Кто забил Николаев зерновозами. По следам фейсбучной активности министра инфраструктуры

Перегляди: 1 307

У министра инфраструктуры Владимира Омеляна проблемы – ему не удается протащить через парламент тот вариант законов о внутреннем водном транспорте, который ему нужен

zenovoz

Ну, лично ему или не совсем и не только ему, не столь важно, но, судя по его реакциям, ставки там очень крупные. О том, что пытались пролоббировать в этом законе с помощью Омеляна и определенной парламентской группы, мы писали. Не вышло – проекты отправили на доработку. Омелян нашел виноватого – нардепа Андрея Вадатурского, вина которого заключалась в том, что он стал рассказывать коллегам, что получится, если закон будет принят в такой редакции. Чаще всего нардепы не особо вникают в то, за что голосуют. Это, конечно, ужасно, и так быть не должно. Но тех, кто стоит за авторскими группами многих законопроектов, это как раз устраивает. Так что выпад Владимира Омеляна в адрес Андрея Вадатурского говорит о том, что степень раздражения достигла предела. Опять же, у министра или иной группы лиц, не столько важно. Важно, что в карманах, которые уже должны были трещать по швам от денег, если бы зимой закон в первой редакции был принят, по-прежнему пусто. Кроме того, международная экспертная общественность заинтересовалась этим законом, стала сравнивать с опытом других стран, еще и лезть со своими рекомендациями. В общем, тихо решить вопрос междусобойчиком не получается, эмоции зашкаливают. А когда поступками руководят страсти, это пагубно действует на неокрепшие умы. Потому что, когда замолкает разум, факты и аргументы воспринимаются как рудиментарный пережиток.

Злость и раздражение – плохой советчик. Вот и с министром они сыграли злую шутку. Пост Омеляна в Фейсбуке наделал много шума. И не потому что он, чтобы зацепить Андрея Вадатурского, зацепил «НИБУЛОН», а тем, как он это сделал. А сделал он это некрасиво. Потому что врать не пристало – даже министру. Или особенно министру – это мгновенно выбрасывает государственного мужа в другую «весовую категорию».

Омелян хотел нажать на больную мозоль николаевцев, и ему это удалось. Грузовики на улицах раздражают всех, и горожанам по большому счету все равно, чьи они и куда идут – идут через город, и этого достаточно. Но если определить крайнего и подбросить назначенного виноватого разъяренной общественности, это беспроигрышный вариант. Видимо, министр на это и рассчитывал, когда писал:  «А ось на відео черга вантажівок до бази Нібулона в Миколаївській області. Всі!, всі без виключення вантажівки з нарощеними бортами, переобладнані без будь-яких дозволів. На око, везуть 60-80 тон щонайменше, що в 1,5-2 рази перевищує дозволені законом 40 т. Це, щоправда, менше, аніж 120-140 т ще два роки тому, але навіть після 60 т доріг не буде»!

Ну, раз министр предъявляет видео доказательство своих слов, давайте сначала посмотрим видео.

Параллельно обратим внимание на звуковое сопровождение видеоролика. Продвинутые пользователи Фейсбука опознали голос и утверждают, что принадлежит руководителю «Укртрансбезопасности» в Николаевской области Сергею Кривошапке. Что мы видим? Мы видим на обочине колонну грузовиков без опознавательных знаков, которые чего-то ждут, и в конце слышим название «Ника-Тера».
Почему Омелян решил, что они все стремятся на «НИБУЛОН», одному ему известно. Или тем, кто ему говорит то, что он хочет слышать.  Мало того, министр «на глаз» определил и перегруз и даже примерный вес грузовиков, чем изрядно повеселил комментаторов, которые не только обращают его внимание на все глупости и несуразности, но и задают конкретные вопросы.

Задал министру свой вопрос и мэр Николаева Александр Сенкевич, которого Омелян тоже уколол не по существу, а чтобы пообиднее.

«Пока я вижу с вашей стороны одну болтовню. Одну писанину в Фейсбуке. Желанный японский мост вокруг города остается желанным. А между тем, оба наши моста аварийные. Ремонт международной автомагистрали Е58, которая проходит через весь город, больные фантазии… Инфраструктурные объекты, типа нашей железнодорожной платформы, которую назвать вокзалом не поворачивается язык, или электрификация звена «Долинское – Николаев» – это все мечты. Какие шаги предприняты вами для того, чтобы хотя бы какие-то копейки от перевалки оставались городам-портам? Какие инфраструктурные объекты нам ожидать в ближайший век?», — спросил Сенкевич у Омеляна.

