Контрабандисти vs волонтери. Кому заважають мобільні групи боротьби з контрабандою?

Перегляди: 435

2 сентября в районе Счастья Луганской области было совершено нападение на сводную мобильную группу по противодействию контрабанде

В результате нападения погибли двое – волонтер Андрей Галущенко (Эндрю) и сотрудник государственной фискальной службы Дмитрий Жарук. Трое представителей из разных ведомств, участвовавших в работе группы, ранены.

Губернатор Луганской области, волонтер Георгий Тука сразу заявил, что трагедия не была случайностью, и что он понимает, кому мешала работа мобильной группы.

День спустя в районе Счастья подорвался на фугасе боец 80-й аэромобильной бригады Владимир Киян, позывной Тайфун, он был одним из тех, кто держал оборону Луганской ТЭС с ноября 2014 года и хорошо знал местность.

Сразу после гибели бойца, волонтеры заговорили о том, что два падения в одном секторе могут быть связаны между собой.

Юрий Касьянов рассказал, что накануне общался с Тайфуном и, что тот действительно собирался выехать на место гибели Галущенко. Но это мнение оспаривается другими волонтерами, которые опросили бойцов, работавших с ним в тот день.

Связаны ли две трагедии между собой? Пока следствие не может дать четкий ответ.

В чем сейчас никто не сомневается так это в том, что нападение на мобильную группу 2 сентября было совершенно не диверсантами, а «своими».

Такое мнение подтверждает подавляющее большинство собеседников «Украинской правды».

В интервью «УП» в начале августа Тука заявлял, что в контрабанду вовлечены военнослужащие высокого ранга, и что скоро начнутся первые задержания.

Нападение на мобильную группу – игра на опережение или у кого-то сдали нервы?

«УП» попыталась вычленить ключевые версии.

Сводные мобильные группы. Зачем они нужны?

В начале июля этого года, на одной из встреч с волонтерами, президент предложил создать контролирующий орган по противодействию контрабанде на линии соприкосновения.

«Волонтерский контроль должен стать реальным механизмом борьбы с коррупцией в зоне АТО», – заявил тогда Порошенко.

Суть затеи заключалась в том, чтобы из сотрудников разных ведомств – СБУ, фискальных служб, пограничников, прокуратуры, не работавших в зоне АТО, и волонтеров собрать команды, которые станут некой третьей силой, которая будет отслеживать и противодействие перемещению фур с контрабандой в буферной зоне.

Президент поручил организовать этот процесс волонтеру Георгию Туке, который позжевозглавил Луганскую ОГА.

Волонтеры с репутацией должны были стать неким гарантом неподкупности мобильных групп.

Старт проекта и, правда, выглядел впечатляюще.

Георгий Тука почти в ежедневном режиме сообщал о задержании фур с продуктами, сигаретами, алкоголем. Губернатор Луганской ОГА утверждает, что за эти месяцы в его области удалось уменьшить контрабанду на 70%.

Информация о том, что на мобильные группы осуществляют попытки давления, чаще всего не была публичной. Например, на мобильную группу Андрея Галущенко совершалось нападение еще 28 сентября, о чем на своей страничке в FB написал волонтер мобильной группы Родион Шовкошитный.

«Охота против контрабандистов началась жесткая, большую часть информации мы не пускаем в эфир. Мы публикуем только то, что мы можем», – пояснил «Украинской правде» советник президента Юрий Бирюков.

Отсутствие законодательной базы для работы мобильной группы (а фактически работа в обход законов), компенсируется поддержкой президента и широкими полномочиями.

Мобильные группы имеют право задержать перевозчика, если документы не в порядке, досмотреть любой груз, выписать административный штраф, отправить фуры на штраф-площадку, а владельца груза в суд.

Георгий Тука утверждает, что в его области удалось уменьшить контрабанду на 70%. Фото с его страницы в FB

Волонтер Виктор (имя изменено – УП), с группой которого в середине августа корреспондент УП выезжала в рейд вдоль линии разграничения, говорит, что только в одном из секторов его группа задержала 25 фур. Среди них были не только 5- тонники, но и 40-тонник.

По его словам, если раньше фуры останавливали каждый день, бывало, больше десяти, то сейчас габаритные машины – редкость. Основная контрабанда перевозится на легковых машинах.

