КАК ПРИРОДНЫЙ ГАЗ МОЖЕТ ПРИНОСИТЬ ДВОЯКИЕ ДЕВИДЕНДЫ

Перегляди: 89

ОТКРЫТИЕ ГАЗОВОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ НА КИПРЕ ДОЛЖНО БЫЛО СТАТЬ ХОРОШЕЙ НОВОСТЬЮ. НО ЭТО НЕ ТАК

gazovie-vishki-1-1140x641

СТАМБУЛ. Успешная разведка газовых месторождений в  Восточном Средиземноморье по всем прогнозам должна была стать залогом мира и сотрудничества в нестабильном регионе. Между тем, реальность оказалась такова, что рост ресурсов влечет за собой и рост противоречий.

В марте Европа была воодушевлена долгожданным энергетическим соглашением о добыче газа Кипра, сулившим  создание нового газового хаба на границах Европы, способного обеспечить диверсификацию газовых закупок и гарантировать энергетическую стабильность на континенте.

Но то, что по всем законам логики должно было стать для экономики благой вестью, одновременно поставило под сомнение и без того шаткое геополитическое равновесие в регионе, и грозит обернуться обострением забытых конфликтов, на этот раз с углеводородным подтекстом.

19 февраля Израиль и Египет подписали многомиллиардное соглашение об экспорте израильского газа в самую густонаселенную страну Ближнего Востока. Две недели назад итальянская энергетическая компания Eni объявила о «многообещающем» открытии источников газа в прибрежной зоне Кипра. В январе президент Кипра Никос Анастасиадес встретился с Алексисом Ципрасом и израильским премьером Биньямином Нетаньяху в Никосии, чтобы обсудить планы строительства трубопровода, связывающего страны.

«Открытие важных запасов углеводородов в Восточном Средиземноморье может стать катализатором мира, стабильности и сотрудничества в регионе», — утверждали лидеры в совместном итоговом  заявлении.

Между тем, тогда же и начались первые неприятности. В частности, уже в марте обострился конфликт Турции и Кипра — Анкара отправила военный флот, чтобы воспрепятствовать газоразведке греков-киприотов. Далее, на юге, спор вокруг газовых сделок обострил отношения Израиля и Ливана.

Территориальные претензии

Полагается, что ниже морского дна Восточного Средиземноморья хранятся огромные месторождения природного газа. Более того, Египет и Израиль уже провели успешную разведку в своих территориальных водах, открыв его немалые запасы.

Кипр тоже нашел газовое поле в своих водах, пускай и незначительного объема, однако открытие нового месторождения, в силу географического положения острова, смогло бы стать  началом реализации амбициозных планов Никосии по превращению Кипра в энергетический хаб.

Между тем, доступа к любым богатствам, скрытым в прибрежных водах  сопряжен с серьезными трудностями, поскольку Турция полна решимости не допустить проведения работ по поиску газовых месторождений греческими киприотами.

Анкара, поддерживающая турецкое сепаратистское государство на севере острова, утверждает, что часть морской зоны Кипра принадлежит Турции или туркам-киприотам. Турция — единственная страна, которая признает северный Кипр.

(Между тем, следует отметить, что на референдуме 2004 года именно греческая община высказалась негативно по вопросу объединения острова. Идею объединения поддержали лишь 24.2% греков-киприотов, в то же время, на севере в ее пользу высказались 64.9% — примечание переводчика)

11 февраля министерство иностранных дел Турции осудило «односторонние» разведывательные операции Кипра, и обвинив правительство греков- киприотов в «попытках действовать так, будто оно является единственным хозяином на острове».

В тот же день турецкий военный корабль заблокировал  буровую установку Saipem 12000, принадлежавшую Eni и ведущую работы у побережья Кипра. Спустя две недели она была вновь перехвачена турецким флотом. В свою очередь, раздосадованное правительство Кипра обвинила Турцию в «угрозе насилия» в отношении буровой Eni.

Брюссель, в свою очередь, спешно встал на сторону Кипра,  ставшего членом Евросоюза еще в 2004 году. На прошлой неделе президент Европейского совета Дональд Туск подчеркнул, что ЕС поддерживает право Кипра  «исследовать и использовать свои природные ресурсы».

ЕС рассматривает возможность создания газового хаба в Средиземном море, как ключевого проекта для диверсификации своих источников энергии и снижения зависимости от России, поставляющей в ЕС порядка трети от объемов потребляемого им газа.

Туск отметил, что действия Анкары побудили лидеров ЕС пересмотреть вопрос о целесообразности проведения совместного с Турцией саммита в болгарской  Варне.

