Как песок сквозь пальцы. Что не так в Украине с ответственностью юрлиц за коррупционные преступления

Перегляди: 304

Согласно данным Антикоррупционной сети ОЭСР для стран Восточной Европы и Центральной Азии, в Украине действует одно из самых лояльных законодательств в сфере ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения. Подкуп и взятки стали выгодным бизнесом

 Хотя ситуация должна быть диаметрально противоположной. Если власть действительно борется с коррупцией, Украине необходимо усиление ответственности, которое создаст эффективные и соразмерные инструменты предотвращения и противодействия коррупции в соответствии с международными стандартами.

За два бурных года, прошедших с момента побега Януковича, украинцы раз за разом доверялись и разочаровывались в политике «новой формации», но тренд неприятия коррупции, рожденный Майданом, прочно укоренился в сознании гражданского общества.

Желание и возможность чиновников использовать власть для обеспечения шкурных интересов, а не общественных благ, привело к всеобъемлющей коррумпированности в государстве. Коррупция преследует каждого из нас от колыбели до могилы. За годы независимости Украины взятки и так называемые облегчающие платежи (facilitating payments) стали нормой.

Но рыба, как известно, гниет с головы. Поэтому борьбу необходимо начинать не с врачей и учителей, а с «белых галстуков» во властных кабинетах и корпорациях. Именно безнаказанность топ-коррупционеров и функционирование многомиллионных теневых схем порождает толерантность к коррупции на бытовом уровне, а не наоборот.

Постмайданная Верховная Рада приняла ряд антикоррупционных законопроектов, ориентированных на предотвращение и борьбу с коррупцией в соответствии с европейскими стандартами. В частности, создано несколько новых институтов, призванных выявлять и предупреждать коррупцию в органах власти, формировать антикоррупционную стратегию Украины и правила этического поведения государственных служащих. Но, к сожалению, законодатели обошли стороной усиление ответственности юридических лиц за коррупцию.

Ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения во всех конвенциях европейского и мирового уровня уже более 10 лет рассматривается как стандарт, требующий четкого соблюдения [1-4].

Украина присоединилась к мировому сообществу, ратифицировав 18 октября 2006 года Конвенцию СЕ об уголовной ответственности за коррупцию и Конвенцию ООН против коррупции, вступившие в действие в начале 2010 года.

Но необходимые изменения в законодательство парламент окончательно принял лишь весной 2013 года в рамках выполнения плана действий по визовой либерализации между Украиной и ЕС. Так в Уголовном кодексе появился новый раздел под красноречивым названием «Меры уголовно-правового характера в отношении юридических лиц» [5].

Юридические лица несут ответственность за:

  • отмывание доходов, полученных преступным путем;
  • использование средств, полученных от незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ;
  • подкуп должностного лица юридического лица частного права;
  • подкуп лица, которое предоставляет публичные услуги;
  • предложение или предоставление неправомерной выгоды должностному лицу;
  • злоупотребление влиянием.

Однако для компаний не предусмотрено наказание за умышленное нарушение требований законодательства о предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, или финансирование терроризма. Ответственность за нарушение порядка финансирования политических партий и предвыборной агитации появилась лишь с принятием законопроекта о предотвращении и противодействии политической коррупции [6].

К мерам уголовно-правового характера относятся:

  • штраф;
  • конфискация имущества;
  • ликвидация.

Эти санкции могут применяться к негосударственным предприятиям, учреждениям и организациям, но не распространяются на политические партии.

За коррупционные правонарушения к юридическим лицам применяется только штраф. Ни конфискация имущества, ни ликвидация юридического лица не предусмотрены действующим законодательством [7].

Также, компании, которые привлекаются к ответственности за коррупционную деятельность, не допускаются к участию в государственных тендерах. Соответствующие данные заносятся в Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные правонарушения, что сейчас больше напоминает студенческую лабораторную работу, а не всеукраинскую базу данных коррупционеров [8].

Размер штрафа исчисляется исходя из двукратного размера незаконно полученной выгоды. Если же ее размер определить невозможно, суд отталкивается от тяжести преступления. В таком случае максимальная сумма штрафа составляет 1.275 млн грн (~ 44 000 евро).

Ни в одной из конвенций по коррупции нет ссылок на конкретные наказания, которые могут применяться к юридическим лицам, но определены основные принципы ответственности: необходимость применения эффективных и соразмерных уголовных и неуголовных санкций, имеющих сдерживающее воздействие.

Эффективно ли применение миллионного взыскания к корпорации с миллиардными активами? Будет ли сдерживать штраф в двукратном размере неправомерной выгоды от подкупа или, скажем, взятки?

В соответствии со стандартами мониторинга ОЭСР и требованиями ГРЕКО, если отсутствует эффективный режим конфискации, максимальный штраф до 1 млн евро считается недостаточным [9].

Таким образом, ответственность юридических лиц за коррупционные преступления, внедренная как необходимый шаг приближения украинского законодательства к европейским нормам по требованию ЕС, не соответствует ни одному из ратифицированных Украиной международных договоров по предотвращению и противодействию коррупции. А при отсутствии надлежащих ограничений подкуп может стать для корпораций прибыльным бизнесом: его доходность в среднем в десять раз превышает сумму взятки. Кроме того, подкуп при определенных обстоятельствах считают оправданным 15% компаний в мире [10].

