Иждивенцы под контролем. Зачем государству финансировать партии

Перегляди: 343

Проблема непрозрачного финансирования политических партий, «черных касс» и тому подобных теневых схем — извечная «боль» украинской политики. Как известно, в октябре прошлого года Верховная Рада Украины «с боями» приняла закон о бюджетном финансировании партий, который вступил в силу в июле 2016-го. Но будет ли таким образом преодолена политическая коррупция — остается под вопросом. Для простых же украинцев более актуален насущный вопрос: насколько целесообразно в условиях экономического кризиса, а простыми словами — обнищания людей, выделять из бюджета сотни миллионов на партии, которые в понимании электората ничего не делают, кроме как крадут деньги из казны?  

$20 миллионов на 11 партий  

По информации директора Украинского института анализа и менеджмента политики, политолога Руслана Бортника, «Закон о противодействии политической коррупции и государственном финансировании уставной деятельности политических партий Украины» изначально вызывал много вопросов.

Согласно его нормам, из 290 зарегистрированных в стране партий право на бюджетное финансирование получают 11. Для выполнения закона в госбюджет необходимо заложить минимум $20 млн или 440, 9 млн грн в год! Их пропорционально надо разделить между политсилами, которые получили не менее 2% голосов на общегосударственном одномандатном округе на последних парламентских выборах.

Глава же Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции Наталья Корчак на днях сообщила суммы, которые получат отдельные партии. И пояснила – почему не все.

«Блок Петра Порошенко, «Самопомич», «Народный фронт» и Радикальная партия Олега Ляшко получат средства на финансирование уставной деятельности. Такое решение приняло Национальное агентство по предупреждению коррупции на своем заседании сегодня. Это средства в размере 25% от общего размера ежегодного государственного финансирования. Но НАПК, в соответствии с требованиями действующего законодательства, не может предоставить такого финансирования партиям «Батькивщина» и «Оппозиционный блок». Партия «Батькивщина» не предоставила Агентству своей позиции по госфинансированию. Партия «Оппозиционный блок», несмотря на публичное заявление об отказе от финансирования, так и не предоставила Агентству заявление в бумажном виде», — сообщила Корчак, дополнительно указав – какие суммы получат партии.

 

Новым партиям — «входа нет»

Бортник уверен, что нормы закона, по которым из госбюджета профинансируют уставную деятельность партий, кроме предвыборных кампаний и расходов на агитацию, «приведут к тому, что новые политические проекты будут автоматически лишены такой финансовой поддержки за счет украинских налогоплательщиков», — сказал он. Напротив, «старые» и давно набившие оскомину партии, которые и так не испытывают проблем с финансированием, получат дополнительные инвестиции.

«Двухпроцентный барьер был принят абсолютно необосновано, по непонятным причинам. Ведь в итоге новые политические партии, новые проекты, которые действительно нуждаются в финансовой, в том числе государственной поддержке, ее автоматически лишаются. По сути, это поддержка из кармана избирателя существующих „сильных“ партий. Хотя ни для кого не секрет, что такие крупные партии и без того имеют большие финансовые и медийные ресурсы. Эти партии станут еще сильнее, а „слабые“, условно говоря, новые проекты – еще слабее», — прогнозирует он.

Партии «на крючке»

По оценкам политолога, нормы, прописанные в законе, явно избирательны и написаны для отдельных крупных политических игроков.

Но одновременно государственное финансирование установной деятельности партий имеет и другую сторону медали.

«Для государственного финансирования партии будут обязаны пройти аудит. Не думаю, что в Украине есть хотя бы одна партия, которая способна пройти такой аудит. Соответственно, будут найдены нарушения, и руководство таких партий будет подвешено на налоговый и „уголовный“ крючок, а значит — зависимость таких политических партий от фискальных и силовых органов только усилится... Таким образом партии окажутся „на крючке“ силовых органов, той же Прокуратуры», — полагает он, ведь закон расширяет полномочия силовых и контролирующих органов в части проведения «антикоррупционной политики» и проверок за тем, как партии будут распоряжаться государственными средствами.

Заметим, ряд партий уже заявили, что откажутся от государственного финансирования. «Да, наши лидеры заявляли, что не будут претендовать на госфинансирование. Мы не будем брать эти средства», — подтвердили АСН в пресс-службе «Оппозиционного блока».

Расплывчатые «взносы»

По закону, только часть средств на финансирование политических партий будет выделяться из государственного бюджета, а остальную часть денег партии смогут получать как от физических, так и юридических лиц. Ежегодный взнос в пользу партий со стороны юридических лиц не должен превышать 800 размеров минимальной зарплаты, а со стороны физических лиц — 400 размеров минимальной зарплаты. То есть компании могут перечислить 1,102 млн грн в год, а отдельный гражданин — 551 тыс. грн.

