Когда чешется не в том месте: Почему в Украине нет эффективной власти

Перегляди: 171

В Украине нет сильного Президента, в Украине есть неэффективная Верховная Рада

whyukrainehasnoeffectivecommandofpoliticsandgovernment

«Не чули? У мене дзвіночок є! О, реформа парламенту», — зауважив Парубій

Після цього присутні почали сміятися й аплодувати.

УП Понеділок, 18 червня 2018 року, 13:25

Усі ніби «за», практично нема виступів «проти». А голосів через силу набирається після 6–7 спроби. Більше того, камера показує, що в залі до перерви було доволі багато нардепів. Явно поза 226. Але все це болото займається броунівським рухом, шльондрає по залу, виповзає в кулуари та буфети й курилки, рже з анекдотів або ділиться планами на відпустку. Просто повернутися в півкорпусу чи зробити десять кроків у бік свого робочого місця їм, бачте, в падло!

ФБ Тарас Чорновіл 19 червня 2018 року, 12:53

«Юлия Меркель»

В Украине снова обострилась традиционная манечка под названием «конституционная реформа». Близко выборы.

Если кто наблюдает украинскую политику лет 30 и имеет неплохую память, может со мною согласиться — доставляет это всё не по-детски. Какая-то помесь «Дня сурка» с «Особенностями национальной охоты» в украинском исполнении.

В начале лета была предпринята массированная атака с рейтингами. Лидеры «Народного фронта» с воплем «Всё пропало!» требовали от Президента немедленно пойти на самоликвидацию как ветви власти. Иначе, дескать, на выборах победит сама-знаете-кто и будет сами-знаете-что… А потом и Вона заявила о желании ликвидировать пост президента и стать «украинской Ангелой Меркель». Типа канцлером Украинской (Федеративной?) Республики.

Специфика отечественной политики в её сегодняшнем виде такова, что сложно писать обо всём этом серьёзно. Но эти вещи вполне серьёзные. 30-летнее топтание на месте, приведшее к войне и аннексиям — это результат проблемы неэффективности украинской власти. Что лежит в основе подсознательного желания наших политиков перетасовывать полномочия ветвей власти?

Кругом пиночеты

Начнём с мифа о президентских полномочиях. Достаточно взглянуть в текст Конституции, чтобы убедиться — в Украине «прописана» классическая парламентско-президентская система правления, где конституционные (подчёркиваю — конституционные) полномочия Президента не просто невелики, а минимальны.

Самостоятельно и по своей воле Президент может только: назначать половину от состава Совета НБУ, половину Нацрады по вопросам телевидения и радиовещания и треть Конституционного Суда. Ещё высшее военное командование. Если не принимать всерьёз право раздавать чиновникам бижутерию, то это всё. Никаких иных самостоятельных полномочий у Президента Украины нет. Всё остальное, в чём Конституция предполагает участие Президента, требует согласия Рады.

Именно Рада — полновластный государственный институт, принимающий законы и создающий ответственное перед собой правительство.

Как и в других парламентско-президентских странах вроде Италии или Германии, роль Президента становится значительной в тех, и только тех случаях, когда мало дееспособным становится парламент. В ситуации же нормального функционирования Рады у Президента серьёзных рычагов влияния на политический курс страны нет.

Следовательно, в Украине нет сильного Президента, в Украине есть неэффективная Верховная Рада.

Под куполом цирка

Когда Раде не готова сказать своё слово (принять бюджет, сформировать правительство), слово приходится говорить Президенту. И это не баг, а фича. В этом и состоит его роль как гаранта Конституции и суверенитета. Иначе в стране наступает паралич власти и хаос в правлении.

Как выглядит украинская парламентская республика «без Президента», мы уже имели возможность представить себе на практике. И не один раз. Если кто забыл, напомню пару питомо українських слів із нашої новітньої мови. «Спикериаду» и «премьериаду», например. Были у нас золотые моменты, когда Рада месяцами не могла «дійти згоди», как же поделить посты между заинтересованными группами. И страна жила в состоянии властной анархии. «Пусть весь мир подождёт».

А «бюджетиады» все забыли? Это при «барыгах» бюджеты стали вносить и принимать вовремя, раньше было по-иному. В золотое время премьерства незабвенного Паши Лазаренко бюджет приняли 27 июня 1997 года. Если вы подумали, что это о бюджете на следующий, 1998 год, то вы всё ещё не поняли специфики украинского парламентаризма. Нет, 27 июня приняли бюджет на поточный (1997) год. До 27 июня Паша Лазаренко «рулил потоками», просто как душа хотела.

Я вам больше скажу. Если бы Леонид Кучма не изнасиловал Раду в самой извращённой форме тёмной ночью на 28 июня 1996 года, мы бы и сейчас жили по перелицованной Конституции УССР. Чтобы Рада сама смогла принять Основной закон?..

В существующих реалиях без вынужденно активной роли Президента украинский парламент попросту недееспособен. И это тоже, увы, не баг, а фича.

