Кредит в мышеловке: Почему Украине стоит быть осторожной в «играх» с Китаем

Перегляди: 423

Главное поприще работы наших чиновников – это привлечение кредитов, которые всегда можно удачно «освоить» и не отдать, а также лоббирование каналов сырьевого экспорта для нескольких отечественных ФПГ. А для этого не жалко и внутренний рынок отдать китайским «игрушкам»

1463387950_1444374272

У каждой страны есть свои политические традиции. Приятно смотреть, как происходит передача власти в США или Великобритании, не взирая на то, что зачастую друг другу мило улыбаются непримиримые политические противники. Но, что поделаешь, политическая культура. Ген пальцем не раздавишь.

В Украине тоже есть свои политические традиции. Каждая власть перед своим политическим банкротством будет брать китайские кредиты. Или пытаться их взять, ведь китайцы после нескольких «кидков» стали осмотрительнее и понимают, с кем имеют дело. Выглядит это примерно как сбор сухарей, мыла и фонарика перед «рывком». Хотя в последнее время все это больше напоминает дешевый пиар.

«Апофигей» чиновничьей деменции был зафиксирован буквально на днях. В Киеве гостила очередная китайская делегация, что и дало повод спичрайтерам высших должностных лиц нашей страны ошарашить общественность звучным «Китай в фокусе для украинского экспорта». Звучало это примерно так же, как если бы блоха заорала благим матом, что поймала за холку слона.

Неустойчивую психику наших обывателей, утомленную волнами инфляции и девальвации, решили шокировать цифрами кредитов, которые Украина готова получить от Китая и которые наши чиновники почему-то упорно называют инвестициями, видимо, думая при этом о чем-то личном. Кредитов должно быть целых 7 млрд долл.

На суд людской вытащили следующие козырные карты:

  • строительство моста в Кременчуге и дороги Одесса-Николаев (которую «убили» зерновые трейдеры, но почему-то должны ремонтировать китайцы);
  • строительство первой стадии Большой окружной дороги в Киеве на условиях концессии (даже страшно подумать, что скрывается за этим названием);
  • строительство Подольско-Воскресенского моста в Киеве;
  • строительство метро на Троещину;
  • обновление двигателей барж и буксиров дунайского пароходства.

Не трудно заметить, что все эти проекты сконцентрированы в секторе инфраструктуры и ни один из них не является реальным бизнес-проектом (кроме замены двигателей), в отличие от белорусско-китайских проектов по созданию технологических парков и таможенных терминалов. Кроме того, ни один из них не будет генерировать в ближайшее время сколько-нибудь серьезный финансовый поток и создавать добавочную стоимость. А отдавать кредиты придется именно за счет существующего жидкого потока бюджетных доходов.

В свое время известный панамский сиделец уже пытался провести за китайские деньги электропоезд в Борисполь. Название проекта «Воздушный экспресс» как нельзя кстати подходило для этого «детища» отечественной бюрократии: деньги, выделенные на него, действительно растворились в воздухе.

Необходимо понимать, что китайские модели кредитования разработаны, чтобы приносить выгоды непосредственно Китаю. Для второй стороны там остается очень маленькое жизненное пространство. Китайцы дают в долг либо под обязательство, что либо купить у них, например, солнечные батареи, либо под обязательство поставить им сырье, например, кукурузу. Кредиты на развитие инфраструктуры выделяются также под обязательства привлекать китайских подрядчиков. И будьте уверены, если китайцы дают деньги на замену двигателей на украинской барже – это будет именно китайский двигатель. И китайское сервисное обслуживание на долгие годы, плюс запасные части.

