольно простое. «Братья – мусульмане» тесно связаны с правящим в Саудовской Аравии королевским домом и спонсируются им, в то время, как между Саудитами и иранскими аятоллами идет постоянная борьба за гегемонию в арабском мире, что, в свою очередь, означает контроль над огромными запасами нефти и газа региона Персидского залива. Совсем недавно это противостояние ярко проявилось в Бахрейне, где поддерживаемые Ираном  шииты пытались восстать против правящей в Бахрейне суннитской династии во главе с королем (а до 2002 года эмиром) Хамадом ибн Иса аль-Халифа. Только ввод в страну регулярных частей саудовской армии позволил королю Бахрейна удержаться у власти и подавить восстание. Впрочем, очевидно, что эти противоречия носят не столько религиозный, сколько политический и экономический характер, как и большинство конфликтов в этом горячем регионе.

Вторым ведущим игроком в  сирийском покере является Турция. Современная Турция, как ни странно, совсем недавно начала проявлять повышенный интерес к своим восточным и южным соседям. Впрочем, как известно, все новое это хорошо забытое старое. Пантюркизм Эрдогана, развернувшего страну от врат Европы в сторону исламского мира (что, в принципе, весьма относительно, учитывая 60 миллионную исламскую общину в странах ЕС), его желание видеть Турцию лидером исламского мира, такой сверхдержавой восточного средиземноморья, что, конечно же, невозможно без активного участия в делах Среднего Востока и доминирования над арабским миром, неизбежно ведет к столкновению с самым сильным  конкурентом – Ираном.

Исторически отношения между Османской империей, наследницей которой и видит правительство Эрдогана современную Турцию, никогда не складывались гладко. На протяжении столетий соперничество между Ираном и Турцией в борьбе за овладение арабскими странами и контролем над Арменией, Курдистаном и другими прилегающими регионами привадило к длительным войнам между ними. Интересно, что войны между Турцией и Ираном почти всегда объявлялись войнами за чистоту ислама, против ереси. Иран, где господствующей религией был шиизм, объявлял ересью суннизм — господствующее направление в Турции, и наоборот. Одно из самых крупномасштабных военных столкновений произошло в первой четверти 16 века, почти сразу же после образования государства Сефевидов, ставшего началом формирования современного Ирана.  С 1514 года Сефевиды вели длительные войны с Османской Турцией за обладание Месопотамией, Курдистаном, Закавказьем (БСЭ, т.10, с.408). Эти войны с небольшими перерывами велись вплоть до первой четверти 19 века. Последней стала война 1821—1823 годов, закончившаяся подписанием Эрзерумского мирного договора. Но хватит экскурсов в историю. Желающие подробнее ознакомится с историей ирано-турецких войн могут получить интересующую их информацию например здесь.

Лучше вернемся в наши дни. Отношение Турции к беспорядкам в Сирии вначале достаточно осторожное, на сегодня перешло в жесткую поддержку оппозиции и требования к Башеру Асаду уйти в отставку. Достаточно посмотреть  последнее выступление Эрдогана в Анкаре перед членами Партии Справедливости и Развития. Более того, помощь антиасадовской оппозиции со стороны Турции не только включает в себя дипломатические демарши, прием на своей территории беженцев и недоказанную, но весьма вероятную помощь оружием и снаряжением. По информации некоторых информагенств  (например, Лиам Стак «New York Times», 28 октября 2011 годарусский переводна территории Турции непосредственно у границы с Сирией базируется т.н.  «Свободная сирийская армия» во главе с полковником Риадом аль-Ассаадом, дезертировавшим из сирийской армии в Турцию.

В случае военной интервенции в Сирию турецкой армии, что является весьма вероятным в свете складывающейся ситуации, включая последнюю резолюцию ООН, столкновение между турецкими войсками и находящимися на территории Сирии иранскими частями «Корпуса стражей исламской революции» выглядят неизбежными. К этому стоит добавить крайне негативную реакцию Ирана на решение Турции разместить на своей территории вблизи границы с Ираном американский радар ПРО, позицию США,  ЕС и НАТО по иранской ядерной проблеме (Турция, как известно, является членом НАТО), а также другие моменты сложного политического клубка под названием Middle East, получается, что война между Турцией и Ираном весьма вероятна. А взявши в расчет амбициозность и мессианские замашки лидеров обеих стран, получим, что она почти неизбежна. И начнется она на территории Сирии. Кто же победит в этой войне? Поживем – увидим.

Источник hvylya

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code