Кому отомстили украинцы на выборах. Результаты всех партий

Перегляди: 477

Журналисты решили смоделировать будущий парламент на основе результатов местных выборов. И получающаяся коалиция БПП, «Свободы» и «Укропа» — это путь к еще одним перевыборам

На данный момент о результатах выборов в областные и городские советы можно говорить лишь приблизительно. Тем не менее общая картина уже понятна в достаточной мере, чтобы делать некоторые выводы.

Наиболее интересно, конечно же, как изменилась расстановка политических сил. Если считать местные выборы репетицией парламентских, то можно поставить еще более конкретный вопрос: как распределились бы партии в новой Верховной Раде? На диаграмме изображен фракционный состав парламента при чисто пропорциональной избирательной системе (без мажоритарщиков) по итогам волеизъявления избирателей год назад (26 октября 2014 г.) и 25 октября 2015 г.
На первый взгляд, эти две картинки весьма похожи. Действительно, в нынешнем парламенте имеют собственные фракции шесть партий, а в гипотетической новой Верховной Раде их было бы семь — разница невелика. «Оппозиционный блок» по-прежнему оставался бы в печальном одиночестве, то есть без союзников внутри парламента, а все остальные фракции могли бы, по крайней мере теоретически, объединиться в правящую коалицию.

Однако есть одно принципиально важное различие. Год назад коалицию образовали две «большие» фракции (Блок Петра Порошенко и «Народный фронт») и три «маленькие» («Самопоміч», Радикальная партия Олега Ляшко и «Батьківщина»). Причем для создания правящего большинства было бы достаточно двух «больших» фракций, а «маленькие» понадобились для получения конституционного большинства, чтобы можно было внести необходимые изменения в Конституцию. Достаточно посмотреть на состав нынешнего правительства, чтобы убедиться в том, что оно работает постольку, поскольку способны договариваться друг с другом БПП и НФ, а фактически — Петр Порошенко и Арсений Яценюк. Хотя отношения между ними далеки от идеальных, но они точно не враждебные. Также и в парламенте фракции БПП и НФ, судя по статистике голосований, гораздо чаще действуют совместно, чем вразнобой.

В гипотетической новой Верховной Раде всего этого уже не было бы. Конфигурация власти оказалась бы принципиально неустойчивой в прямом, если угодно — математическом, смысле этого слова. Прежде всего, «Самопоміч», «Свобода», «Батьківщина» и «Укроп» располагали бы возможностью создать коалицию без участия БПП. Страна в таком случае стала бы ареной перманентной борьбы между парламентом и сформированным им правительством, с одной стороны, и президентом — с другой. Но даже если бы упомянутая четверка партий этой возможностью не воспользовалась, она могла бы все время шантажировать ею БПП.
Да и коалиция с участием БПП оказалась бы на порядок менее работоспособной, чем нынешняя. Теперь двумя крупнейшими фракциями стали бы БПП и «Самопоміч», но их депутатов не хватило бы для создания правящего большинства, поэтому пришлось бы привлекать в качестве «третьего партнера» или «Свободу», или «Батьківщину», или «Укроп».

Неустойчивость этой властной конфигурации проявилась бы уже во время дележа портфелей и далее усиливалась бы с каждым днем. Стоит вспомнить, как нелегко было договориться по кадровым вопросам БПП и НФ, но у них, по крайней мере, было два главных портфеля на двоих: премьера и спикера. Поэтому они смогли договориться достаточно быстро и, главное, надолго. Но в гипотетической новой Верховной Раде президентской партии придется делиться уже не с одной, а с двумя партиями — «Самопоміччю» и «третьим партнером». Каждая из этих двух партий будет чувствовать себя хозяином положения (ведь без нее невозможна коалиция), поэтому потребует себе один из главных портфелей. Итак, Арсений Яценюк попрощается с постом премьера, Владимир Гройсман — с креслом спикера, а вместо них придут...
Прежде чем говорить, кто же придет на замену Яценюку и Гройсману, нужно сказать несколько слов о самих Арсении Петровиче и Владимире Борисовиче. Они исключительно ценны для устойчивости нынешней конфигурации власти, поскольку не являются (перестали быть) конкурентами Петра Алексеевича на будущих президентских выборах. Но «Самопоміч», «Свобода», «Батьківщина», «Укроп» — каждая из этих партий рассматривает посты главы правительства и председателя парламента как эффективные трамплины к президентской должности.

Теперь посмотрим на всю чиновничью рать и многоуважаемые местные элиты. Нетрудно спрогнозировать их поведение в условиях, когда вся система власти пребывает в перманентном раздрае между тремя партиями: президентской, премьерской и спикерской, каждая из которых претендует на полноту власти. Неустойчивость такой конфигурации будет проявляться еще и в том, что каждая из этой «троицы» будет готова сегодня объединиться с какой-нибудь другой против третьей, с тем чтобы завтра выступить совместно с третьей против второй.
И так будет все время до президентских выборов. Или, по крайней мере, год. Еще одно принципиальное отличие гипотетической новой Верховной Рады заключается в том, что весь первый год ее нельзя будет разогнать, если она будет избрана на досрочных выборах. Так гласит Конституция. А над нынешним парламентом, стоит напомнить, с самого начала висели три угрозы разгона: если в течение месяца не сформирована коалиция, если на протяжении 60 дней не сформирован Кабмин и если в течение 30 дней одной сессии не начались пленарные заседания. Все эти три дамокловых меча висят над нынешним парламентом и сейчас, чем, кстати, побуждают его демонстрировать работоспособность.

Нелишне упомянуть также партии, оставшиеся «за кадром». На нынешних местных выборах суммарно по Украине показали результат ненамного ниже 5%-го барьера как минимум две партии: «радикалы» Ляшко и «Відродження». В случае реальных перевыборов Верховной Рады они способны (а им наверняка помогут «бескорыстные добрые люди») поднатужиться и преодолеть заветную планку. Тогда фракций в парламенте будет уже не семь, а девять. Соответственно, для создания правящего большинства потребуется уже не три, а четыре партнера. Руководящих постов в правительстве и парламенте на них попросту не хватит, придется отдавать в дележ посты в прокуратуре. После этого внутри власти стоит ждать уже не политических конфликтов, а силового противостояния.