Под вынужденной ролью Президента я имею в виду не личные пожелания людей, занимавших этот пост. Некоторые из них очень даже наслаждались своей активностью. Другие, вроде Виктора Ющенко, вынуждено отрывались от пасеки, чтобы разнять сцепившиеся в Раде своры сторонников Тимошенко и Януковича.

Вся история украинских реформ — это протискивание реформаторских законов через радовские закоулки и их усечение и извращение «з голосу» в парламентском зале.

Верховная Рада последних десятилетий — это подлинное кладбище украинских реформ.

451 далматинец

В нормальном состоянии нашей конституционной системы предусмотрена прямая связка «парламентское большинство – правительство». Именно так, как это работает в странах Европы. Кабинет Министров — это не отдельный, автономный от парламента, орган власти, ведущий диалог с депутатами. Нет, это исполнительный орган парламентской коалиции. Это люди, которые от имени большинства и по воле большинства проводят политику парламентского большинства.

Законопроекты пишут не депутаты. Законопроекты, за редким исключением, разрабатывает правительство большинства, и большинство придаёт им силу законов.

В «нормально» функционирующей политической системе нет столь характерной для Украины проблемы «прохождения законопроектов». Обсуждение в зале является только декларированием позиций, для обсуждений есть комитеты и фракции. Поправки в зале — дикарский нонсенс.

Нет проблемы «взаимопонимания» парламента и правительства. Парламентское большинство и правительство — это, по сути, одно и то же.

Что не так с Радой?

Причина в том, что конституционная система разделения полномочий не соответствует внутренней механике парламентской ветви власти.

Увы, в Раде нет и не может быть парламентского большинства, потому как каждый депутат — это абсолютно самодостаточная и автономная властная единица. В Украине не один Президент. В Украине есть ещё 450 столь же автономных и независимых субъектов властных полномочий. В реальности у нас система власти с 451 президентом.

Кроме нереальной и всеобъемлющей неприкосновенности, украинский депутат обладает абсолютно нереальным и неведомым в Европе статусом полноправного субъекта законодательной инициативы. Иными словами, каждый депутат может вносить законопроекты на рассмотрение парламента. Не фракция, как это принято в развитых демократиях, а каждый отдельный депутат.

Результат этого мы видим в законодательном поносе, который захлёстывает Раду. Каждую сессию она захлёбывается в мутной, дурнопахнущей волне бессмысленных и лоббистских законопроектов, 99,99% из них не имеют никакого шанса на принятие, и даже на рассмотрение. Это просто спам, грузящий законодательный «процессор» страны.

Особенно заметным законодательный понос становится во время проталкивания правительственных законопроектов, когда комитеты захлёстываются десятками тысяч поправок. Цель этого действа — блокировать принятие закона или запросить «щось» за свой голос.

«Міръ ловилъ меня, но не поймалъ»

Напрашивается вопрос: а почему продвижением реформ 27 лет занимается именно президентская власть? Даже Янукович был вынужден предпринимать некие реформаторские потуги. Президентам больше всех надо?

Ларчик открывается просто: в глазах общества на Президенте концентрируется ответственность за положение в стране, а на депутатах — нет. Депутат всегда твердит одно: «Я в оппозиции». Но за «гарні законопроекти» голосовать буду. И сам уже их настрогал под 1000. Вот только «ці падлюки» их не принимают.

Даже если депутат находится во фракции, принадлежащей к тому, что у нас называют большинством, он заявляет о своей «индивидуальной» оппозиции. И о решительном несогласии со «злочинним курсом» уряду. Курс уряду в Украине «злочинний» по определению.

Мы так привыкли к этой практике, что не замечаем явного абсурда. Вот, на этой неделе депутатки от «Самопомочи» Сотник и Войницкая опубликовали статью, которую так и начали: «Независимый Высший антикоррупционный суд власть попытается выхолостить». Это явка с повинной? Извинения перед избирателями? Никак нет. Дамочки просто прикидываются шлангом.

Или как вам такой механизм. Когда надо протащить абсолютно токсичный антиреформаторский и лоббистский законопроект, под него собирают нескольких депутатов с малознакомыми фамилиями из разных фракций. Если поднимется шум и пресса начнёт задавать вопросы — концы найти не удастся. Лидеры фракций сделают удивлённые лица и заявят, что депутат N фракцию не представлял и действовал по своей инициативе с посторонними товарищами. С кого спрашивать?..

Безликие депутаты второго эшелона тасуются с каждой новой такой «инициативой», а к конкретной фракции запах не прилипнет.

Это механизм, благодаря которому в Украине правят бал популисты, а система всенародных выборов не работает. Не будет же средний избиратель лезть на сайт Рады и копаться в распечатках, сверяя, за что голосовал претендент и что он наговорил «з голосу». Поведение фракции общественным мнением может отслеживаться, поведение 450 депутатов — практически нет.

Депутат подобно клетке злокачественной опухоли обманывает иммунную систему общественного организма, оставаясь для неё невидимым. И не неся никакой политической ответственности за свои действия.

В обществе накапливается злоба и раздражение, власть дискредитируется. Но выигрывают от этого сами же популисты и манипуляторы. Они же не «власть». Круг замыкается, страна попадает в «День сурка».