«Главная проблема в борьбе с контрабандой – это то, что решение в результате принимают местные суды. А так как контрабандой, как правило, занимаются местные силовики, то самое серьезное, что может ожидать – это штраф. Не так давно Артемовский суд отменил больше ста админ. протоколов», – поясняет волонтер.

До трагедии в зоне АТО работало 7 мобильных групп.

Номинально мобильные группы закреплены за секторами, но фактически они имеют право перемещаться вдоль всей линии соприкосновения, свободно пересекая блокпосты.

Хотя никакие дополнительные разрешения этим группам не нужны, у некоторых из них возникали столкновения с военными. Группы между собой не координируются, чтобы информация не передавалась заинтересованным лицам.

Версия № 1

Одно из первых подозрений, которое было озвучено губернатором Георгием Тукой, пало на комбриг 92-й бригады Виктора Николюка (позывной «Ветер»).

О том, что 92-я бригада имеет отношение к контрабанде в секторе, поговаривали давно.

Например, собеседник из 8-го полка спецназа рассказал «Украинской правде», что 7 июля 2015 в том же районе, где было совершено нападение на мобильную группу Эндрю, пострадала и их группа.

Место нападения на мобильную группу. Фото с сайта civilforum.com.ua, предоставлено предоставлено 92-й ОМБр

«В нескольких километрах от речки Северский Донец с нашей территории на группу специального назначения была совершенная засада, повесили на деревья три „монки“ управляемых, две сработали, одна нет. В результате у нас погиб один боец Володя, позывной Майор», – рассказывает военный.

На место засады, по его словам, были подброшены РПГ российского производства со стертыми номерами.

«При этом нам было понятно, что тубусы были использованы давно, они не были свежими, только что отработанными», – говорит спецназовец.

По словам военного, нападение на его разведроту совершили профессионалы.

Могли ли это быть диверсанты противника? Вряд ли – считает военный.

«Основная цель ДРГ – получение информации и взятие в плен. А это нападение было совершенно так, чтобы напугать. Если бы у них были иные цели, мои ребята просто так бы не ушли. Цель ДРГ должна быть оправдана. В этом случае – нет», – поясняет он.

Почему его подозрение пало на комбрига 92-й бригады?

«В том районе, где мы работаем, нами неоднократно была зафиксирована и передана информация в штаб сектора А о беспрепятственном прохождении фур через блокпосты 92-й бригады. В ответ комбриг 92-й обвинил нас в том, что мы занимаемся контрабандой, хотя мы не стоим на блокпостах, и выполняем другие задачи», – поясняет собеседник.

Он говорит, что за минувшее лето такие случаи нападения в зоне ответственности 92-й бригады, были не единичными. Похожее нападение было совершено ранее на батальон «Золотые ворота».

Бойцы 8-го полка спецназа также рассказали «УП», что их блокировали бойцы 92 бригады: «Нас подрезали, физически не пропускали, блокировали, чтобы мы не выехали в наш район действий. Мы подозреваем, что в тот момент они сопровождали фуры».

«Пусть докажут»

Спецназовцы предполагают, что Андрей Галущенко стал жертвой той же бригады, покрывающей контрабанду. Сам комбат Ветер к таким предположениям относится с юмором: «Пусть докажут».

Комбат Ветер выглядит человеком, уверенным в себе. Иногда кажется, что даже слишком.

«Расследование должно быть проведено в полном объеме. А уже по результатам будем говорить», – сухо отвечает он. Ветер говорит с вызовом.

«Если бы я этим занимался, то поверьте мне, имея те полномочия, которые у меня здесь есть, своих 55 километров фронта, мне Лобачевская переправа была бы не интересна. У меня есть целый мост (дорога за дамбой ТЭС – ред.), через мост я мог бы толкать столько целыми фурами, и никто этого бы не знал», – сказал он журналисту «УП» в начале августа.

Комбриг Ветер уверен, что над ним специально сгущаются тучи, потому что кто-то хочет отвлечь внимание от других направлений, где до сих пор работают контрабандные схемы.

«Контрабанда – это налаженный путь, по которым идут машин десятками, оттого что пройдет одна-две газельки, не стоит того, чтобы здесь был такой ажиотаж», – комментирует Ветер.