В нынешнем парламенте большинству депутатов перевыборы не нужны. А среди того меньшинства, которому досрочные выборы потенциально выгодны, большая часть склонна считать, что овчинка выделки не стоит. Но это не значит, что вопрос о перевыборах удастся проигнорировать. Его будут поднимать с помощью пресловутого «Майдана 3.0», и, кстати, не факт, что это пойдет на пользу рейтингу этих партий.

Кому украинцы отомстили на выборах
Абсолютно проигравшими можно считать коммунистов и прочих левых. Год назад КПУ впервые не попала в парламент, но тогда она набрала еще достаточно весомые 3,9%. На прошедших местных выборах КПУ вообще не фигурировала в бюллетенях, а несколько мелких левых партий показали результат, видный разве что под микроскопом. Украинцы наконец-то перестали ностальгировать по СССР, и это, пожалуй, не менее важно, чем указ о декоммунизации.

Относительно проигравшими можно назвать Путина и «Оппозиционный блок», которые всерьез рассчитывали взять на этих выборах реванш. «Осенью победим на выборах и пошлем нахрен озабоченных декоммунизаторов», — письменно обещал в июле один из лидеров «ОБ» Добкин. Сейчас он не знает, как оправдаться перед кремлевскими кураторами за провал на своей родной Харьковщине, где «ОБ» набрал в 2,5 раза меньше голосов, чем год назад. Интересно, утешает ли Путина то, что его планы в Харькове сорвал не столько Петр Порошенко, сколько Игорь Коломойский, насоветовавший Геннадию Кернесу партию «Відродження».

Отсюда прямой урок для власти. За этот год уровень жизни украинцев значительно упал, даже по официальной статистике. Десятки тысяч наших парней и мужиков прошли через войну, десятки тысяч сейчас на войне, пусть она и называется перемирием. Во многие семьи пришла беда. Украинцы имеют только два варианта, кого винить во всем этом: или Путина, или свою власть. Пока что большинство украинцев основную часть вины возлагает на Путина и его здешних приспешников. И именно поэтому столь популярной стала тема «зрады», которая с немалым успехом эксплуатировалась на минувших выборах конкурентами президентской партии.
Чтобы не оказаться в числе проигравших, власть должна демонстрировать реальные победы над Путиным в той гибридной войне, которую он нам навязал. В народе сильна потребность кому-то отомстить. Если власть не будет наносить удары (в гибридном смысле) по Путину и его приспешникам, народ будет мстить власти.

Ахметов пока что выиграл только Кировоград

Несмотря на, казалось бы, огромное влияние и финансовые ресурсы, штабы «Оппозиционного блока» в ключевых для Ахметова Запорожской и Днепропетровской областях провалили свою работу.

Итоги местных выборов стали настоящим холодным душем для команды Рината Ахметова. Кандидаты от «Оппозиционного блока» из квоты олигарха не смогли победить ни в Запорожье, ни в Днепропетровске, ни даже в Кривом Роге, и теперь им придется доказывать свое право на мэрство во втором туре. Серьезным ударом по позициям Ахметова стал и срыв выборов в Мариуполе, а скандал, разразившийся вокруг проведения второго тура выборов в Павлограде, способен повлечь за собой серьезные проблемы с законом. Единственным регионом, где штаб олигарха может праздновать победу, стала Кировоградская область.

Официальные цифры итогов голосования об этом не говорят, но де-факто победа в Кировоградской области осталась именно за Ахметовым. Так, на выборах в областной совет «Оппозиционный блок» получил примерно 19% голосов, то есть почти столько же, сколько и БПП «Солидарность». Большинство из новоиспеченных депутатов отбирал бывший губернатор, а сегодня один из лидеров «Оппоблока» Сергей Ларин. Как поговаривают, есть свои люди у бывшего зама главы Администрации Президента (времен Януковича) в списках и «Батьківщини», и партии «Наш край», также преодолевших 5%-ный барьер. Поэтому у Ларина, поддерживающего дружеские отношения с Ахметовым, есть все возможности для создания в новом облсовете подконтрольного большинства.

Победой команды Ахметова можно назвать и итоги выборов мэра Кировограда. Здесь во второй тур вышел кандидат от БПП «Солидарность» Андрей Райкович, которого неофициально поддерживал Ларин, и экс-«регионал» Артем Стрижаков. Победа любого из них в финале гонки устроит Ларина, а, следовательно, и Ахметова. Поэтому особой интриги во втором туре здесь не будет. К общей картине стоит прибавить и пост главы облгосадминистрации, который занимает Сергей Кузменко — также не чужой человек Ларину. В итоге получается готовая управленческая вертикаль, которой сможет пользоваться в этом регионе Ринат Леонидович.
Правда, данной областью успехи команды олигарха на этих выборах пока что и ограничились. Несмотря на, казалось бы, огромное влияние и финансовые ресурсы, штабы «Оппоблока» в ключевых для Ахметова Запорожской и Днепропетровской областях провалили свою работу. В первом случае победить с подавляющим преимуществом на мэрских выборах не смог главный инженер «Запорожстали» Владимир Буряк, получивший лишь 30% голосов. И хотя его основной конкурент — кандидат от БПП «Солидарность» Николай Фролов собрал вдвое меньше, во втором туре ситуация может резко изменится не в пользу Буряка. Ведь 30% — это электоральный потолок «оппоблоковцев» в данной области. Так что легким второй тур для ахметовского кандидата точно не будет. Если же Фролов сумеет грамотно использовать технологию «приди на выборы или проиграешь», то владелец СКМ и вовсе рискует не получить кресло мэра, после чего придется распрощаться с планами по обустройству в Запорожье «нового Донецка». Единственным утешением для олигарха стало первое место «Оппозиционного блока» на выборах в запорожский горсовет. Да и то оно обеспечит около четверти мест в совете, то есть о диктате одной силы над остальными не может быть и речи.

Примерно такая же ситуация сложилась и в соседней Днепропетровской области, где «любимому менеджеру» Ахметова Александру Вилкулу не удалось победить на выборах мэра областного центра. Теперь в финале этой гонки его ждет жесткая схватка — группа «Приват» ради победы своего кандидата Бориса Филатова готова пожертвовать многим, и уж точно не будет ограничивать себя в затратах. Кроме того, «Оппоблок» получил около 30%, а «Укроп» — 25%. Также в Днепропетровский горсовет прошли «Гражданская сила» Загида Краснова, БПП «Солидарность» и «Самопомич». Поэтому далеко не очевидно, что большинство будет сформировано именно вокруг «Оппоблока», а Александра Вилкула даже в случае победы ожидает «веселая» мэрская карьера.

