КИНБУРН — ЗОНА ОТДЫХА ИЛИ ОБЩЕНИЯ С ПРИРОДОЙ?

Перегляди: 389

С запуском новых «ракет» по Днепро-Бугскому лиману и организацией новых маршрутов «Николаев — Кинбурнская коса» и «Херсон — Кинбурнская коса» в медиапространстве разгорелась нешуточная дискуссия относительно будущего причерноморской заповедной зоны. Скептики утверждают, что из-за доступности Кинбурна он обречен. Оптимисты же наоборот возрадовались новостям, убеждая, что новое сообщение позитивно отразится на жизни полуострова. Абсолютно разделяя опасения одних и радости других, я решил немного проанализировать, какие проблемы существуют у Кинбурна, как они возникли и подумать над их решением

_DSC3575

Географически Кинбурн расположен на юге Украины. Полуостров омывается Черным морем, Днепро-Бугским лиманом и Ягорлыцким заливом. Административно — практически пополам разделен между Николаевской и Херсонской областью. На территории полуострова находятся две заповедные зоны — Национальный природный парк «Белобережье Святослава» и Черноморский государственный заповедник. Первый в подчинении Министерства экологии, второй — Национальной академии наук.

Теперь о проблемах...

Основными проблемами Кинбурнской косы является мусор, отсутствие инфраструктуры и браконьерство. Все три проблемы связаны с отделенностью полуострова от цивилизации. Посудите сами: в Николаевской области туда можно добраться только водным сообщением, в Херсонской — в объезд по Голопристанскому району в условиях отсутствия дороги.

Сами понимаете, что в таких условиях крайне сложно бороться со всеми тремя проблемами. Основное количество мусора, который остается на николаевской территории косы на континент можно доставить лишь водным сообщениям или отправлять тот самый мусор в Херсонскую область (из-за чего могут возникнуть проблемы юридического характера).

Бороться с браконьерством в условиях, когда там находится только один отряд пограничной службы, изредка наведывается рыбинспекция, а руководство Нацпарка закрывает на все глаза — ну особого оптимизма это не вызывает. Особенно, когда коррупционные риски выше обычных. Для примера, в 2015 году группа мародеров в составе около 30 человек разворовывала остров Березань на протяжении месяца — всего этого в упор не видела пограничная служба. Что им те ловцы креветки и рапанов?

Восстановление дорожной инфраструктуры на Кинбурском полуострове считается проектом экономически нецелесообразным — на континентальной части Николаевской и Херсонской областей с дорогами существуют куда более серьезные проблемы, которые требуют незамедлительного решения. К примеру, взять направления на Кропивницкий (Кировоград) или на Днепр — дороги там не лучше, чем на Кинбурнской косе. Но они-то связывают областные центры. Поэтому о каких-то глобальных инфраструктурных проектах на полуострове пока можно забыть.

Вот по итогу мы и имеем с одной стороны целованный богом райских уголок с первозданной природой, а с другой — отдаленный осколок страны, который даже при небольшой населенности накопил множество проблем.

Почему так сложилось?

Как и все остальные факты, проблемы Кинбурнского полуострова имеют исторические предпосылки. В нашем случае, по моему субъективному мнению, они начались еще в середине ХХ века, когда руководство СССР не могло нагреть себе место от «административных реформ». Как мы помним, 80 лет назад укрупненные области Украинской республики были разделены. В частности, в 1937 году от Одесской области отделили Николаевскую. В состав Николаевщины были выделены районы современной Николаевской, Кировоградской и Херсонской области. Таким образом Кинбурнский полуостров всецело находился в составе Николаевской области.

После оттеснения немцев в 1944 году была образована Херсонская область, в частности, Голопристанский район, территория которого находилась, в том числе, и на Кинбурнском полуострове. Подобно африканским дельцам. советское руководство делило территорию скорее под линейку, чем по экономической целесообразности. Вот часть полуострова и осталась на территории Николаевской области — с одной стороны фактически заблокирована Херсонской областью, с другой — Днепро-Бугским лиманом.

Далее, как в советские времена, так и во время независимости Украины, события развивались в следующем направлении. Избалованные городской жизнью жители предпочитали отдыхать на мало-мальски цивилизованных курортах континентальной зоны причерноморья, а также в Крыму. Многочисленные пансионаты, санатории и базы отдыха стали излюбленными местами украинцев. На косу в основном ехали либо любители дикого отдыха, либо экстремалы, которые отдыхали на лишенных всяких бытовых условий базах. В таких условиях отдых был скорее исключением, нежели правилом.

Так продолжалось до оккупации Крыма Россией. Именно в 2014-15 годах возрос спрос украинцев на так называемые курорты в Херсонской, Николаевской и Одесской областях. Жители курортных поселков начали на территории своих домовладений хаотично возводить двух-трехэтажные хибары, а мелкие бизнесмены начали осваивать забытые богом черноморские села. Возрос интерес и к архипелагу черноморских остров и полуостровов, сосредоточенных в пределах Херсонской и Николаевской областей.

Кроме этого начинает новый этап развития так называемый эко-туризм, когда люди благам цивилизации предпочитают уединенный отдых на природе, дающий возможность расслабиться от общества и городской суеты, а также насладиться живописной природой. С каждым годом любителей отдыхать «дикарями», а также поклонников хайкинга на Кинбурнском полуострове становится все больше. За ними подтягиваются и ценители цивилизованного отдыха. Но мы по привычке решаем проблемы, когда «очень нужно», а не с оглядкой на ближайшее будущее. От этого все вышеперечисленные казусы не просто остаются нерешенными, а продолжают усугубляться.

Что делать?