Однако турецкое правительство едва ли готово отступать. Ранее, в феврале, президент Реджеп Тайип Эрдоган предупредил Кипр не «переступать черту», он также заявил, что турецкие военные корабли «сделают все необходимое».

«Турция не отступит от своей нынешней позиции до тех пор, пока совместные решения по разведке будут решаться двумя общинами острова», — поддержал президента  глава энергетической комиссии турецкой оппозиционной Республиканской партии.

«Провокационное поведение»

Перспектива открытия месторождений природного газа также подняла градус других застарелых конфликтов Восточного Средиземноморья, вызывая напряженность в отношениях Израиля и Ливана, а также Египта и Турции.

В конце января Ливан подписал соглашение с консорциумом, с участием французского концерна Total, российского и Novatek и итальянского  Eni. Сделка позволит трем компаниям исследовать месторождения газа в районе, на который также претендует и Израиль.

Кипр тоже нашел газовое поле в своих водах, пускай и незначительного объема, между тем открытие нового месторождения должно было бы стать  началом реализации амбициозных планов Никосии по превращению Кипра в энергетический хаб.

В ответ на сделку, министр обороны Израиля Авигдор Либерман обвинил Ливан в «провокационном поведении».

В свою очередь, ливанское движение «Хезболла» тоже не теряло время даром, разжигая напряженность, осуждая слова Либермана как «новую агрессию» и обещая «решительно противостоять любым нападкам на наши права на нефть и газ».

Через неделю министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу возмутил египетское правительство,  поставив под сомнение справедливость соглашения о границе между Египтом и Кипром 2013 года, определяющее права сторон на проведение работ по разведке газа в регионе.

Тарек Бакони, сотрудник Европейского совета по международным отношениям и специализирующийся на проблемах нефти и газа, уверен в неизбежности вспышки региональных конфликтов в связи с появлением новых ресурсов.

Он скептически относится к утверждениям, что газ может стать основой мира в регионе, как этом говорили лидеры Греции, Израиля и Кипра.

По словам Бакони, вместо того, чтобы выступать в качестве стабилизирующей силы,  открытие газовых месторождений лишь  «усугубляет застарелые политические разногласия, которые в свое время были отложены в долгий ящик, но так и оставались неурегулированными на протяжении многих лет, — то есть, кому в действительности принадлежат воды и шельфы».

Между тем, геополитическое соперничество не является единственным препятствием для превращения Восточного Средиземноморья в газоэкспортный центр.

«Многие эксперты считают, что политические вопросы на самом деле второстепенны, а все упомянутые газовые сделки коммерчески нежизнеспособны», — говорит Бакони, отмечая, что экспорт газа в регионе окажется слишком дорогим, чтобы конкурировать на глобальном уровне.

Ни Израиль, ни Кипр не имеют инфраструктуры, необходимой для экспорта газа в Европу. Запасы газа, обнаруженные до сих пор — с учетом недавней находки Eni, объем которой также еще не установлен — слишком малы для привлечения должных инвестиций, добавил Бакони.

Греция, Италия, Кипр и Израиль договорились в декабре поддержать строительство трубопровода, соединяющего недавно открытые газовые месторождения Восточного Средиземноморья в Европу.

Министр энергетики Кипра Йиоргос Лаккотрипис, министр экономического развития Италии Карло Календа и министр энергетики Израиля Юваль Штайниц выступили на совместной пресс-конференции после энергетического саммита в Тель-Авиве

В свою очередь, многие аналитики сомневаются в том, что этот проект вообще возможен, с учетом огромных затрат и технологических трудностей.

Впрочем, все эти потенциальные трудности с экспортом восточно-средиземноморского газа не остановили энергетические компании от изучения морского дна — по крайней мере, на данный момент.

В то время как Saipem 12000 от Eni вышла из кипрских вод, вследствие давления со стороны турецких военных, американский энергетический гигант ExxonMobil также отправил на остров два разведочных судна.

Сохбет Карбуз, куратор отдела добычи углеводородов Парижского исследовательского центра по вопросам энергетики, ожидает реакцию Анкары уже в ближайшие месяцы. Она, полагает эксперт, будет иметь решающее значение для будущего Кипра, как потенциального энергетического центра.

Он задается вопросом, рискнет ли Анкара на противостояние Exxon. И станет ли возможное отступление  Exxon сигналом для остальных участников рынка, что исследование на Кипре — предприятие слишком рискованное.

«Это большой вопрос, что будет делать Exxon?», — рассуждает Карбуз. «Если Exxon говорит: « Мы не хотим никакой эскалации, и мы не будем заниматься никаким исследованием здесь », все надежды на то, что Кипр станет газовым узлом можно забыть».

Перевод Анатолий Борщаговский

Зиа Вейзе, Рolitico

Источник Экономист

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code