Серьезным ударом по позициям Ахметова в области стал и результат Юрия Вилкула, отца Александра, не сумевшего в родном Кривом Роге защитить свое мэрское кресло по итогам первого тура. Скорее всего, ему удастся это сделать во втором туре, но такой итог вряд ли можно назвать приемлемым в городе, где семейство Вилкулов правит безраздельно на протяжении многих лет.

Громким скандалом и перевыборами может завершиться для штаба Ахметова мэрская кампания и в другом городе областного значения — Павлограде. Чтобы одержать победу в первом туре хотя бы здесь, «ахметовцы» прибегли к помощи главы Центризбиркома Михаила Охендовского. И глава ЦИК не подвел, заявив на следующий день после выборов, что проводить второй тур выборов городского головы в Павлограде не нужно, поскольку там живет менее 90 тыс. человек. (По официальным данным, в городе проживает около 92 тыс. человек, но, по версии ЦИК, за один день примерно 3 тыс. горожан куда-то исчезли.) То есть кандидату от «Оппоблока» Анатолию Вершине с 36% голосов как бы не нужно бороться с конкурентом от «Укропа» Евгением Тереховым (24%). Разбирательства продолжаются, и если окажется, что ЦИК подтасовала данные реестра избирателей, то все может закончиться уголовным делом.
Таким образом, в ближайшие несколько недель команда Ахметова будет всецело и полностью поглощена спасением своих кандидатов сразу на нескольких фронтах. То, что штаб олигарха допустил такой итог местной кампании, рушит миф о полном контроле со стороны «ахметовцев» над юго-восточными регионами. И это еще один убедительный аргумент не в пользу любителей теории «зрады» и прочих пораженцев. Хотя говорить об уменьшении влияния Ахметова в Днепропетровской и Запорожской областях тоже пока рано. Высокий рейтинг «Оппоблока» в ряде регионов остается объективной реальностью. Что и будет использовать штаб владельца СКМ для дальнейшего раскачивания парламента с прицелом на досрочные парламентские выборы.

Гриценко возвращается из телевизора в политику

Партия Анатолия Гриценко «Громадянська позиция» по итогам выборов сможет сформировать небольшие фракции во Львовском областном и городском советах и в Тернопольском областном и городском советах. Также, если верить Гриценко, партия будет иметь своих депутатов в районных советах минимум 15 областей — от Галичины до Одесчины, Херсонщины и Сумщины. Эти результаты дают Анатолию Степановичу редкую возможность вместо участия в очередном ток-шоу или написания постов в фейсбук заняться реальной политикой. Скажем, во Львовском горсовете «Самопоміч» и БПП «Солидарность» при участии «Громадянської позиції» могут втроем образовать большинство, оставив не у дел более неудобных для Андрея Садового партнеров. Здесь, конечно, ключевую роль сыграет подконтрольность местной организации центру, что для украинских реалий далеко не всегда есть нормой. Зачастую депутаты руководствуются принципом «тут жить нам» (а не столичному начальству) и ломают игру высоким договаривающимся сторонам. Вспоминается анекдотическая история, как новоизбранные депутаты Киеврады от Блока Катеринчука, запертые шефом в кабинете в здании мэрии, таки вырвались на свободу и успели проголосовать за нужные Черновецкому кадровые решения.

Ляшко будет сливаться с «Укропом»

По результатам местных выборов партия «человека с вилами» получила в среднем по Украине поддержку около 2,5% избирателей. То есть результат политического проекта Олега Ляшко вплотную приблизился к отметке, которую традиционно принято характеризовать словосочетанием «в пределах погрешности», и на уровне которой нынче пребывает рейтинг «Народного фронта» Арсения Яценюка (если верить социологическим исследованиям, поскольку на выборы команда премьера идти побоялась). Провал Радикальной партии не такой внушительный, как у НФ, но тоже впечатляющий — по сравнению с 7,44% на парламентских выборах год назад и 8,32% у Ляшко лично в мае 2014-го. Электорат «радикалов» благополучно поделили «Свобода» и «Укроп», нашедшие более убедительные аргументы для той части общества, которая нынче ненавидит не только прошлую, но уже и действующую власть. Фактически Ляшко оказался в шкуре Яценюка, и теперь в стране есть два политика — лидера парламентских партий, не опирающихся в своей деятельности на поддержку сколько-нибудь заметной части украинцев.

Еще накануне выборов партию Ляшко относили к числу тех, кому выгодно «раскачивать лодку» — вплоть до объявления внеочередных выборов в Верховную Раду. Демонстративный выход из коалиции, жесткая критика президентских инициатив, в том числе по мирному урегулированию на Донбассе, организация потешного «коммунального майдана» под Кабмином — все указывало на то, что вождь «радикалов» рассматривает местные выборы как прелюдию к парламентским. Однако теперь политический процесс диктует новую логику. Радикальная партия как стабилизирующий фактор украинской политики — это еще смешнее, чем анекдот о повесившемся Колобке, однако вырисовывающиеся перед Ляшко альтернативы также не сулят ему ничего обнадеживающего. С одной стороны, «радикалы» не могут заменить резко оппозиционную риторику на конструктивное сотрудничество с властью. Дело даже не в том, что им нечего предложить — такого кульбита не оценят остатки верных фанатов. С другой стороны, внеочередные парламентские выборы почти наверняка похоронят нынешний проект Ляшко как всеукраинский. В этой ситуации лидеру «радикалов» не остается ничего другого, кроме как отдаться на милость Игорю Коломойскому, чьи «укроповцы» в Верховной Раде при помощи кадрового ресурса «радикалов» могут создать полноценную фракцию, которая начнет последовательно работать на перезагрузку власти. Самому Ляшко в обновленной структуре, скорее всего, придется привыкать к подчиненному положению, но, снова-таки, особого выбора у него нет.

«Наш край» становится долгоиграющим проектом

Много говорилось о том, что «Наш край» является политическим инструментом Банковой. Дескать, его функция — отбирать голоса у «Оппоблока» в восточных и южных областях. Бело-синяя символика «Нашего края» и впрямь выглядит как обманка для бывшего электората «регионалов». Да и само название тоже: «Наш край», по сути, означает «Наш регион».