Другие комментаторы вполне резонно задают и другие вопросы: а кто должен контролировать движение грузовиков с перегрузом по дорогам страны? «НИБУЛОН»? Три года одних разговоров, имитация работы весовых комплексов, где они есть, и т.д. Кстати, на пути к одесским портам их нет, и это очень плохо, но министра это почему-то не волнует.

Но бог с ним, с Омеляном, Фейсбук все стерпит, хотя осадок останется. Однако куда же идут грузовики, и почему они забили обочины в самом городе и на подъездах к нему? В этом действительно стоит разобраться.

Горячая тема с грузовиками в городе ежегодно обостряется в период сбора урожая. И хотя грузовики идут в николаевские порты круглогодично, до лета тема перегрузов не поднимается. Что же касается их количества, то с появлением зерновозов оно действительно раздражающе зашкаливает. Но давайте все-таки разделим эту большую проблему на составляющие, а их три: перегруз, то есть вес груза выше разрешенных 24 тонн, количество грузовиков в городе и качество дорожного покрытия.

Что может заставить перевозчиков и собственников зерна, раз мы говорим о зерновозах, снизить тоннажность грузов? Совесть и контроль. То есть, доверяй, но проверяй. Если предприятие заявляет, что установило у себя на территории режим весового ограничения, если даже клянется, что машины с перегрузом не принимают, а разворачивают обратно, и если даже предположить, что это правда, нам от этого не легче – грузовики все равно идут по нашим улицам. Поэтому вывод один: машины с чрезмерным грузом в город попадать не должны. Вообще. И не имеет значения, в порты они идут, транзитом или куда-то еще.

Поэтому совесть – это с собственников грузов, а контроль – дело государственное. Все, что несколько лет обещает министр транспорта, он обещает правильно. Но есть несколько «если». Если контроль на дорогах будет реальным, если весовые комплексы не будут кормушками и карманами, если перестанут ломаться по заказу, через какое-то время даже те, у кого проблемы с совестью, привыкнут к мысли: так больше нельзя, потому что не дадут.

Однако давайте все-таки посмотрим, какие грузовики заходят в Николаев, например, через Варваровский мост, а какие и сколько идут в обратном направлении. Итак, по статистике, 28 июня в Николаев по мосту через Южный Буг въехало 596 грузовиков неизвестной тоннажности, поскольку вес на глаз может у нас определять только министр Омелян (жаль, он один, а то и весовые комплексы не понадобились бы, какая бы была экономия в масштабах государства). Из этих 596 контейнеровозов – 228, зерновозов – 244, иных (цистерны, автомобилевозы и т.д.) – 124. То есть, из 596 машин 352 – не зерновозы.

В обратном направлении в тот же день через тот же мост прошло 552 грузовых автомобиля. В том числе: 190 контейнеровоза, 240 зерновозов и 122 грузовика, не попадающих в эти категории. Возвращались они после разгрузки в наших портах или шли транзитом через Николаев на Одессу – неизвестно.

А как было до активной фазы сбора зерновых? 7 июня через Варваровский мост в город въехало 208 контейнеровозов, 111 зерновозов и 106 прочих грузовиков. В обратном направлении через мост проехало 179 контейнеровозов, 115 зерновозов и 85 многопрофильных грузовиков. То есть, за 2 недели  количество зерновозов увеличилось вдвое и других грузовиков меньше не стало, а их и без зерновозов хватает.

Но вздохнет ли Николаев с облегчением, когда перегруз исчезнет как определение? Нет, потому что грузовиков станет еще больше — экспорт зерна растет, мощности портовых элеваторов и терминалов тоже. Пока только «НИБУЛОН» переводит транспортировку зерна на речной транспорт, остальные об этом только говорят. Хорошо, что уже говорят. Значит, опыт первопроходцев был убедительным.

Пока же порты не успевают «переварить» такое количество зерна сразу, поэтому машины забивают подъезды к Николаеву и город, создают неудобства автомобилистам и жителям улиц, которые они превращают в отстойники. Ведь если на спецплощадках в портах есть хотя бы туалеты, то длительное ожидание в неприспособленных для этого местах заставляет водителей справлять нужду, где придется. Где именно – объяснять не надо.

