Как чиновники и бизнес зарабатывают на госзакупках: главные схемы

Перегляди: 152

Объем закупок без проведения тендеров за последние годы вырос в разы. Равно как и уровень коррупции

197033

В Украине — все больше громких скандалов с госзакупками. Чего стоит хотя бы недавняя история с задержанием заместителя министра обороны генерал-лейтенанта Игоря Павловского и руководителя департамента, курирующего тендеры, Владимира Гулевича. Им вменяют тендерные махинации на сумму порядка 1 млрд. грн.

В НАБУ подозревают, что высокопоставленные военные чины сговорились с поставщиком топлива «Трейд Комодити», и переписали ценники уже после заключения договора, так что в итоге ценовое предложение победителя тендера оказалось для государства, мягко говоря, не самым выгодным.

Это далеко не первый подобный случай. Ранее то же Министерство обороны обвиняли в нечестных тендерах на поставку в армию аптечек, обмундирования и пайков. «Укрзализниця» в свое время оказалась в центре топливного скандала (участники тендера уличили компанию в необъективном выборе подрядчика) и так далее.

И это несмотря на рапорты чиновников об усовершенствовании законодательства о госзакупках и внедрении системы Prozorro, которой власти отводили главную роль в борьбе с тендерной коррупцией.

Мимо тендеров

Характеризуя изменения в системе госзакупок которые власти пытаются внедрять уже более двух лет, глава Ассоциации защиты предпринимательства и бизнесмен Сергей Доротич называет их «недореформами».

«Ничего не поменялось. В госзакупках — такая же коррупция, как и ранее. Малый и средний бизнес, который ринулся было участвовать в тендерах после старта работы системы Prozorro, быстро разочаровался. Выяснилось, что нужно платить, хоть и немного, за регистрацию каждого лота, а в тендере их может быть несколько сотен, что в итоге влетает в копеечку. При это особой честности не добавилось. Это по прежнему закрытый клуб, куда вхожи только свои», — констатирует Доротич.

По его словам, многие предприниматели, попробовав участвовать в «честных» тендерах, быстро от них отказались как от бесперспективных и затратных по деньгам, времени и нервах.

Впрочем, и сами госструктуры пытаются по возможности обойтись без тендеров. Согласно отчету Счетной палаты, которая проверяла состояние дел в государственных закупках, в прошлом году увеличилась доля договоров без проведения тендеров.

В частности, только в первом полугодии прошлого года госструктуры планировали провести в обход тендеров закупок на 293,2 млрд. грн., что больше, чем пустили через тендерную схему (252,8 млрд. грн.) и превышает показатели 2013 и 2014 годов вместе взятых.

Напомним: госучреждения и предприятия могут не проводить тендеров при выборе подрядчиков, если стоимость товаров не превышает 200 тыс. грн., а услуг — 1,5 млн. грн.

«Выход нашли — попросту дробят объемы, чтобы сумма по каждому договору не превышала пороговой. Скажем, в Киевской области, якобы, искали подрядчиков едва ли не каждый километр дороги, которую следовало отремонтировать. А потом заключали десятки договоров с одной и той же фирмой», — рассказал «Стране» депутат «Киевсовета» Алексей Дорошенко.

В прошлом году Счетная палата обнаружила таких нарушений на 7,5 млрд. грн. Лидеров в этой «номинации»  стала Генпрокуратура Украины, умудрившаяся «надробить» и пустить мимо тендеров более 4,5 млн. грн.

Но часто даже необходимость выходить на открытый тендер не мешает госпредприятия проводить закупки по так называемой неконкурентой процедуре (то есть, с будущим подрядчиком просто проводят переговоры).

По данным Счетной палаты, в 2015г было проведено 103,4 тыс. процедур закупок, из них 55,8 тыс. (54%) — по конкурентным процедурам, остальные, а это 46% — по неконкурентным. В прошлом году на электронной площадке Минэкономразвития (tender.me.gov.ua) провели чуть более 80 тыс. процедур закупки, из них около 40% Счетная палата признала неконкурентными.

Через такие договора в прошлом году провели 44,9 млрд. грн. или 23% всех выделенных на госзакупки денег.

В системе Prozorro контролеры нашли 47% неконкурентых процедур закупки на общую сумму около 33 млрд. грн.

Не удивительно, что число иностранных компаний, которые готовы побороться за право участвовать в украинских госзакупках только падает: если в позапрошлом году их было 175, то  в прошлом — только 78.

Почему не спасает Prozorro

Едва ли не главной фишкой реформы госзакупок стало внедрение электронной системы Prozorro, которая была запущена в 2015 году в тестовом режиме (эксперимент заканчивается в конце этого года) и, по заверениям чиновников Минэкономразвития, должна была победить тендерную коррупцию и сэкономить бюджету немалые средства.

Но, как констатирует руководитель секретариата, главный эксперт Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский, задача выполнена лишь наполовину.

«Да, действительно, информация об участниках тендеров стала открытой и доступна всем желающим. Но коррупцию не победили», — говорит он. И поясняет: сама система электронных торгов — это всего лишь инструмент. Тендерная «кухня» по-прежнему сосредоточена офисах потенциальных распорядителей бюджетных средств — госучреждений и казенных предприятий. А уж наши чиновники всегда быстро ориентировались где, на чем и как можно заработать.

Забловский выделяет несколько основных схем, которые помогают нечистым на руку чиновникам успешно осваивать государственные бюджеты даже через Prozorro.