Но эта партия все же смогла обрести собственное лицо, построив свою кампанию на том, что она единственная поднимает локальные проблемы городов и сельских районов, в то время как остальные зациклены на общеполитических вопросах, не имеющих никакого отношения к местным выборам. В отличие от «Оппоблока» и так называемой новой оппозиции, «Наш край» старался в своей критике не трогать президента, не отказывал себе в удовольствии проехаться по правительству и позиционировался как команда опытных хозяйственников. Благодаря этому подходу партия сравнительно неплохо выступила в целом ряде областей, причем не только на востоке и юге, но и на севере и в центральной части страны, а в среднем по Украине набрала больше 5%.

Примечательно, что свой наивысший результат «Наш край» получил не на юге или востоке, а в самой северной области Украины: 18% на выборах в Черниговский облсовет, 23% — в Черниговский горсовет и 33,6% — на выборах мэра Чернигова, где выдвиженцем этой партии стал нынешний мэр Александр Соколов. Он руководит городом с 2002 г., на выборах в 2006-м и 2010-м был поддержан местными «регионалами», а с июня 2011-го вплоть до самой революции являлся членом ПР. Теперь ему предстоит сражаться во втором туре с кандидатом от БПП «Солидарность» народным депутатом Владиславом Атрошенко. Кстати, последний в парламенте прошлого созыва был членом фракции ПР — опять же, вплоть до самой революции. Так что при любом исходе черниговцы получат экс-«регионала» на посту мэра.

В Центральной Украине «Наш край» добился наибольших успехов в Кировоградской и Киевской областях, набрав там по 8%. Причем на Киевщине, по предварительным данным, сохранят свои посты выдвинувшиеся от этой партии мэры Борисполя, Обухова и Ржищева. Все трое — Анатолий Федорчук, Александр Левченко, Николай Спичак — до революции были членами ПР.

На востоке страны можно отметить прежде всего результаты «Нашего края» на Харьковщине (там партийной структурой руководит внефракционный народный депутат, бывший «регионал» Александр Фельдман): 8% на выборах в облсовет и 6% — в горсовет Харькова, а также победу Галины Минаевой на выборах мэра Чугуева. Очевидно, что в Харьковской области эта партия отбирала голоса не только у «Оппоблока», но и у «Відродження». Немаловажно также, что «Наш край» набрал около 20% в Северодонецке на Луганщине и в Краматорске на Донетчине.

На юге наибольший электоральный урожай «Наш край» собрал на Николаевщине (11,5% в облсовет и 12,1% в горсовет Николаева) и на Херсонщине (9% в облсовет и 12,6% в горсовет Херсона). В Николаеве партия располагала собственным мэром — Юрием Гранатуровым, который был избран в мае прошлого года. До революции он являлся членом ПР, затем публично отрекся от «регионалов». На этих выборах перед ним стояла задача не допустить победы выдвиженца «Оппоблока» экс-главы облсовета Игоря Дятлова. Впрочем, эта миссия оказалась Гранатурову не по плечу — он занял, по последним данным, лишь третье место. Соперником Дятлова во втором туре будет представитель «Самопомощи» Александр Сенкевич.

В то же время в Херсоне кандидат от «Нашего края» Владимир Сальдо во второй тур вышел и будет сражаться там с нынешним мэром Владимиром Миколаенко. Сальдо уже руководил городом в 2002-12 гг., с 2006-го возглавлял городскую организацию ПР, в 2012-м как представитель ПР был избран в парламент. А Миколаенко победил на выборах мэра в мае прошлого года как представитель Майдана.

Из этой картины видно, что «Наш край» оказался для Банковой палкой о двух концах. Он помогает решать одни проблемы, но в то же время создает другие, прежде всего для имиджа президентской команды. И это, в общем-то, неудивительно. Наивно было ожидать, что эта партия ограничится отведенной ей ролью инструмента и не постарается сама стать субъектом политики. Все эти «опытные хозяйственники и управленцы» имеют огромный опыт, прежде всего, политической мимикрии. У них нет идеологии, кроме как «дайте нам управлять и хозяйничать дальше». За это они обещали, обещают и будут обещать власти (любой — позавчерашней, вчерашней, сегодняшней, да хоть и завтрашней) покорность свою собственную и вверенного им местного населения. А населению они постоянно твердят, что всеми силами отстаивают местные интересы перед центральной властью. На этой нехитрой разводке они и основывают свой способ существования.

В случае досрочных парламентских выборов этот проект, по-видимому, еще раз будет использован для переманивания голосов у «Оппоблока». Но в более далекой перспективе потребность в «Нашем крае» сойдет на нет — особенно если дела в экономике начнут улучшаться.

Куда сбежал избиратель Порошенко

Каждый второй избиратель, на прошлогодних парламентских выборах проголосовавший за ту или иную политическую силу, в этом году на местных выборах изменил свое мнение. Но это не значит, что он поменял его на противоположное. Если бы это случилось, то почти по всей стране большинство в советах получил бы «Оппозиционный блок». Нет, украинцы не сделали подарка Путину.

Но и власть подарков не получила. Время кредитов доверия миновало, похоже, безвозвратно. В выигрыше оказались те партии, которые, по мнению избирателей, способны исполнить роль коллекторов — и принудить власть платить по счетам. Впрочем, дальше этого дело не зашло. Общественный запрос на политическую силу, способную сменить нынешнюю власть, пока еще не вполне сформировался. Кстати, о том же говорит и низкая явка.

Парадоксы низкой явки

По сравнению с октябрем прошлого года явка на выборах снизилась с 52,4 до 46,6% (т.е. на 5,8%). В абсолютных цифрах число избирателей, получивших бюллетени, уменьшилось почти на 2,2 млн (с 16 до 13,8 млн).

Сейчас можно услышать много объяснений в том духе, что украинцы стали равнодушнее и апатичнее, но все же стоит учитывать разницу между общенациональными и местными выборами. На президентских и парламентских выборах дополнительной мотивацией для активности избирателей служат межрегиональные противоречия. Многие идут на участки только для того, чтобы поддержать «своих» против «чужих». А на местных выборах обычно, хотя и не всегда, приходится выбирать между подвидами «своих».

Традиционно наиболее высокую явку демонстрируют Галичина и Волынь. Но они же на прошедших местных выборах показали почти наибольшее падение явки по сравнению с октябрем прошлого года: Львовщина — с 70 до 56,3%, Тернопольщина — с 68,3 до 56,5%, Ивано-Франковщина — с 63,7 до 52,9%, Волынь — с 64,9 до 55,3%. А рекордсменом по снижению активности избирателей стал Киев: здесь явка упала с 55,9 до 41,9%. Большинство киевлян попросту не сочли нужным ни выражать свою поддержку Виталию Кличко, ни выказывать ему недоверие.