На счет 8-го полка спецназа он уверен, что это была российская диверсионная группа.

«Там была российский дшр, мина российская, она выбрасывается , монки, задняя крышка. Так что не надо на нас сваливать отсутствие координации», – говорит Ветер.

С другой стороны комбриг гордится тем, что у него в подразделении 6 разведгрупп: «Это мой участок фронта, я за него отвечаю, если тут кто-то появляется, то я не могу об этом не знать».

Комбриг 92-й бригады Виктор Николюк (позывной «Ветер»). Фото с его страницы в FB

Многих удивляет, что его разведчики ни разу не попадали в засаду в тех местах. А бывшие его бойцы в интервью «УП» намекали на договорные отношения с сепаратистами. Так как в какой-то момент, по их слова, количество обстрелов резко уменьшилось.

Коллега — журналист, долго работавший в секторе А, говорит, что у Андрея Галущенко отношения с Ветром были скорее дипломатические.

«Эндрю хорошо ориентировался в ситуации. Он интересовался всем вокруг, у него скорее всего что-то было на комбрига 92-й бригады».

Волонтер Ольга Решетилова из фонда «Повернись живим», которая хорошо знакома с батальонами, стоящими на передовой, так как последний год снабжала в эту версию не верит.

Ее доводы просты: «Ветра легко назначить виновным».

Главный вопрос на ее взгляд– «Если Ветер виновен, кто заказчик?»

Версия № 2

За пару дней до трагедии, в последнем интервью, волонтер Андрей Галущенко, находясь в Счастье, рассказывал: «Тут должен быть большой базар. Но пустят ли?». Это был его ответ на вопрос журналиста Алексея Бобровникова: «Кто тут будет здесь торговать?».

Эндрю с улыбкой отвечает: «Я думаю, что это будут фирмы, приближенные Юрию Юрьевичу, кто знает, тот поймет, к господину генерал-лейтенанту (Науменко – УП). Даже вельмишановний Георгий Борисович (Тука — УП) этому вряд ли что-то сможет противопоставить. Ибо эти два несмываемых гов**ца давно тут сидят и все контролируют».

Кого и что имел ввиду Галущенко?

Юрий Юрьевич Клименко – замглавы Луганской военно-гражданской администрации, был назначен на должность в апреле 2015, а последние три года до вступления в новую должность работал в Киеве.

«Человек при Януковиче работал в СБУ, он априори не мог не быть связанным с „Семьей“, он не мог не быть встроенным в вертикаль», – комментирует бывший луганский чиновник, хорошо осведомленный в схемах, которые существовали при режиме Януковича.

Говоря о генерал–лейтенанте Галущенко, имел ввиду Анатолия Науменко – того самогоглаву МВД Луганска, назначенного «народным мэром» Болотовым во время захвата Луганской городской администрации.

Науменко не раз уже обвиняли в том, что именно он «крышует» контрабанду в секторе А.

Волонтер, разговаривавший накануне с Андреем Галущенко, утверждает, что погибший рассказывал, что ему удалось собрать доказательства против генерал-лейтенанта, а более того – найти людей готовых дать показания.

«Андрей перешел дорогу не по мелочи. Он перешел дорогу – по крупному. Пойми с одной фуры можно миллион заработать, а тут поток сходит на нет», – размышляет он.

По его словам, в последние дни перед смертью Галущенко говорил о том, что Тука стал неким прикрытием, витриной, за которой можно было спрятать по-настоящему серьезную контрабанду – не картошку с мясом.

Речь идет о топливе, металле , наркотиках.

Волонтер считает, что в коррупционных схемах замешаны милицейские чины высокого ранга. По ту сторону блокпостов стоят их бывшие сотрудники, которые теперь служат в милиции ЛНР.

По его мнению, коррупция строится на социальных связях, а борьба в зоне АТО идет за сферы влияния, за передовые блокпосты.

Отсюда и конфликты между батальонами. Однажды искусившись, военные забывают ради чего они находятся на передовой.

«Украинская правда» будет следить за развитием событий и расследованием убийства волонтеров, которые боролись с контрабандой в зоне АТО.

Анастасия Рингис, УП

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code