Кроме прочего, на встрече обсуждались и вполне разумные проекты, например, участие Украины в «Новом шелковом пути». Сообщалось также о подготовке визита украинской правительственной делегации на выставку China International Import Expo 2018. Будем надеяться, что на этот раз обойдется без конфуза, аналогичного прошлогоднему, когда в мае 2017-го первый вице-премьер и министр экономики Степан Кубив побывал в Китае на форуме «Один пояс. Один путь», по итогам которого заявил, что первый авиационный двигатель, собранный в рамках сотрудничества между «Мотор Сич» и Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co.Ltd, может быть продемонстрирован уже в конце года, при этом проект по созданию в Чунцине соответствующего совместного завода был назван «одним из приоритетов правительства» (естественно нашего). «Мать моя муравьиха» — подумает читатель и будет прав. В украинском бизнесе, как и в политике, не просто двойное дно, а тройное, а за ним – прокладочка… Ведь это тот самый проект, который был расследован нашими силовиками буквально месяцы спустя, после чего следователи обвинили владельцев «Мотор-Сичи» в попытке вывезти завод в Китай, а суд по их ходатайству даже арестовал акции предприятия. То, что шум вокруг этого дела затих так же быстро, как и возник, говорит о многом.

Но нам неинтересны эти перипетии тараканьих бегов вокруг лакомой собственности в погоне за вкусными крошками, которые не грех утянуть в свой «замок с башнями». Поговорим лучше о том, о чем наши чиновники не любят «особливо гутарить» – о стратегии.

По данным статистики, в январе-ноябре 2017 года объем украинского экспорта в Китай составил 1,982 млрд долл., в то время как китайский импорт в нашу страну превысил 5 млрд долл., отрицательный баланс достиг более 3 млрд долл. То есть наша экономика ежегодно спонсирует китайских рабочих и инженеров на 3 млрд долл., для чего продолжает выклянчивать кредиты у МВФ и тех же китайцев. Логично, не правда ли. Неутешительна и динамика: китайский импорт вырос на 20,6% по сравнению с 2016 годом, а наш экспорт лишь на 17,5%. Таким образом, эта торговая диспропорция будет лишь углубляться. Кроме того, и математику-двоечнику понятно, что абсолютный прирост будет в пользу китайцев, даже если относительные темпы сравняются – базы сравнения разные.

Еще более чудовищной выглядит структура торгового баланса между странами, которая похожа, с одной стороны, на красивый торговый караван, а с другой, на его уродливое зеркальное отображение.

Лишь 5% нашего экспорта в Китай – это потребительские и промышленные товары с высоким уровнем добавочной стоимости. Почти 95% составляет сырье и полуфабрикаты: 462 млн долл. — растительные масла, 417 млн долл. — зерно, 675 млн долл. — руда, 31 млн долл. — древесина.

Зато совершенно иная структура у китайского импорта в Украину: сырье и полуфабрикаты составляют лишь 11%, в то время как промышленные и потребительские товары – 89%. Например, такие товары с высоким уровнем добавочной стоимости, как: органическая химия – 168 млн долл., пластмассы и полимеры — 254 млн долл., одежда, ткани, обувь – 338 млн долл., реакторы, котлы, машины – 965 млн долл., электрические машины – 1,3 млрд долл., даже игрушки – 154 млн долл.

С учетом такой товарной структуры, когда мы им зерно, руду, дерево и подсолнечное масло, а они нам – электротехнику, котлы, реакторы и игрушки (чтоб не плакали), можно, конечно, вещать доверчивому электорату о Китае, который нас спасет (при этом не забывая добавлять, что он вот-вот погубит Россию). Наше торгово-экономическое ведомство даже прописало в своей экспортной стратегии план относительно выхода на отметку в 10 млрд долл. торгового оборота между Китаем и Украиной. Ну, ребята – это вы погорячились. Урожайность кукурузы и подсолнечника не резиновая, да и Карпаты уже больше похожи на плешь старого деда. И китайские игрушки, они, конечно, не «чугунные», но все же. С учетом уже достигнутых пропорций (а изменить их в нашу пользу – кишка тонка), торговый оборот в 10 млрд долл. будет означать, что нам придется закупать у китайских друзей товаров на 7 млрд долл.