Для любителей природы и уединенного отдыха всегда привожу пример, как цивилизация уживается с дикой природой в западноукраинской практике. Далеко заграницу ездить не нужно — достаточно посетить правильные места в нашей стране.

Например, есть Национальный парк «Синевир» в Закарпатской области. По справочным данным, площадь парка составляет 40 тыс. га и только 5 тысяч из них являются заповедной зоной. Остальной — зона рекреации и сельскохозяйственная зона. Идея заключается в том, что именно заповедная зона находится под пристальным вниманием охраны. Вокруг озера в пределах досягаемости охраняется территория, установлено видеонаблюдение, существует контрольно-пропускной пункт. В озере купаться нельзя, рыбу ловить нельзя, на побережье устанавливать лагерь и жечь костры — тоже нельзя. Нарушивших правила ожидает штраф. Вместо этого туристам предложено несколько вариантов: можно остановиться либо в гостинице, которая расположена недалеко от озера, либо на территории кемпинга, либо подняться в гору на полонину. При этом парку сборов на посещение и проход вполне хватает для обслуживание своей инфраструктуры.

Озеро Синевир

Еще один пример — Национальный парк «Подільскі товтри» в Хмельницкой области. Там хоть и нет такого строгого режима, но место, будучи достаточно популярным среди туристов, продолжает сохранять свою первозданность. В основных местах сосредоточения туристов организован вывоз мусора. Недалеко от стоянок обустроены места для элементарных туалетов. Проезд на автомобиле также оплачивается. Это еще раз доказывает, что даже при минимальных вложениях денежных средств можно добиться сохранения заповедной зоны.

Бакота (Подільскі товтри)

Но даже для столь простых инициатив нужно приложить немало усилий. В первую очередь — оптимизировать коммуникации между пограничной службой, рыбинспекцией и экоинспекцией. Сократить все коррупционные риски. К сожалению, сами по себе они не сокранятся, поэтому нужен тотальный контроль со стороны общества и СМИ. Только благодаря этим институтам можно добиться, чтобы все вышеперечисленные службы не «покрывали» незаконную добычу креветки, а выполняли свои функции, согласно устава.

Еще одним очагом проблемы является руководство Национального парка. Я не верю, что старые кадры могут решить проблему — они уже настолько прижились в той системе, которая была создана до них, что не подлежат исправлению. Парк должен возглавить человек с идеей, фанатично подвластный современным веяниям. Руководство нужно менять.

Что касается «мусорного вопроса» и вопросов инфраструктуры, то в этом случае государство отдало все карты в руки общинам. Для Кинбурнского полуострова реформа децентрализации может стать настоящим спасением. Только пределы объединенной территориальной общины, по моему скромному мнению, нужно расширять не только на пределы николаевского Кинбурна, а и на Херсонскую территорию. Условно говоря, куда гармоничней было бы, если бы николаевские села Покровское, Покровка, Васильевка объединились бы с херсонскими селами Геройское, Виноградовка, Рыбальче и Ивановка. Это тот самый случай, когда межобластное объединение территориальной общины было бы куда кстати, чем продолжение искусственной исторически сложившейся обособленности.

Существует еще одна глобальная проблема — кто будет заниматься развитием туристической инфраструктуры? Тут я настроен достаточно оптимистично — впервые за долгие годы наблюдаю энтузиазм предпринимателей, которые готовы строить не хибары, а полноценные комплексы для отдыха. Дело в том, что на данный момент по услугам летнего отдыха в Украине спрос превышает предложение. От того люди разгребают любой вид жилья. Однако этот период своеобразной туристической турбулентности, уверен, скоро прекратится. Люди становятся все более переборочными и критичными, что от предпринимателей требует улучшать условия.

Идеальный предприниматель понимает, что ему нужно создать не просто комфортные условия для ночевки, а и благоустроить территорию, создать комплекс услуг и развлечений, который задержит клиента и заставят его раскошелиться. Именно таким образом на территории комплексов появляются парковые зоны, зоны барбекю, облагороженные пляжи — все, что заставит клиента не выходить за пределы обозначенной территории. При этом оставлять заповедную зону неприкасаемой.

Более того, в свете последних событий (евроинтеграция Украины) для благоустройства курорта можно пригласить европейских инвесторов. В свое время австрийские и немецкие туристические фирмы сделали богом забытые адриатические берега Хорватии Меккой европейского туризма. Те же процессы сейчас наблюдаются и в Албании. Привлечение иностранных инвесторов подразумевает, конечно же, и то, что прибыль будет уходить заграницу. Однако нам останется немалое в виде туристического сбора, разного рода налогов, рабочих мест и благоустроенной инфраструктуры.

Даже если опуститься с небес на землю, можно увидеть, как общество само тянется к подобным метаморфозам. Вот совсем недавно, собираясь в поход по Херсонской области, мы нашли ребят из «Чайной тиші», который нас консультировали по маршруту. Своими собственными усилиями они в Ивановке обустраивают своеобразный пансионат, проводят экскурсии, помогают проникнуться местной окружающей средой. Подобные проекты являются началом того процесса, который в будущем будет только набирать обороты.

Чайна тиша (Херсонская область)

Выводы

Правильное решение децентрализации, оптимизация работы контролирующих структур и новаторский подход предпринимателей могут сделать Кинбурнский полуостров настоящим курортом, известность которого будет распространяться далеко за пределы Украины. Не нужно бросаться из огня в пекло — места хватит всем: и поклонникам цивилизованного отдыха, и сторонникам эко-туризма. Новое транспортное сообщение положительно отразится на развитии региона, поскольку, как минимум, покажет его перспективу и надобность. Общество и СМИ, в свою очередь, должны полноценно контролировать все процессы, происходящие на полуострове. Осталось лишь найти человека, который возьмет на себя ответственность:)

Источник Свідок

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code