ИСТОРИЯ ОДНОЙ КОЛБАСЫ

Перегляди: 95

ПОЧЕМУ В СТРАНЕ ПОДОРОЖАЛИ ПРОДУКТЫ

tsena-na-kolbasu

В украинских СМИ прошла волна публикаций о подорожании продуктов питания в стране. Объяснения как всегда банальны. Ими пользуются уже много лет, не особо заботясь о логике сказанного. Итак, говорят о том, что подорожал бензин, подорожали удобрения, и вообще, все плохо. Достоверным из всего сказанного в действительности является только последний аргумент – вообще, все плохо. Да, стоимость бензина по сравнению с прошлым годом несколько повысилась, так же, как и стоимость удобрений. Но речь в обоих случаях не идет о кратном увеличении. Ну, подорожало топливо процентов на 20-30%, но ведь цена картошки за это время поднялась в два раза. Хотя и топливо, и удобрения составляют в себестоимости той же картошки очень небольшую долю.

Народ становится беднее, а цены при этом растут.

Обратите внимание на экономический парадокс. Народ становится беднее, а цены при этом растут. Как такое явление может объяснить экономическая наука, непонятно, — ведь по ее законам, чем меньше у людей денег, тем меньше они могут заплатить за товары и услуги, и тем дешевле они должны быть. Но так должно быть в рыночной, капиталистической экономике. У нас же экономика не рыночная — она политическая, а потому ничего удивительного в этом парадоксе нет. Так в чем же его суть. Для начала немного сравнения. Итальянское и испанское оливковое масло, к примеру, не подорожало, а наоборот подешевело. Норвежская семга в цене тоже никуда не сдвинулась. Стоимость испанского хамона незыблема как скала. А вот украинское сало взлетело в цене немыслимо. Еще один такой рывок — и оно сравняется в цене с испанским хамоном. Все вышеперечисленные продукты, кроме украинского сала, импортные и напрямую привязаны к двум вещам: валютному курсу и покупательной способности населения. Сегодня обменный курс находится почти на том же уровне, что и минувшим летом: 26 гривен в этом против 25 гривен в прошлом году. А вот покупательная способность сократилась очень существенно. Импортные продукты в Украине ведут себя рыночным, капиталистическим образом. Объяснить их ценовую динамику несложно, а сама эта динамика абсолютна прозрачна. Упала гривна — поднялась цена на оливковое масло строго в той же пропорции, поднялась гривна — опустилась цена на оливковое масло. Ну, немного надо добавить в эти расчеты поправку на падение спроса, потому как продавцы для продвижения товара слегка снижают наценку. Но в общем все понятно.

Совсем иная ситуация складывается с продуктами украинского производства, на которые народ почти полностью перешел после катастрофы, постигшей нашу национальную валюту. За год стоимость продуктовой корзины под названием «сделано в Украине» повысилась на 60%. Почему? Крестьяне давят город, вот почему. Именно это и есть главная причина. Рассказы о бензине и удобрениях — это базарные сказки для политических идиотов, которыми сегодня переполнена Украина. Совсем как в 1919 году крестьяне взяли городское население в заложники — ведь людям надо каждый день кушать, детей кормить. В борьбе села против городских жителей ориентиром стали украинские олигархи. Точнее два куриных олигарха – Косюк и Бахматюк – оба, кстати, немалые патриоты. Они абсолютные монополисты в производстве украинских яиц и куриного мяса. Еще осенью прошлого года они начали винтить цены на свою продукцию вверх. Яйца в считанные недели взлетели с 12-13 гривен за десяток до 25, а куриное мясо более плавно, но все же добралось до 40-50 гривен за килограмм. Яйца к лету подешевели — сезон все же — но о 12-13 гривнах сегодня уже никто и не мечтает. А вот курятина на своей ценовой высоте крепко забаррикадировалась. Ну а чем крестьяне хуже украинских патриотов Косюка и Бахматюка. Кур они выращивают мало, зато отвечают за свинину и прочее мясо, выращенное в мелких крестьянских хозяйствах. Если куриное филе стоит сегодня 70 гривен за килограмм, то как же может свинина стоить столько же — ведь свинья это вам не курица из инкубатора. Год назад свинина и стоила эти 70 гривен, сегодня – 100. Ну, а как вы хотите? Патриотизм у господина Косюка отдельно, а бизнес отдельно — так ведь у нас любят говорить, называя одно мухами, а другое котлетами. Интересно только, кого они называют мухами, а кого котлетами. О том, что такой прыжок цен на продукты представляет собой реальную угрозу национальной безопасности, эти люди даже не думают. У государства теоретически есть целый правительственный орган, призванный защищать национальные интересы. Его называют Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ). Возглавляет Совет президент Порошенко, секретарем является господин Турчинов. Это очень могущественный орган, имеющий множество серьезнейших инструментов, но орган этот, очевидно, очень занят – не до кур и яиц. Могли бы дать поручение Антимонопольному комитету разобраться в этом вопросе. Но никто никому ничего не поручал, и народ начали жестоко грабить.

Нет, мы еще не голодаем, мы просто не то уже едим, и это для государственной безопасности намного страшнее, чем все потенциальные агрессоры вместе взятые.

Неужели никому сегодня не ясно, что самое главное — это благосостояние народа. Именно оно за последние годы пострадало до такой степени, что население находится на грани терпения.  У людей нет больше возможности купить мясо. Скажите, что может для государства быть важнее людского голода. Нет, мы еще не голодаем, мы просто не то уже едим, и это для государственной безопасности намного страшнее, чем все потенциальные агрессоры вместе взятые. Производители продуктов в Украине подгоняют стоимость к европейскому уровню. Еда в Украине всегда стоила столько же или дороже, чем в соседней Польше. После крушения гривны на некоторое время она стала дешевле, но ее подтянут обратно к европейским стандартам. Все ее туда тянут: Косюк, Бахматюк, Кока-Кола, Макдональдс и крестьяне по всей стране. И, наверное, они ее туда дотянут таки. В канун революции килограмм хорошей сухой колбасы стоил от 70 до 90 гривен. Сейчас такая колбаса меньше чем за 250 гривен вам не достанется. За что народ на Майдане стоял, за колбасу по 250 гривен? И не надо рассказывать, что стоял он за свободу — люди стояли за колбасу. Что с нами дальше будет, никто из власти народной не знает и, очевидно, знать не хочет, потому как им страшно представить, что будет с ними, когда кило свинины дойдет до 150 гривен.

Иван Пырьев

ИсточникЭкономист

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code