Противоположным примером может служить Закарпатье, где явка не упала, а выросла с 44,7 до 49,2%. Там противостояние между местными кланами оказалось для людей важнее межпартийной борьбы на всеукраинском уровне.

К кому ушел избиратель «НФ»

Почти 3,5 млн украинцев проголосовали в прошлом году за «Народный фронт», обеспечив ему первое место — 22,1%. В этом году партия Арсения Яценюка официально самоустранилась от участия в местных выборах, хотя некоторые близкие ей люди баллотировались от других партий.

Как уверяют социологи, даже если бы «НФ» принял участие в местных выборах, в среднем по стране уровень его поддержки не превысил бы нескольких процентов. Если учесть, что год назад эта партия получила максимальную поддержку на Галичине и Волыни (33-37,5%), то нетрудно заключить, что значительная часть бывших избирателей премьерской партии попросту проигнорировала местные выборы, внеся таким образом существенный вклад в снижение явки. Но все же большинство бывших симпатиков «НФ» на избирательные участки пришли. Их голоса разделились приблизительно поровну между БПП «Солидарность» и партиями условной «новой оппозиции».

Рокировка «Солидарности» и «Самопомочи»

Хотя к президентской партии перетекла часть электората «НФ», но в то же время еще больше избирателей от нее ушло. Приток наблюдался главным образом в западных областях, а отток — в южных и восточных. Таким образом, электорат БПП «Солидарность» обновился едва ли не наполовину и стал гораздо более западным, чем раньше, хотя центральноукраинское ядро его в основном сохранилось. Все же Петр Порошенко воспринимается как «киевско-винницкий», поэтому менять его на кого-то другого центральноукраинский избиратель спешить не будет.

Немалая часть электората БПП на востоке и юге перетекла к «Самопомочи». Она оказалась очень подходящей для тех, кто имеет претензии к президенту и правительству, но не хотел бы голосовать ни за экс-«регионалов», ни за националистов. В то же время на западе поддержка «Самопомочи» несколько снизилась. В результате электорат этой партии стал заметно более юго-восточным, чем раньше.
Такая рокировка «Солидарности» и «Самопомочи» заставляет с большей серьезностью воспринимать президентские амбиции Андрея Садового. Ему вовсе не обязательно добиваться досрочных парламентских выборов — вместо этого он может спокойно дожидаться очередных выборов президента и укреплять имидж свой и своей партии как альтернативы Порошенко и его партии. А для этой задачи как раз не нужно иметь посты в правительстве и разделять ответственность с правящей партией.

Чего хочет избиратель «новой оппозиции»

Немалая часть избирателей «НФ» и БПП перетекла к «новой оппозиции», к которой условно можно причислить такие партии, как «Свобода», «Батькившина», «Укроп». Условно — потому что сами они пока что не говорят ни о каком-либо организационном объединении, ни хотя бы о консолидации усилий ради тактических целей. Такой целью на ближайшие месяцы могут стать досрочные перевыборы парламента. Повод для решительных выступлений подвернется сам — например, в виде президентского или правительственного законопроекта об амнистии для «рядовых» террористов на Донбассе.

Понятно, что досрочные парламентские выборы нужны «новой оппозиции» для того, чтобы получить контроль над правительством. Но было бы опрометчиво считать, что того же хотят ее избиратели. Ядро электората «новой оппозиции» составили те украинцы, которые требуют решительных действий и больше не готовы ждать и верить в обещания власти. Они голосовали прежде всего против, а не за. То есть, своим голосованием они выразили недоверие президенту и правительству, но это еще не означает, что они хотят, чтобы страной правили «Свобода», «Батькившина» и «Укроп».

Этим партиям их избиратели пока что готовы доверить только функции надсмотрщиков за властью, которые должны заставлять ее выполнять свои обещания и не допускать сдачи национальных интересов в угоду Путину. Но если «новая оппозиция» поставит на первое место борьбу за власть, то она может получить эффект, обратный ожидаемому.

Когда Порошенко отправит в отставку Яценюка

У невысокого процента поддержки (около 18% в среднем по стране) президентской партии есть объективные и субъективные причины. К первым можно отнести нынешнее перемирие на востоке, многим представляющееся тупиковым, то есть не сулящим быстрого возвращения захваченных российско-террористическими войсками территорий, а также сложное социально-экономическое положение страны.
Субъективные — это слабый кадровый подбор кандидатов, за что в партии уже пообещали внутренние чистки, ну и абсолютно не креативная предвыборная кампания с банальными слоганами, не имеющими отношения к местной проблематике. Ничего нового: привычная реклама на билбордах, манипулятивная социология и джинса в СМИ. В плане ведения кампании БПП «Солидарность» мало чем отличалась от всех остальных участников. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ее фракциям во многих местных советах придется не просто с большими проблемами сколачивать вокруг себя ситуативное большинство, но иногда в такое большинство проситься.

Однако делать трагедию из плохих цифр в президентской партии не будут. Максимум — устроят разбор полетов в тех регионах, где в списках оказалось избыточное количество экс-"регионалов" и где ловили за руку провластных «гречкосеев». Но глобальной чистки ожидать не стоит. По той простой причине, что людей, реально отвечавших за кампанию, ни уволить, ни наказать невозможно ввиду их близости к первой персоне. Поэтому имеет смысл говорить не о чистках, а о том, что будет сделано президентской командой для устранения причин, позволивших многим партиям удачно сыграть на тарифном популизме или на обвинениях власти в репрессиях.

