«Красные» не тонут, или Почему запрет Компартии может не сработать

Перегляди: 608

В конце сентября суд запретил сразу две коммунистические партии

На очереди Компартия, возглавляемая Петром Симоненко. Власть серьезно ополчилась против «красных», поэтому высоки шансы, что закончится дело не в пользу коммунистов. Впрочем, не важно, будет запрещена КПУ или нет. Ее лидеры по-прежнему останутся в политике, они уже подыскали себе другой проект. Пока власть занята судами над радикальными националистами, пятая колонна продолжает свою деятельность

Дела судебные

Итак. 30 сентября суд остановил работу Коммунистической партии Украины (обновленной) и Коммунистической партии рабочих и крестьян. А 8 октября продолжит дело в отношении Коммунистической партии Украины, которую подозревают в пособничестве террористам и работе на российского агрессора. Несколькими месяцами ранее (в июле) Минюст запретил этим трем политическим силам принимать участие в местных выборах, поскольку те не отвечают требованиям нового закона о декоммунизации. На самом деле крестовый поход  властей против «красных» (в первую очередь – КПУ) начался еще до запрета символов коммунистического режима – весной 2014 года.

В мае прошлого года и. о. президента Александр Турчинов направил открытое письмо министру юстиции Павлу Петренко с перечнем фактов, которые доказывают антиукраинскую сущность КПУ. Среди них: массовые акции в поддержку «ЛНР», «ДНР», предоставление материально-технической помощи  террористам; организация сепаратистского референдума на Донбассе; призывы к нарушению суверенитета и территориальной целостности страны, обращения к президенту РФ с просьбой ввести войска; дискредитация государства партийными лидерами за рубежом и т. д. Власти обнаружили, что КПУ нарушила как минимум семь статей Конституции и две статьи закона «О политических партиях в Украине». «В новой Украине не должно остаться политических сил, которые ненавидят собственный народ, поддерживают оккупантов и работают на уничтожение своей страны», – заявил Турчинов.

Судебное противостояние с Компартией длится уже больше года. Очевидно, процесс этот растянется. Петр Симоненко уже анонсировал, что готовится затаскать украинские власти по европейским судам. «Мы, коммунисты, на 200% выиграем эти суды», – утверждает лидер КПУ, ссылаясь при этом на опыт соседней Молдовы. В июле 2012 года там запретили использовать коммунистическую символику в политических целях. Партия коммунистов Республики Молдова, чьи представители составляли едва ли не половину парламента, оказалась под угрозой запрета. Последовал иск в Конституционный суд. Тот подключил к делу Венецианскую комиссию. В июне 2013 года закон о декоммунизации признали неконституционным. Коммунисты Молдовы остались в большой политике.

Да и сама Украина уже переживала схожий опыт. После неудачного путча 30 августа 1991 года в нашей стране была запрещена Коммунистическая партия УССР. Казалось, что политсила навсегда прекратила свое существование: часть ее членов расстались с партбилетами, другие разошлись по идеологически близким проектам. Однако в июне 1993 года партия возродилась. На съезде в Донецке была воссоздана Коммунистическая партия Украины, а ее генсеком выбрали Петра Симоненко. В октябре это политическое объединение зарегистрировал Минюст. Спустя 10 лет после запрета (декабрь 2001 года) Конституционный суд признал табу на Компартию не соответствующим Основному Закону. История может повториться.

Предположим, Европа поддержит Киев и Компартию все же запретят. Станет ли чище на политическом небосводе? Вряд ли. Хороший пример – нынешний состав парламента. Там нет ни Компартии, ни Партии регионов. Зато партийные функционеры с сомнительной репутацией никуда не подевались. В Украине партия – это люди и их личные интересы в первую очередь, а уже потом политическая программа и лозунги. Взять, к примеру, регионалов. Расстрелы на Майдане, бегство Виктора Януковича, аннексия Крыма и война на Донбассе – все эти события перечеркнули существование такого монстра, как Партия регионов. ПР с треском вылетела из большой политики, а вот регионалы остались. Некоторые прошли в парламент по «мажоритарке». Большинство записались в «Оппозиционный блок» и легко преодолели избирательный барьер. Четвертое место на выборах; 9,43% (или 1,48 млн) голосов за; третья по размеру фракция в Верховной Раде – 43 народных депутата. Партия регионов для этих людей была лишь кораблем, который завозил их в парламент. Как только судно сломалось, его сменили на новое. Экипаж все тот же.

