Как полураспад коалиции скажется на толщине наших кошельков?

Перегляди: 401

Помните, как приближается буря? На небе ни облачка, штиль, и ты строишь планы на приятный вечер на природе…

А уже через час — всё напрочь иное: шквальные порывы ветра, иссиня-чёрное густо заволоченное тучами небо, молнии, ливень, град.

Украинский финансовый рынок вошёл в осень в приподнятом настроении. Наконец, заработали Минские договоренности, худо-бедно восстановился платежный баланс, иностранные кредиторы исправно поставляют очередные порции траншей, удалось договориться с доброй половиной держателей еврооблигаций о реструктуризации. Перестали падать объемы производства по целому ряду товаров (если смотреть месяц к месяцу), притормаживает галопирующая инфляция, обменный курс колеблется в коридоре 21–23 гривни за доллар уже почти полгода, золотовалютные резервы выросли до 12,5 млрд долларов (собственно украинских резервов там миллиард с копейками, а все остальное — кредитные средства). Приободрилась и политическая верхушка, решившись на ещё более простые процедуры выдачи масштабных субсидий гражданам, а также на увеличение зарплат и пенсий на три месяца раньше планируемого.

Однако не зря ведь в Киев приезжала Кристин Лагард. Неужели вы думаете, что директор-распорядитель посетила нас всего лишь ради того, чтобы произнести цитату: «Я очень воодушевлена прогрессом, достигнутым за прошедшие месяцы. Украина удивила мир», которую растираживали все украинские СМИ?

Сразу несколько источников в украинской власти подтвердили, что десять дней назад Лагард прибыла, чтобы лично транслировать строгий мессидж — все преобразования в стране должны проходить строго в соответствии с меморандумом МВФ и Украины. То есть строго в соответствии с договоренностями с крупнейшим кредитором.

Мессидж был адресован президенту, премьеру, главам Нацбанка и Минфина, как подписантам Письма о намерениях. Фактически эти 4 человека обязались выстраивать украинский политический процесс таким образом, чтобы предвыборный популизм не потопил все обязательства перед кредиторами.

Это позволяет понять очень многое в действиях Порошенко и Гройсмана, Яценюка и Яресько, которые, не особо заботясь о соблюдении правовых приличий, организуют пакетные голосования в Раде без обсуждений, откладывают налоговую реформу и подают «куклу» бюджета-2016 в парламент.

Речь идёт о трех «столпах» программы — налоговой реформе, социальных выплатах и реструктуризации внешнего долга. На всех них не преминут сыграть свои партии политические силы, вовлечённые в процесс местных выборов. Да чего там — уже играют: смотрите трансляцию из Верховной Рады.

По налоговой реформе главное, что требует Международный валютный фонд — не вылететь за рамки бюджетного дефицита, определенного программой как 3,7% ВВП (снижение до 2,2% ВВП к 2020 году). Вообще любая программа МВФ — это история о стабилизации экономики и создании условий для будущего экономического роста. Сам рост Фонд, как правило, не обеспечивает, ему важно добиться сбалансированности платёжного баланса и бюджета страны-реципиента помощи. Иными словами, обеспечить возвратность денег и самого МВФ и других кредиторов. А с ростом могут помочь Мировой Банк, ЕБРР и другие уважаемые организации.

Да и внутренний бизнес, обрадованный отсутствием финансовых шоков и возможность планировать свои денежные потоки не на пару ближайших недель, а хотя бы на полгода.

Что бы ни говорил Национальный банк об инфляционном таргетировании, очевидно, что финансовая стабильность сегодня зависит от стабильности курса национальной валюты. На мой взгляд, сегодня существует лишь два сценария будущей динамики гривни.

Первый — Украина остаётся в программе МВФ и, продолжая выбирать международную помощь в размере $40 млрд, сможет без особых проблем поддерживать курс нацвалюты на нынешнем уровне. Ну, может быть, некоторое давление со стороны импорта энергоносителей опустит курс до 25 гривен за доллар. Но едва ли больше. В таком случае стоит рассчитывать на заложенный в программе МВФ средний обменный курс в 2016 году на уровне 24,10 гривен за доллар.

Второй сценарий — МВФ прекращает кредитовать Украину. Возможно, это произойдет в случае решительного несогласия парламента с поданными правительством инициативами, в частности по реструктуризации внешнего долга. Тогда нас ждет виток девальвации, сравнимый с тем, что было в январе-феврале этого года.

Как известно, Украина договорилась со Специальным комитетом кредиторов о реструктуризации 14 выпусков украинских еврооблигаций. Специальный комитет кредиторов, в который входят 4 компании, владеет около 50% суверенных украинских евробумаг, подлежащих реструктуризации.

В украинском обществе дискуссия сразу ушла в область «дележа шкуры неубитого медведя» — а именно, сколько Украина будет платить иностранным кредиторам (включая Россию) в 2021—2040 годах из общей суммы прироста ВВП. Между тем Министерству финансов сейчас крайне необходимо заручиться поддержкой депутатов, чтобы убить двух зайцев:

(1) показать готовность страны выполнять достигнутые договоренности о реструктуризации даже в случае гипотетической смены власти;

(2) обезопасить себя от потенциальных претензий со стороны следственных органов в отношении проводимой реструктуризации (по итогам реструктуризации 2000 года, которая была определена лишь решениями Кабмина, чиновники финансового ведомства осуществили немало визитов в кабинеты следователей и прокуроров).

Нератификация украинским парламентом условий реструктуризации (а она возможна в силу очевидных противоречий внутри коалиции) грозит Украине новым масштабным финансовым штормом. Напомню, что в 40-миллиардный пакет помощи Украине от международного сообщества включены $15,3 млрд средств, сэкономленных за счет реструктуризации.

Однако это не означает, что надо голосовать, закрыв глаза. Пакетное голосование вредно. Это уже не раз показывало голосование по экономическим законопроектам. Например, в результате такого голосования может проскочить инициатива, предполагающая внесение изменений в ст. 10 закона «О ценных бумагах и фондовом рынке». Ей предполагается ввести возможность погашения гособлигаций не только денежными средствами или другими гособлигациями, но и в другой форме. Крайне опасная норма, которая открывает возможность для отчуждения госимущества в счёт списания долгов.

Политически власть находится в очевидном кризисе. Поделом. Но это не должно стать поводом для того, чтобы мы снова посеяли финансовую бурю внутри собственной страны. До 23 сентября Украина должна наложить мораторий на выплаты по внешнему долгу (иначе придётся гасить выпуск еврооблигаций на сумму $500 млн, что нарушит ключевое правило реструктуризации pari passu и по сути разрушит всю математику сделки). До этой даты необходимо сесть за стол переговоров с держателями каждого из 14 еврооблигационных выпусков. И приступить к оформлению юридических соглашений, ведь никакой реструктуризации, никакого 20-процентного списания долга, говоря строгим юридическим языком, еще и не произошло.

Дефолт будет объявлен уже в ближайшую неделю. Вопрос лишь в том, будет он управляемым (техническим) или саморазрушительным для страны. А это очень зависит от того, как понимают народные депутаты свою роль в экономической истории Украины.

АНДРЕЙ БЛИНОВ

экономист, руководитель авторской программы на Радио Вести

Источник: Вести

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code