Это, к примеру, выписывание тендерных требований конкретно под нужную компанию. «Сделать это несложно. Ведь у каждого поставщика товар по-своему уникальный и можно прописать такую характеристику, которая в другой продукции не повторится. скажем,  помню тендер, когда прописывался диаметр чайных ложек. Естественно, на качество н не вияет, зато позвонил выбрать своего поставщика и оправдать его завышенные цены», — рассказывает Сергей Доротич.

А Дорошенко вспоминает, что, выбирая подрядчика для строительства школы, заказчик поставил в качестве необходимые условий опыт в проектировке таких учреждений. «Подобных фирм в Украине оказалось всего две, а в Киеве — одна, что и решило исход конкурса», — говорит эксперт.

Другая популярная схема, когда по документам тендер выигрывает одна компания, а договоры подписывают с другой, мотивируя это тем, что победитель не подготовил пакет необходимых документов. «На самом деле, этот пакет очень легко сделать „неполным“ — достаточно просто выбросить пару листиков из папки. И пока компания доказывает свою правоту по судам, выделенные под определенный проект деньги уже осваиваются конкурентом», — поясняет Алексей Дорошенко.

Классической в последние годы стала схема заключения дополнительных договоров после подписания основного контракта, на которой и погорели чиновники Минобороны. В таких договорах пересматриваются цены (на 10% и более), что позволяет поставщику в начале победить с якобы самым низким ценовым предложением, а потом выставить прибыльный для себя тариф.

Согласно выводам Счетной палаты, таких нарушений становится все больше.

Нередко конкуренты блокируют результаты тендеров, оспаривая их в АМКУ (так в свое время было с топливными контрактами «Укрзализници»). По данным Счетной палаты, иногда на одну процедуру госзакупок подается более 70 жалоб, которые могут «дрейфовать» из одного кабинета в другой очень долго.

Перечисленные выше схемы используются в 50-60% всех тендеров, утверждает Алексей Дорошенко.

В Счетной палате зафиксировали нарушений на 326 млн. грн.

Но эксперты утверждают, что на самом деле госбюджет на тендерных схемах теряет намного больше — речь идет о миллиардах гривен.

«Если проанализировать список победителей крупных государственных тендеров, окажется, что среди них лидируют никому не известные фирмы, часто с одним лишь директором в штатном расписании. Понятно, что это компании, специально созданные под освоение бюджетных средств. И в том же Prozorro все это видно. Другое дело, что информацию там, кроме журналистов, никто досконально не изучает», — говорит глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

А Забловский рассказывает, что сейчас готовится сразу две новации в системе электронных госзакупок: во первых, планируется запустить аналог Prozorro для допороговых закупок, во-вторых, апгрейдить программное обеспечение Prozorro таким образом, чтобы оно автоматически искало «подозрительные» тендеры.

«Скажем, те, где слишком много условий и требований, выдвигаются слишком узкие требования и пр. Контролирующие органы смогут взять такие торги на заметку», — рассказал Забловский.

Prozorro не прозоро?

Впрочем, у Счетной палаты накопилось немало вопросов и к самой Prozorro.

Контролеры обнаружили, что систему контролирует общественная организация «Трансперенси Интернешнл Украина», база данных хранится на платформе Аmazon.com (США), а любые юридические права на хранение информации на этой платформе у государственного предприятия «Прозорро», созданного на базе подразделения Минэкономразвития «Внешторгиздат», отсутствуют.

«Подтвердить или опровергнуть информацию, которая есть на сайте общественной организации „Трансперенси Интернешнл Украина“ и аппелировать к цифрам по экономии государственных средств при использовании электронной системы закупок, некорректно. Государство, а именно Минэкономразвития, не имеет объективных возможностей проверять или контролировать информацию», — говорится в выводах Счетной палаты.

Зато ГП «Прозорро» довольно успешно зарабатывает на различных дополнительных услугах для участников торгов. К примеру, за авторизацию электронных площадок государственное предприятие берет 51 тыс. грн., за подачу тендерного предложения — до 700 грн., за лоты участников тендеров — до 400 грн. за каждый.

Счетная палата установила, что за 9 месяцев прошлого года «Прозорро» получила от субъектов хозяйствования более 17 млн. грн. Повышение доходности предприятия связано не с его производственной или коммерческой деятельностью, а исключительно с начислениями операторам электронных площадок. Хотя эти средства являются бюджетными и должны зачисляться до спецфонда госбюджета, они оформлялись как собственные деньги предприятия", — отчитались в Счетной палате. Только за 6 месяцев  2016г бюджет таким образом недополучил более 16 млн. грн.

Впрочем, согласно выводам Счетной палаты, проблема с коррупцией в госзакупках не столько в Prozorro, сколько в «минах», заложенных в законодательстве.

«Введение в 2016 году электронной системы закупок „Prozorro“ не стало решающим фактором в предотвращении незаконного и неэффективного использования государственных финансовых ресурсов, — говорится в отчете Счетной палаты. — Система, которая является инструментом прозрачного и открытого доступа к закупкам при проведении заказчиками тендерных процедур, объективно не в состоянии предотвратить незаконное заключению договоров без применения законодательства о закупке. Главная причина такого положения дел — коррупционные риски, заложенные в действующем законодательстве. Об этом свидетельствует анализ допущенных нарушений законодательства и использования несовершенных норм законодательства о закупках с целью уклонения от соблюдения принципов конкурентности на рынках товаров, работ и услуг».

Источник Антикор

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code