Кто заменит Яценюка

Работа номер один — перезагрузка правительства. Здесь как всегда есть два варианта: косметический ремонт или капитальный. Для воплощения первого президентской команде необходимо признать, что министры, попавшие в правительство по квоте БПП, не справились с работой и потому их заменят. Но очевидных решений, кем заменить отставников, сегодня нет. Министры-иностранцы эффективный результат не показали, во второй раз эта идея не сработает, а найти профессионалов с незапятнанной репутацией внутри страны очень сложно. По второму варианту все правительство уходит в отставку и вакансии заполняет уже новый премьер. Для партии власти Арсений Яценюк с накопившимся вокруг него негативом стал тяжелым балластом. Так называемая «новая оппозиция» из числа членов коалиции ставит знак равенства между Яценюком и Порошенко, БПП «Солидарность» и «Народным фронтом». Тем самым планомерно убивая рейтинг Петра Алексеевича. Можно ли отправить Яценюка в отставку без развала коалиции? Досрочные парламентские выборы для «фронтовиков» смерти подобны, потому вряд ли они будут готовы защищать своего премьера до последнего патрона. Тем более что без «средств к существованию» Арсения Петровича никто не оставит. Так что и здесь главная проблема — не отставить, а найти сменщика. Остановиться на кандидатуре Михеила Саакашвили означает получить прямого конкурента для Порошенко. Наталья Яресько, напротив, не имеет высоких политических амбиций и именно по этой причине в кресле премьера может стать отнюдь не такой управляемой, как многим хочется. Отдать же премьерское кресло зиц-председателю из президентской команды — значит стянуть весь негатив от проводимых реформ на Президента. В таком случае уж лучше Яценюк в качестве громоотвода. Есть еще вариант с премьером Александром Турчиновым. Но пока это только слухи.

Что предложить «Батькивщини» и «Самопомочи»

Работа номер два — сохранить парламент и правящую коалицию. Итоги местных выборов дали сигнал «Солидарности», что на внеочередных парламентских может быть еще хуже. При этом у «Самопомочі» и «Батьківщини», показавших в отдельных регионах очень хорошие результаты и нарастивших поддержку в целом по стране, неизбежно возникнет желание конвертировать результаты во что-нибудь интересное. Здесь важно удовлетворить новые амбиции партнеров по коалиции таким образом, чтобы тема выборов в Верховную Раду была снята с повестки дня. Как минимум командам Президента и премьера нельзя допустить, чтобы «Самопоміч» и «Батьківщина» действовали единым фронтом с «Укропом» и «Свободой». С другой стороны, партии Юлии Тимошенко и Андрея Садового в принципе не хотят делегировать своих людей в правительство. Они мыслят категорией перевыборов и втягиваться в историю с новыми министрами у них нет никакого желания. Здесь есть три варианта развития: 1) правительство переформатируется под «новые лица», которые начинают показывать реформы, и рейтинг Тимошенко и Садового падает; 2) страна таки входит в новый избирательный цикл; 3) упомянутые партии принимают решение войти в новое правительство (пока самый маловероятный).

Пора прощаться с Шокиным

Работа номер три — реформа судов, силовых и правоохранительных органов. Президент должен наконец принять кадровое решение по Генпрокурору. Если он не хочет отдавать его на растерзание депутатам, Виктор Шокин может уйти сам. И это, скорее всего, случится уже в ближайшее время. Вместо него на Резницкой появится не ! «обновленный Ярема», а человек, который начнет сажать. Под аплодисменты граждан. Иного выхода у Порошенко уже просто нет. Но, кроме Шокина, у общества есть много вопросов и к Арсену Авакову, который упорно выдает реформу патрульной службы за реформу всей системы МВД. Но милиция, особенно на местах, остается прежней. Коррупция никуда не исчезла. Это же касается и судебного корпуса — редкие решения по отдельным судьям не меняют картины в целом. Тут либо Президент победит судейских, либо коррумпированные судьи «съедят» его рейтинг.

Как не создать «ширку» на местах

Наконец, работа номер четыре — запустить местные советы таким образом, чтобы они не превратились в площадки давления на центральную власть или новые рассадники сепаратизма. Даже в тех регионах, где у БПП «Солидарность» нет решающего голоса, а мэры областных центров не станут помощниками. Здесь ключевую роль должны будут сыграть губернаторы. В этой управленческой вертикали точно не обойтись без скорых кадровых решений. И тут уже в ближайшие недели станет ясно — готов ли БПП играть по новым правилам. Главнейшая задача для сохранения рейтинга — не создавать странные и тем более противоестественные союзы с «Оппоблоком» даже с целью получить свое руководство в советах.

Яценюк подставил Порошенко с выборами «Самопомочі»

Несмотря на то, что общеукраинский рейтинг «Самопомочі» по итогам выборов вряд ли превысит прошлогодний, эту политсилу уже назвали феноменом. Партия, костяк которой составляют выходцы из Западной Украины, сумела за год стать интересной избирателям востока и юга страны. Прежде всего тем, кто еще год назад поддерживал «Народный фронт» Арсения Яценюка.

Итак, по итогам голосования Андрей Садовой сможет создать фракции «Самопомочі» в 15 регионах. В Киеве и Львовской области партия показала второй результат, в Винницкой и Черновицкой — третий. А успех «Самопомочі» в Харькове, Николаеве, Одессе стал полной неожиданностью. Выдвиженец этой партии Тарас Ситенко занял второе место на выборах мэра Харькова, тем самым доказав — если бы власть изначально не подыгрывала Геннадию Кернесу, а выставила против него согласованного кандидата, то действующий городской голова как минимум точно не победил бы в первом туре. Второе место Ситенко опровергает расхожее мнение о «ватном» Харькове. Просто власть беспардонно проигнорировала интересы патриотически настроенных харьковчан.

Не меньшим сюрпризом стал Николаев, где во второй тур мэрских выборов вышел кандидат от «Самопомочі» Александр Сенкевич. Мэр Юрий Гранатуров повержен, а лидером пока выступает другой экс-«регионал», представитель «Оппоблока» Игорь Дятлов. Ясно, что агитировать за Сенкевича отправится вся парламентская фракция партии Садового. Но этого мало. Не менее важно, как в этой ситуации поведут себя остальные партии коалиции, — возможно, от этого будет зависеть стабильность большинства в парламенте и конфигурация союзов в местных советах по всей стране.
Что касается результата самого Садового на выборах мэра Львова (48,6%), то в данном случае сказалось не разочарование горожан в своем градоначальнике, а скорее убежденность в его победе в первом туре. Значит, можно не прийти или проголосовать за кого-то другого «из спортивного интереса». В итоге действующему мэру придется участвовать во втором туре вместе с кандидатом от «Свободы» Русланом Кошулинским (14,1%). К слову, относительно западных регионов, эксперты подметили интересную тенденцию. Сделав успешный прыжок на восток, «Самопоміч» немного потеряла в своих традиционных регионах. Это объясняется тем, что на парламентских выборах 2014-го политпроект Садового воспринимался в качестве «третьей силы», альтернативы мощным партиям президента и премьера. Отсюда и прекрасный, как для региональной партии, результат. С другой стороны, «Самопоміч» на этих выборах смогла сформировать свои команды только в 40% населенных пунктов — то есть у нее сильнейший дефицит кадров и она по сути продолжает оставаться региональным проектом.