В этом плане украинские чиновники в своих «контактах» с китайскими партнерами больше похожи на персонажей известного американского комикса «Шму». Как известно, шму были похожи на толстую кеглю для боулинга с ногами. Как написано в «Википедии», шму размножаются бесполым путем, «приятны на вкус и стремятся быть съеденными. Если голодный человек взглянет на шму, тот с радостью пожертвует собой, прыгнув на сковородку или в кастрюлю… их кожа может служить материалом для обуви … Из их глаз получаются лучшие пуговицы для подтяжек, из усов — отличные зубочистки. Проще говоря, шму — идеальное домашнее животное».

Почему украинские чиновники стали шму для китайских партнеров и очень хотят быть «съеденными» — вопрос из разряда риторических. Китайцы, в отличие от европейцев и американцев, не заморачиваются всякой гуманитарной «чепухой» а-ля «антикоррупционный суд» (благо своих коррупционеров уже давно просто расстреливают) и научились плотно работать с африканскими и азиатскими прогнившими элитами. Правда, пока не научились работать с «украинскими» — те берут деньги, но ничего не делают.

Но проблема не в чиновниках, а в последствиях их действий для всей страны. Ведь накануне выборов кому-то наверху вновь может взбрести в голову сделать вояж в Пекин и подписать некий вариант соглашения о свободной торговле с Китаем, благо китайцы уже давно «рекомендуют» это сделать, обещая не только безвизовый режим, но и миллиардные кредиты. А в таком случае, в шму превратится каждый из нас.

Китайская экономика чрезвычайно токсична для торговых партнеров, ведь китайцы – это «Шаолинь» торгового протекционизма для своих компаний. Даже такая мощная экономика, как американская, не смогла выдержать этой токсичности: когда китайцы стали собирать смартфоны Apple, в США поняли, что дальше их может ожидать банальная экономическая катастрофа.

Китай имеет опыт использования даже косвенных методов конкурентной борьбы. Когда администрация Барака Обамы приняла решение присоединиться к международному торговому соглашению о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), американцы рассчитывали, что защита их интеллектуальной собственности и открытие новых рынков приведут к росту ВВП дополнительно на 0,5% в год. Но Китай (который не является участником ТТП) очень быстро сообразил, что, реализуя свои проекты в таких странах – участниках ТТП, как Вьетнам или Малайзия, можно очень быстро открыть беспошлинное окно на рынок США, в результате чего американцы вместо роста получили потерю миллиона рабочих мест, в основном в производственном секторе экономики. В связи с чем первый указ Трампа был о выходе США из ТТП.

Как показывает опыт взаимодействия с Китаем такой страны, как Белоруссия, максимально выгодный формат сотрудничества – это создание совместных технологических парков кластерного типа, объединяющих производство, науку и образование, а также создание быстрых и эффективных транспортно-логистических систем для обеспечения движения китайских товаров на рынок ЕС. Но для того, чтобы двигаться в этом направлении, нужно обеспечить преемственность решений, защиту титулов собственности и нейтрализовать коррупционный фактор хотя бы в сфере общих с китайцами проектов. Все эти условия невозможны для нынешней власти в Украине. Преемственность решений не обеспечивается по причине неумения вести диалог с оппозицией (тут действует принцип: друзьям – все, врагам – закон), титулы собственности не защищены, так как нет независимой судебной системы и процветает рейдерство, а убрать коррупцию просто невозможно, ведь в таком случае новоявленной «шляхте» придется работать за зарплату.

Во и получается, что главное поприще работы наших чиновников – это привлечение кредитов, которые всегда можно удачно «освоить» и не отдать, а также лоббирование каналов сырьевого экспорта для нескольких отечественных ФПГ. А для этого не жалко и внутренний рынок отдать китайским «игрушкам».

Так что, хоть в нашем МЭРТ и был запущен громкий хештег #експортуй, но получается почти как в известной пословице: «Экспортируй, не экспортируй, все равно получишь…» Ну, в общем, вы знаете…

Алексей Кущ

Редакция может не соглашаться с мнением автора

Источник 112

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code