Двухтетрадная система правления

Наделённый правом субъекта законодательной инициативы, депутат ВР не имеет никакой необходимости ни в большинстве, ни во фракции. После избрания Рада мгновенно переформатируется. Все депутаты уходят в оппозицию и начинают торговлю своими голосами. Правительство «повисает в воздухе» и может сформироваться только с участием президентской ветви власти.

Чего-то добиться от Рады становится возможным только практикуя систематический подкуп и распределяя «потоки». «Хочешь, чтобы я голосовал за твой законопроект? А шо я за это буду иметь?». Чтобы добиться принятия закона, правительству и Президенту приходится находить ответы как минимум на 226 таких вопросов. В Украине это называется «собирать голоса под законопроект».

Учитывая широчайшую сферу ответственности Рады, такая торговля ведётся за всё — начиная от кандидатуры на пост Премьер-министра и заканчивая каким-нибудь законом «О некоторых вопросах распила потоков «Укрспирта»». В особенности торг обостряется при принятии бюджета.

Вам кажется, что перед вами фракция «Народа и демократии», а на самом деле это группировки тендерных махинаций и возмещения НДС. А фракция «Земель востока» — это группы распила угольных дотаций и кипрских офшоров. Поговорите с ними.

Как рассказывал Леонид Кучма, у Павла Лазаренко были две тетради. В одну из них он записывал, что сделал для себя, а в другую — что сделано для страны. Допускаю, что Лазаренко очень хотел хотя бы начать вторую тетрадь, но не мог. Она осталась чистой.

Понятно, почему. Политическая коррупция «вшита» в систему украинского парламента. Страшно представить, что здесь может устроить «украинская Ангела Меркель», доведись ей получить власть и «тетрадки» своего старшего партнёра по газовым схемам середины 1990-х.

И когда кто-то говорит о Кононенко, подумайте, а какие могут быть коммуникации с украинским парламентом? Под любое, самое реформаторское, решение надо «собирать голоса». Иначе «голосів не буде». Не подмажешь — не поедешь. Кто-то же должен организовать законодательный процесс?

Село и люди

Неужели все описанные проблемы не осознаются даже после Революции Достоинства?

Может, и не осознаются. В конце концов, любые писанные законы соблюдают люди. Может быть, они действительно не испытывают дискомфорта от столь странного функционирования политической системы. Дело не только в корысти и «интересах». Присутствуют и более фундаментальные стереотипы мышления.

Наблюдая реальную механику ветвей власти украинского государства, не покидает впечатление, что видишь что-то очень знакомое. Ах да! Перед нами же председатель колхоза, завхоз и сельский сход!

Председатель витает на высоте, ездит куда-то в райком, общается с вышестоящими товарищами. Реальные дела ведёт завхоз, у которого в руках ключи от склада и печатка. Именно он может «выписать» центнер зерна и «выделить» трактор, чтобы спахать огород. Ну а сход — это когда все собираются в одном месте и гутарят. Каждый как самостійний хозяїн. Каждый сам торгуется с завхозом, а потом ломает комедию перед собранием. Вопрос «як громада вирішить» решается именно в таком формате.

Правительство Украины всё ещё продолжает оставаться не проводником политики большинства, а управляющим и распорядителем майна большого колхоза «Україна».

Павел Лазаренко в том своём знаменитом интервью так и назвал себя — Хозяин. Не чужд этой психологии и Владимир Гройсман.

Нынешний премьер всё жалуется на «недостаток полномочий», который мешает ему управлять Украиной, как винницким рынком. А уж он бы развернулся — и дороги бы построил, и ещё много чего полезного бы сделал.

При всём уважении к благим пожеланиям Владимира Борисовича, конституционных полномочий у него масса, он обладает всей властью в стране. Но только в том случае, если он будет тем, кем и должен быть по Конституции — лидером реально существующего парламентского большинства. А не завхозом при колхозной коморе.

Или каморре. Это уже как кому нравится.

Слово Кэпу

Поклонники Капитана Очевидность могут спросить: и что же делать?

Нужно очистить Раду от советских рудиментов:
– прав субъекта законодательной инициативы для отдельного депутата (а не фракции);
– депутатской неприкосновенности;
– возможности пребывать «в оппозиции», принимая участие в полномочиях власти;
– практики правки законопроектов в зале голосований.

Совершенно неприемлема ситуация «автономного правительства». Отсутствие ответственной коалиции, выражающееся в неголосовании большинства за правительственные законопроекты, должно немедленно вести или к отставке Кабмина, или к роспуску Рады.

За последние 28 лет Польша увеличила свой ВВП на более чем 168% и вошла в Евросоюз. Украина же сократила свой ВВП на 39% и утратила (надеемся, что временно) территории. Разница между странами только одна: Польша имеет эффективную власть, Украина — нет.

И не надо утешать себя тем, что «зато у нас демократия» и этим мы лучше путинской России. Сравнение не работает. Под путинской диктатурой уже живут миллионы украинцев Крыма и Донетчины. Наша сегодняшняя «демократическая» политическая система — это не альтернатива, а всего лишь медленный способ положить народ Украины под сапог путинской диктатуры.

Источник petrimazepa.com

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code