Как будет вести себя «Самопоміч» после выборов, предугадать несложно. Так же, как и до. Изображать «полуоппозиционную полувласть». Во многих советах депутаты от этой партии перед тем, как с кем-то блокироваться, поставят столько условий, что союз с ними превратится в муку. Что же касается парламента, то тут поведение политсилы Садового и впредь будет ситуативным. Ни Олег Березюк, ни Оксана Сыроед, ни даже Егор Соболев не говорят (пока) о выходе из коалиции. Об отставке правительства Арсения Яценюка также вопрос фракцией (пока) не ставится. Это может означать только одно: тактика «Самопомочі» — ждать, пока ключевые игроки не придут к общему знаменателю. Если будет принято решение валить премьера, «Самопоміч» приведет кучу причин, почему это надо делать. Если не будет — почему не надо. Главное — все делать с умным видом, не забывать напоминать окружающим о моральных ценностях и не брать на себя ответственность за сложные решения.

Возвращение «Свободы»

«Свобода» и «Укроп» четко попали в «ядерный» электорат национально сознательных сограждан, которых объединяет идея «Порошенко — это зло». Впрочем, можно выделить еще несколько причин, почему партия Олега Тягнибока показала такие высокие результаты в ряде областей.

Во-первых, отсутствие альтернативы. Радикальная партия и «Батьківщина» не смогли занять нишу «самых правильных» проукраинских сил. Более того, партия Олега Ляшко вообще растворилась в «Свободе» и «Укропе».

Во-вторых, важную роль сыграла глупость прокуратуры. Попытка повесить на «свободовцев» расстрел участников Майдана настолько не ложится в чье-либо понимание того процесса, что вызвала обратную реакцию. Более того, обыски у Александра Сыча и других «моральных авторитетов» партии, не давшие никаких результатов, только подлили масла в огонь.

В-третьих, на руку «Свободе» сыграло то обстоятельство, что история с гранатой под Верховной Радой выпала из топовых тем в последние дни кампании, когда партия начала быстро набирать популярность.

Наконец, в-четвертых, своему результату «Свобода» обязана резкой радикализацией и поляризацией проукраинского электората. Этот избиратель больше не готов ждать и верить в обещания. Голосование за «Укроп» и «Свободу» — это, прежде всего, голосование против власти, а не за эти партии. На самом деле мы все переписали общественный договор на этих выборах. Теперь он звучит так: или вы что-то делаете, и причем срочно, или мы готовы качать ситуацию до перезагрузки власти.

При этом важно понять, что главные апологеты тезиса, положенного в основу нового общественного договора, — Юлия Тимошенко, Олег Ляшко и Андрей Садовый — оказались не у дел. Избиратель снова хочет видеть не умных и говорливых, а тех, кто с его точки зрения готов реально начать «кулачные бои». Как бы это смешно ни звучало, но физическая сила в прямом смысле этого слова становится во многом определяющим фактором. Если бы кто-то из БПП «Солидарность» побил Тягнибока, рейтинг партии мог бы подрасти на 1-2 пункта.

И последнее, возможно, самое важное. Для понимания того, как мыслит избиратель «Укропа» и «Свободы», я расскажу историю своего знакомого, воевавшего в АТО. Мужики вечером завели разговор о политике и сошлись на том, что надо расстрелять всех депутатов. Мой знакомый спросил: а для чего? Ответ был прост: чтобы следующие боялись. При всей абсурдности такой логики, именно ею прежде всего пользуются те, кто поддерживает «Укроп» и «Свободу», и количество этих людей, вполне вероятно, будет увеличиваться. О том, что потом они будут хотеть расстрелять тех, кого сейчас поддерживают, можно и не говорить.

Тимошенко уперлась в электоральный потолок

Результат «Батьківщини» можно назвать вполне успешным, если сравнивать его с итогом последней парламентской кампании. Так, команда Юлии Тимошенко удвоила, а в отдельных областях даже утроила свой электоральный урожай. Такой результат позволил этой политической силе покинуть унизительное последнее место, доставшееся по итогам парламентской гонки в 2014 г. Теперь «Батьківщина» вместе с «Свободой» и «Оппозиционным блоком» почти догоняет «Самопоміч». Оставив позади «Укроп», «Наш край» и прочих. Но для самой Тимошенко кампания стала очередным поражением — штаб «бело-сердечных» надеялся увеличить результат как минимум до 18%.

По замыслу технологов, рейтинг партии должен был выстрелить в последнюю неделю избирательной кампании. Ради этого Тимошенко и затеяла громкую акцию по сбору подписей в поддержку электронной петиции за снижение тарифов и начала открыто обвинять правительство в защите интересов отечественной коммунальной мафии. Но чуда не произошло, и «бело-сердечные» получили примерно столько голосов, сколько им и пророчили социологи в канун выборов — в пределах 9-10%. На что повлияли два основных фактора. Во-первых, основной «тарифный» избиратель, а это самые бедные пенсионеры западных, центральный и южных областей, закрепился за партией Тимошенко задолго до выборов. При этом серьезных электоральных запасов у «Батьківщини» давно нет — бывшие сторонники партии, однажды разочаровавшиеся в популизме Юлии Владимировны, уже склонны ей не верить.

Во-вторых, итог минувшей кампании показал рекордный уровень политической апатии украинских граждан. Люди не верили в то, что местные выборы могут изменить что-либо в принципе. Поэтому тарифные танцы Тимошенко большинство просто не заметило. Исключением стала лишь часть бывших сторонников Олега Ляшко и осколки электората Арсения Яценюка, на фоне провалов которых риторика лидера «бело-сердечных» звучала более убедительно. Впрочем, электорат всех трех политиков когда-то составлял единое целое, поэтому фрагментарное перетекание голосов между ними вполне закономерно.