«Это говорит о том, что „жесткий“ законодательный барьер для продолжения финансирования партий олигархами в документе так и не установлен», — объясняет Бортник. В тексте документа расплывчато указаны ограничения на «взносы» в партийные фонды, а также финансовую поддержку извне, что всегда было и остается политической реальностью Украины.   С этим согласен политолог Андрей Золотарев. Он считает, что таким образом парламентские политсилы и стоящие за ними олигархи еще больше монополизируют свое политическое влияние. В сухом остатке «политические игроки, получившие госфинансирование и компенсацию расходов на выборы, фактически обложили данью всех граждан страны», — добавил он.

Закон на «тормоза»

В ответ на все подобные критические замечания один из авторов закона  нардеп БПП Сергей Лещенко заявляет, что без его принятия  побороть коррупцию в Украине никогда не удастся. «Без честных партий никогда не будет честной политики... богатой Украины. Потому что все деньги, которые воруются в стране из бюджета, воруются через политику... Это start up по-украински, которому бы в Силиконовой долине позавидовали бы и Цукерберг, и основатели других известных социальный сетей», — уверен он.

Депутат еще летом заявлял, что закон умышленно «тормозят» через блокирование работы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, необходимого для обеспечения выполнения закона.   Действительно, Нацагентство по вопросам предотвращения коррупции еще на прошлой неделе должно было принять решение о выделении 25% от предусмотренного законом финансирования основным партиям. Но подтверждающая информация от НАЗК до сих пор не поступила. Хотя еще в середине лета НАЗК провело встречи с Радикальной партией Ляшко и «Батькивщиной».

«В общей сложности это порядка 391 млн грн. Также необходим 91 млн грн — на нужды агентства... Эти средства не выделены из бюджета. То есть законодатели приняли закон, но не заложили даже средств на деятельность нашего агентства. Мы посчитали даже финансирование для партии, которая соблюла квоту гендерного равенства (не менее 10% женщин. — Ред.), это партия „Самопомич“, которая, по закону, должна получить приблизительно 39 млн грн. Однако эти средства не заложены в бюджете, они виртуальные», — жаловалась еще несколько месяцев назад глава Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции Наталья Корчак.   По ее словам, к сожалению, агентство стало заложником ситуации: «Общество ожидает от нашего агентства очень многое, вотум доверия очень большой... Мы не имеем права на ошибку... Поэтому агентство должно стать той платформой, которая обеспечит подготовку не только комплекса антикоррупционных законодательных норм, но и будет формировать у общества понимание негативного отношения к коррупции. Ведь коррупция — это психологическое отношение к коррупции того или иного человека. Сколько ни было бы политиков, чиновников, они всегда будут тяготеть к коррупции... Ни одна страна мира не поборола коррупцию в полном объеме», — признавалась Корчак.

А как у них?

Оказывается, на Западе финансирование партий давно под контролем. Так, согласно исследованию шведского аналитического центра IDEA, финансирование партии за счет публичных средств происходит в 54% государств мира. Для Европы это показатель еще выше и достигает 84%.

Одним из лидеров регулирования в сфере финансирования политической сферы является Великобритания, которая уже в конце ХІХ века ввела жесткое регулирование относительно лимитов расходов на избирательную кампанию и против возможности подкупа избирателей. Так, в современной Великобритании действует специальный орган, который в рамках своих компетенций может даже зайти в жилище члена, сторонника или частного донора политической партии без судебного приказа. Однако даже такие суровые регуляции не в состоянии защитить политическую систему от периодических скандалов.

Что касается крупнейшей экономики ЕС, то, например, в Германии политические партии существуют за счет членских взносов, пожертвований от физических и юридических лиц и субвенций из бюджета. Субвенции составляют до третьей части доходов политической партии. Финансовую поддержку из госбюджета получают все политические силы, которые на парламентских выборах (в Бундестаг и в Европарламент) получили хотя бы 0,5% голосов. Кроме этого, государство доплачивает партии за каждое евро, полученное в качестве пожертвования или членского взноса. Политические партии в Германии ежегодно отчитываются о своих финансах перед парламентом. За ненадлежащий отчет следует обязательное наказание нарушителя в виде денежного штрафа.

Еще одна европейская страна — Италия — находится в переходном периоде. Здесь в последнее время было отменено финансирование политических партий за государственные средства. Это произошло в результате серии громких скандалов с незаконным присвоением денежных средств из бюджета крупнейшими политическими партиями силами.

Правда, в Европе есть и примеры децентрализованной системы финансирования политических партий. В Швеции почти нет контроля государства над финансированием политических партий. Шведские эксперты объясняют это высоким уровнем доверия к власти. Существует договоренность между политическими партиями о добровольном обнародовании информации относительно их финансирования. Политические партии получают денежные средства из государственного бюджета пропорционально той поддержке, которую они получили во время выборов. Однако такая система не характерна для Европы и Брюссель внес предложение привести шведскую модель к общеевропейскому стандарту.

Что же касается США, то политические партии в отличие от европейских являются, скорее, механизмом проведения дорогостоящих политических кампаний. В президентских выборах кандидаты и партии могут пользоваться государственной поддержкой. В таком случае кандидат должен дать согласие на определенные ограничения относительно финансирования от частных лиц. По этой причине американскую систему чаще всего обвиняют в том, что кандидаты сильно зависимы от своих спонсоров.

Источник: АСН

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code