Спасительная шлюпка

Коммунистическая идеология для отечественных политиков была очень хорошей ширмой, чтобы строить карьеру, решать денежные вопросы. Вспомните работу КПУ в парламенте. Лидеры партии не прекращали говорить о защите трудового народа, критиковали власть и клеймили олигархов. При этом практически всегда были лояльны к руководству страны, голосуя за нужные законопроекты, входили в коалицию. В частности, не гнушались быть союзниками олигархической Партии регионов. Список последней едва ли не полностью состоял из богачей-бизнесменов, тех самых ненавидимых коммунистами эксплуататоров рабочих и крестьян. В рядах самой фракции КПУ были довольно интересные персонажи. Хотя бы тот же Игорь Калетник. Он полжизни проработал начальником различных региональных отделений таможни. При Ющенко возглавлял департамент по борьбе с контрабандой и нарушениями таможенных правил, работал судьей Днепровского райсуда Киева. При Януковиче был председателем Государственной таможенной службы. Калетник являлся частью той власти, которую так яро критиковали коммунисты.

Лучшей иллюстрацией борьбы КПУ с олигархами является их голосование по денонсации соглашения с Кипром об избежании двойного налогообложения. Точнее – не голосование. В 1998 году не хватало каких-то полтора десятка голосов (у коммунистов они были), чтобы прикрыть любимый офшор украинских богачей. В КПУ оригинально объясняли свой поступок, мол, президент Кипра – коммунист, потому и не проголосовали. Тут также уместно вспомнить последнее откровение крупного бизнесмена Константина Григоришина. Буквально на днях он дал интервью, в котором прямо признался, что финансово поддерживал фракцию коммунистов, поскольку ему «была нужна защита от Януковича». По словам Григоришина, так длилось до 2012 года, а потом «они научились содержать себя сами». Это заявление ставит все на свои места, в том числе поясняет историю с Кипром. Ведь нельзя кусать руку кормящую – это не по-товарищески.

Украинские коммунисты немало сделали для дискредитации левых идей. В отличие от своих предков – большевиков – они никогда не грезили идеями мировой революции, не боролись за социальное равенство. Не удивительно, что оба Майдана коммунисты восприняли в штыки. Хотя в теории именно «красные» и должны были первыми стать на баррикады. Ведь вот она – борьба за справедливость, вот они – булыжники, оружие пролетариата. Но нет, напротив: народные протесты лишь все испортили для КПУ, поломали привычные схемы сотрудничества с властью, вытолкнули их на обочину политической жизни. В парламент нового созыва Компартия так и не попала. И дело здесь даже не в откровенной поддержке сепаратистов, а в том, что на захваченных территориях остался базовый электорат Компартии. Ведь Крым, Донецк и Луганск всегда давали коммунистам высокие проценты. До эры Партии регионов они там гарантированно получали первые места. Постарались столь ими любимые «зеленые человечки». Именно они отрезали от коммунистов их избирателя – вот и весь секрет провала. Попытки же новых властей запретить Компартию – это уже последний гвоздь в крышку гроба коммунистов. Финальный аккорд.

Проект под названием КПУ устремился ко дну. Конец эпохи? Прощайте, дорогие товарищи? Отнюдь. События начала 1990-х продемонстрировали, что украинские «красные» не тонут. Смотрите сами: 11 сентября представители Компартии на своем 50-м съезде заявили, что идут на местные выборы, невзирая на репрессии со стороны властей. Прошло две недели, и пылу поубавилось. Партийная верхушка решила не рисковать. И вот уже Симоненко заявляет, что коммунисты все-таки пойдут на выборы, но в составе партии «Новое государство». Мол, вынужденная мера, да и не очень-то и принципиально – такая же левая партия, как и КПУ. Словом, коммунисты, как и регионалы,  решили сменить судно. Теперь даже если суд запретит Коммунистическую партию Украины, ее лидеры, словно старую раковину, сбросят этот балласт. И уже как представители новой политической силы будут по-прежнему говорить о фашистах при власти, гражданской войне, бомбежках «хунтой» мирного населения и российских освободителях.

Чем они, в принципе, и занимаются. Тот же Симоненко не прекращает вещать о Турчинове, у которого «руки по локоть в крови», поскольку «подписал указ об объявлении войны против украинского народа». Поэтому, повторюсь, запрет КПУ хотя и будет прекрасной иллюстрацией того, как страна разрывает связи с тоталитарным прошлым, но существенно не украсит политическую реальность. Возможно, властям стоит обратить внимание на людей, которые были во главе этой политической силы. Ведь если они перекочуют в «Новое государство», получим некий римейк, все ту же старую Компартию, лишь под другим названием. Вне всяких сомнений, левая идеология нужна стране так же, как и правая – для баланса. Просто на левых идеях годами паразитировали не очень хорошие люди. Возможно, есть смысл ввести запрет на политическую деятельность таким персонажам. За антиукраинские высказывания и действия привлекать к уголовной ответственности конкретных политиков. Тем более что политические хамелеоны у нас быстро подстраиваются под новые реалии. Запретишь одну партию, а они уже сидят в другой. Поэтому проще исключить из политики пару десятков юрких украинофобов. Пока они не успели одеть вышиванки. Просто, чтобы другим хамелеонам впредь было неповадно занимать антиукраинскую позицию.

Источник: Политека

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+
4 комментария
  1. 2 года назад
  2. 2 года назад
    • ANNA CASSATT2 года назад
  3. 2 года назад

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code