Аннексия Крыма и оккупация Донбасса, отсутствие внешних инвестиций и обнищание граждан… Так или иначе, но первопричиной текущего положения дел является тотальная коррумпированность политических элит и олигархические кланы, «сидящие» на государственных потоках.

Построение новой страны не может осуществляться полумерами. Только решительное радикальное изменение правил игры даст шанс украинскому государству выбраться из постсоветского болота олигархических кланов и политической проституции.

Власть в очередной раз доказала свою недееспособность в вопросах борьбы с коррупционерами. Новый закон «О предотвращении коррупции», создание качественных антикоррупционных институтов с прозрачными принципами – все это благодаря давлению общественности и международных партнеров. На очереди – усиление ответственности за коррупционные правонарушения. Для этого необходимо:

  1. Перейти от жесткой идентификации к безличностной модели ответственности по примеру Германии или Грузии. Сейчас применение мер уголовно-правового характера в отношении компании возможно лишь при наличии обвинительного приговора физическому лицу, совершившему соответствующее преступление от имени и в интересах юридического лица. Если подтвержден факт совершения коррупционного правонарушения в интересах юридического лица, а конкретное физическое лицо, его совершившее, не установлено, то такая компания не привлекается к ответственности. Например, в Германии достаточно, чтобы суд подтвердил достоверность совершения преступления кем-либо из уполномоченных работников компании, даже если конкретное физическое лицо не установлено. В Грузии юридические лица несут ответственность в случае совершения преступления от имени, за счет или в интересах юридического лица независимо от идентификации правонарушителя [9].
  2. Изменить механизм исчисления штрафа на основе растущего коэффициента-множителя в зависимости от суммы незаконно полученной выгоды или нанесенного материального ущерба. Для Украины максимальный размер штрафа в пятидесятикратном размере неправомерной выгоды – вполне адекватная и эффективная санкция для компаний-коррупционеров. В Чехии такой коэффициент равен 100, в Словении – 200 [9].
  3. Внедрить эффективные меры расширенной конфискации имущества юридических лиц в качестве дополнительной меры наказания.

Эти изменения направлены на создание эффективных инструментов предотвращения и противодействия коррупции в корпоративном секторе. Но компании должны нести ответственность не только за нарушение антикоррупционного законодательства, но и за непринятие мер по противодействию коррупции среди собственных сотрудников. Сейчас к такой ответственности привлекаются только должностные лица юридического лица. Максимальный штраф – 4250 грн [11].

Согласно данным Антикоррупционной сети ОЭСР для стран Восточной Европы и Центральной Азии, в Украине действует одно из самых лояльных законодательств в сфере ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения. Хотя ситуация должна быть диаметрально противоположной. Если власть действительно борется с коррупцией, ответственность за подкуп или злоупотребление влиянием должна быть значительно жестче. Ведь действующее антикоррупционное законодательство дает возможность избегать наказания и не содержит эффективных санкций, обеспечивающих надлежащее сдерживающее воздействие. В рейтинге восприятия коррупции за 2015 год Украина имеет наихудший показатель в регионе: 130 место (27 баллов из 100) среди 168 стран [9, 12].

Уровень коррумпированности общества поставил Украину на одну ступень с Камеруном, Никарагуа и Нигерией [9]. Но вопреки всему мы должны попасть из третьего мира в первый. Качественное антикоррупционное законодательство, эффективные специализированные органы и неотвратимость наказания – вот три столпа в фундаменте обновленного украинского государства.

Впрочем, не стоит ожидать быстрых изменений, ведь борьба с коррупцией – это марафон, требующий целенаправленного поступательного движения. Наконец, процитирую председателя правления Transparency International и экс-спецпрокурора Перу Хосе Угаса:

если вы боретесь с коррупцией, то должны быть терпеливыми. В противном случае – вам ничего не удастся. Я начал активную антикоррупционную деятельность в восемнадцать, а увидел первые результаты в сорокалетнем возрасте.


Примечания

[1] Статья 3 Второго протокола к Конвенции Европейского Союза о защите финансовых интересов Европейских Сообществ, 1997 год.

[2] Статьи 2 и 3 Конвенции Организации экономического сотрудничества и развития по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций, 1997 год

[3] Статья 18 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, 1999 год.

[4] Статья 26 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции, 2003 год.

[5] Закон Украины №314-VII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины относительно ответственности юридических лиц» от 23.05.2013.

[6] Закон Украины №731-VIII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предотвращения и противодействия политической коррупции» от 08.10.2015.

[7] Раздел XIV Уголовного кодекса Украины от 05.04.2001.

[8] Закон Украины №1700-VII «О предотвращении коррупции» от 14.10.2014.

[9] Тематическое исследование ОЭСР об ответственности юридических лиц за коррупцию в странах Восточной Европы и Центральной Азии, 2015 год.

[10] The Economist, You get who you pay for, 02.06.2012

[11] Статья 172-10 Кодекса Украины об административных правонарушениях, от 07.12.1984.

[12] Индекс восприятия коррупции CPI-2015, Transparency International.

Источник: voxukraine.org

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code