Поэтому у Тимошенко теоретически сохраняется потенциал к росту в отдельных центральных областях. Например, в Черниговской, где «Радикальная партия» и «Батьківщина» получили примерно одинаковое количество голосов — по 14-15%. Или в Житомирской и Кировоградской, где «бело-сердечные» опередили «радикалов» — 16 против 9 и 14 против 6% соответственно. Правда, эти перспективы могут разбиться об уже упомянутое массовое разочарование избирателей, которым надоело выбирать из того, что было. Люди требуют не только новых лиц, но и качественно новых идей, поэтому Юлия Владимировна рискует так и остаться на уровне своих нынешних 9-10%.

Что отнюдь не помешает «Батьківщині» представить результат как серьезный успех. И уже в ближайшую пленарную неделю поднять тон дискуссий с партнерами по коалиции, решительнее требовать уступок в кадровых и иных вопросах, а также принятия предложенных «бело-сердечными» законодательных инициатив. В том числе и т.н. проектов по снижению тарифной нагрузки на население.

В целом от Юлии Тимошенко можно ожидать активизации ее любимой двойной игры. С одной стороны, ее партия будет давить на Банковую, требуя новых бонусов за участие в коалиции. С другой — постепенно поднимать градус в отношениях с президентской командой, создавая тем самым политические предпосылки для роспуска Верховной Рады и проведения внеочередных парламентских выборов.

Коломойский рано радуется результату «Укропа»

Огромный бюджет и масштабный размах предвыборной кампании команды Игоря Коломойского не помог ему избежать поражения на местных выборах. Ведь заветные 10% голосов, которые «Укроп» надеялся получить в целом по стране, партия смогла собрать лишь в отдельных регионах. Даже в базовых для организации городах — Днепропетровске и Луцке — кандидаты в мэры от «Укропа» вынуждены будут сражаться за кресла градоначальников во втором туре, где им придется догонять лидеров. Причина столь слабых результатов «днепропетровских» — ставка на сплошной негатив и тотальную критику Банковой, рассчитанную на радикально настроенную часть общества. Но, как показывает опыт «Свободы» образца 2012 г., этот электорат не привязывается к конкретной политической силе. И как только «Укроп» сбавит обороты, его нынешние избиратели быстро переметнутся к более решительным конкурентам.

Согласно предварительным подсчетам, партия «Укроп» получила около 7% голосов в среднем по Украине. Результат довольно скромный, учитывая сколько финансовых ресурсов было потрачено на организацию этой избирательной кампании. Приемлемым можно назвать выступление «укроповцев» разве что на Волыни, в родном Днепропетровске и Запорожье, где команда Игоря Коломойского получила первое и второе места на выборах в городские и областные советы. Здесь партия собрала от 12 до 30% голосов и сможет принять участие в формировании большинства в местных органах самоуправления. Кроме того, кандидаты от «Укропа» Александр Товстенюк (ставленник Игоря Палицы) и депутат Верховной Рады Борис Филатов имеют неплохие шансы на победы в мэрской гонке по итогам второго тура соответственно в Луцке и Днепропетровске.

Правда, в обоих случаях соратникам Игоря Коломойского придется догонять своих соперников. В частности, Товстенюку предстоит сократить примерно 6% разницы от ставленника БПП «Солидарность» и действующего мэра Луцка Николая Романюка, а Филатову — 2-3% отставания от непримиримого конкурента Александра Вилкула. Поэтому говорить о полноценном триумфе «Укропа» даже в этих двух случаях пока явно преждевременно. Единственным важным городом, где «днепропетровские» могут праздновать полноценную победу, стал Харьков. Здесь уже в первом туре выборов мэра победил действующий градоначальник Геннадий Кернес. Кроме того, скандальный мэр получит в новом составе горсовета большую часть депутатских мандатов, поскольку возглавляемая им местная ячейка партии «Відродження» (еще одного детища Коломойского) собрала почти 50% голосов харьковчан.

Это, собственно, и все хорошие новости по итогам прошедших местных выборов для «днепропетровских». В остальных регионах партия «Укроп» провалила свой дебют. Например, в Ивано-Франковске кандидат в мэры от этой политической силы — депутат парламента и бывший руководитель горнолыжного курорта «Буковель» Александр Шевченко, по предварительным данным, набрал всего 16%, пропустив вперед кандидата от БПП «Солидарность» Игоря Насалыка (27%) и «свободовца» Руслана Марцинкива (25%). Для Шевченко это очень болезненное поражение еще и потому, что всего лишь год назад он избирался по мажоритарному округу областного центра Прикарпатья депутатом Верховной Рады. И хотя его партия «Укроп» проходит в горсовет Ивано-Франковска, местные жители, как и избиратели западных областей в целом, отнеслись к этой политической силе довольно прохладно. В частности, во Львове «укроповцы» балансируют на уровне 5% проходного барьера и едва протиснулись в областной совет.

Еще более обидным стало поражение «Укропа» в Киеве, где на выборы мэра от партии шел Геннадий Корбан. Ближайший соратник Игоря Коломойского получил всего 3% голосов, столько же проголосовало за список кандидатов от партии в горсовет. Это значит, что бой за столицу «укроповцы» с треском проиграли. Впрочем, реакция Киева на агрессивную, но абсолютно бессодержательную кампанию Корбана вполне закономерна. Опыт местных выборов уже неоднократно показывал, что местные избиратели могут купиться на материальные подачки от кандидатов, но всегда негативно реагируют на «парашютистов».

В целом, из неудачного выступления «Укропа» на этих выборах можно сделать два ключевых вывода. Во-первых, ошибкой команды Игоря Коломойского стал выбор смыслового наполнения кампании. «Днепропетровские» сделали ставку сугубо на разжигание ненависти избирателей к президентской команде. При этом «укроповцы» не учли один важный нюанс — сочувствие многих украинцев, негативно отреагировавших на отставку Коломойского в марте этого года, давно испарилось. Причем сразу же после того, как «днепропетровские» начали поливать грязью Президента и его окружение. Ведь что-что, а главный исторический урок — нельзя начинать междоусобицу, когда внешний враг не побежден, наши граждане усвоили очень хорошо.

Во-вторых, «Укроп» выбрал слишком нестабильную электоральную нишу, сделав ставку на избирателей, обидевшихся на новую власть и поддерживающих радикальные методы ее перезагрузки. Печальный опыт «Свободы», за которую на парламентских выборах 2012 г. проголосовали 10% именно таких избирателей, показал, что держать в тонусе такой электорат слишком сложно — нужны конкретные действия с постоянным повышением их градуса. Если же партия с этим не справляется, то такие избиратели очень быстро находят новый объект для почитания.

Источник:  depo.ua

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code