Чего ждут зерновозы? Определенного сигнала от диспетчера о том, что их очередь на разгрузку подошла. Почему ждут не там, где эта разгрузка осуществляется? Потому что выделенные для это площадки на предприятиях уже забиты под завязку. Ехать на авось водители уже не рискуют после многочисленных скандалов прошлым и позапрошлым летом. Поэтому и стоят вдоль трасс, ночуют в кабинах, стерегут зерно.

Мы проехали и посмотрели, что происходит на въездах в Николаев и возле предприятий, специализирующихся на перевалке зерна. Все видео сняты в один день, и хотя ситуация постоянно меняется, тенденция сохраняется.

Генеральный директор компании Алексей Вадатурский объяснил, что уже много лет у «НИБЛОНа» нет подобных проблем, потому что жизнь научила перестраховываться. Когда-то бывшие собственники ЧСЗ братья Чуркины искусственно заблокировали въезд на территорию «НИБУЛОНа», и грузовики действительно стояли и у въезда на терминал, и на городских улицах. С тех пор прошло более 10 лет. «НИБУЛОН» построил дополнительную отдельную площадку для отстоя грузовиков, и теперь даже в случае подобного ЧП машины, идущие на предприятие, в городе не останутся ни при каких обстоятельствах.

В общем, с «НИБУЛОНом» как раз все просто: открытие речных терминалов избавило фермеров от необходимости везти зерно в Николаев и использовать для доставки зерна на речные терминалы «тяжеловозы», это теперь просто не выгодно. Так что тут министр попал пальцем в небо, если, конечно, не соврал умышленно. А перевозка зерна по реке освободила дороги области и города минимум от 40 тысяч грузовиков за сезон. Но, как видим, и помимо «НИБУЛОНа» в Николаеве есть куда возить зерно. Потому даже если все зерно «НИБУЛОН» будет принимать с воды, проблемы это не снимет.

Теперь о въездах в город.

Со стороны Одессы все спокойно — на обочине всего несколько грузовиков, на одном табличка «пустой». Как нам объяснили эксперты, с одесского направления зерна в Николаев вообще идет мало – его «высасывают» порты Большой Одессы.

На въезде со стороны Херсона и Баштанки значительно хуже. Кроме того, теперь, говорят, решено пускать зерновозы в город по Баштанскому шоссе, освободив въезд со стороны Херсона. Сложно сказать, правильно это или нет – если в одном месте убыло, в другом обязательно прибыло. Но проблемой зерновозов, наконец, занялись – и ОГА, и полиция. И надо признать, ситуация улучшилась. Вопрос – надолго ли? Ведь об организованных отстойниках, цивилизованных площадках мы слышали и в прошлом году, и в позапрошлом году. Хватит ли места в городе и за городом, чтобы разместить растущее количество грузовиков через год, два, пять? Что делать с транзитными большегрузами?

Увы, никакого стратегического решения этого глобального вопроса ни областная, ни городская власть не предлагают, не говоря уже о министерстве инфраструктуры. Не нашли мы и прогнозных расчетов – насколько именно станет больше грузовиков, когда, например, «Ника-Терра» и другие предприятия, специализирующиеся на перевалке зерна, выйдут на заявленные мощности.

Как говорят эксперты, в конце июля, когда будет пик уборки зерновых, количество грузовиков, идущих через Варваровский мост, увеличится до 3 тыс. в сутки! Обязательно в это время надо позвать министра в город и пообщаться с ним прямо под мостом. Кстати, Сенкевич Омеляну приглашение через Фейсбук передал. Только поможет ли? Год назад, а именно в августе прошлого года такая встреча уже была – на территории министра. Тогда, насколько нам известно, было озвучено техническое предложение, которое решило бы проблему транзитного грузового транспорта, разгрузило бы мосты и освободило бы Николаев от грузовиков. Но для воплощения такой идеи нужно было содействие центральных органов власти, коим и является Мининфрастрктуры. И что?  Ничего.

Повторюсь, для того, чтобы город летом свободно дышал каждый год, нужно консолидированное стратегическое решение. Учитывая, сколько времени у нас проходит от идеи до ее воплощения, принимать такое решение нужно уже сегодня. Потому что через год все опять повторится сначала. Впрочем, нет, будет хуже. И каждый, кто в теме по долгу службы, не может этого не понимать.

Оксана Тихончук.

Источник inshe.tv

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code