Квартирный рай для правоохранителей

Перегляди: 1 012

В славном городе Херсоне, как, впрочем, и по всей нашей стране, такая роскошь, как собственное благоустроенное жилье, доступно далеко не каждому. В городской очереди на получение квартир значатся тысячи льготников, которые даже после десятилетий ожидания вряд ли ее получат. Что совершенно не является проблемой для «избранных мира сего» — работников милиции,  СБУ, прокуратуры, а также судей и военных чинов

Больше того, свое служебное жилье они быстро и уже отлажено превращают в частное, которое «за бесплатно» становится их полной собственностью,  а то и предметом продажи, обогащая должностное лицо на несколько десятков тысяч долларов. Как и почему происходит подобное, попытались разобраться корреспонденты Николаевского центра журналистских расследований.

Очередь длиною в жизнь

В Херсонском горисполкоме за два последних года квартирная очередь не убавилась ни на одного человека, а, наоборот, увеличилась на 103 претендента. 1 января 2014 года в ней состояло 2 тыс. 377 человек, а 1 ноября текущего года числилось уже 2 тыс. 480 жителей Херсона. Из них — 294 человека имеют внеочередное право на обеспечение жильем, 804 – на первоочередное. К слову, первый клиент общего списка был зарегистрирован еще в прошлом веке, в 1972 году.

Согласно закону, внеочередники (сироты, многодетные семьи с пятью и более детьми, молодые или приглашенные специалисты и т. д.) должны получить жилье в течение года с момента постановки на учет. Первоочередное право предоставлено семьям погибших или пропавших без вести воинов, медработникам, работающим с опасными инфекциями, инвалидам труда, матерям – героиням, семьям, в которых есть инвалид.

Впрочем, в совсем коротком списке новоселов нынешнего, 2015 года, который журналисты получили из Херсонского исполкома, не значится ни одного льготника. Ключи от служебного жилья получили всего трое человек: сотрудник СБУ,  врач Херсонской городской клинической больницы имени А.С. Лучанского и военнослужащий.

Похоже, в Херсоне даже принадлежность гражданина к льготной категории еще не гарантирует ему права получения заветных квадратных метров в обозримом будущем. Что уже говорить о рядовых очередниках, чье право вообще выглядит призрачным?

Мы познакомились  с некоторыми семьями из так сказать привилегированного списка. Виталий и Наталья Исаевы вместе с 25-летней дочерью живут в однокомнатной квартире площадью 18 кв. м, которую получили в 1995 году. Глава семьи — ликвидатор аварии на ЧАЭС второй категории — в свое время, работая на Херсонском комбайновом заводе им. Петровского, участвовал в строительстве этого ведомственного дома.  С тех пор прошло много времени, стала взрослой дочь, но обещанного руководством и положенного по закону улучшения условий проживания Исаевы так и не дождались. Напротив, они даже ухудшились. Рядом с их домом на Киндийском шоссе не так давно появилась автозаправка, против которой и Виктор Исаев, имеющий проблемы со здоровьем, и многие его соседи выступали против, но местная власть их так и не услышала.

Дом на Киндийском шоссе, рядом с которым расположена АЗС

«В горсовете, в отделе по распределению жилья все удивляются моему упорству: ежегодно, в соответствии с правилами, я приношу документы, необходимые для подтверждения имеющейся у нас льготы. Неудивительно, что многие люди, стоящие в очереди, уже отчаялись и не надеются получить жилье», — рассказала Наталья Васильевна Исаева.

Однажды у Исаевых надежда вроде затеплилась: они узнали, что в очереди херсонских чернобыльцев переместились с 14-й на 11-ю позицию: «Как я тогда обрадовалась! – вспоминает Наталья Васильевна Исаева. — Подумала, что наконец-то возобновилось бюджетное жилищное строительство, или городская власть начала как-то решать наши проблемы. А мне ответили, что мы продвинулись только потому, что три ликвидатора аварии на ЧАЭС умерли, не дожили до желанных квартир».

Молодая одинокая мама Лариса Вальтер и трое ее детей 14-ти, 4-х и 2-х лет живут в комнате общежития на ул. Поповича, а в очереди на получение квартиры числится с 2001 года. Первый этаж общаги, построенной более 100 лет назад, — нежилой, и состояние его таково, что вполне сойдет за декорацию для фильмов ужасов: полы и стены ободраны, в темное время суток единственный источник освещения — светильник у входной двери. Вся остальная часть помещения — в зловещем полумраке.

Общежитие, где живет Лариса Вальтер с детьми

На втором этаже вместе с Ларисой живут несколько многодетных семей, которые, как и ее, сюда вселили городские чиновники, когда люди в отчаянии обратились за помощью. Лариса и ее дети ютятся на 15 кв. м:  из мебели -покосившийся, еще советский шкаф — «стенка», диван, две кровати, стол, стулья. Места в шкафу для хранения даже минимального запаса вещей всех домочадцев, разумеется, не хватает, а потому кроватка младшей дочери служит по совместительству еще и дополнительной полкой для детской одежды.

Комната, в которой живет Лариса Вальтер с тремя детьми

Игрушки, школьные принадлежности, домашняя утварь раскладываются на любом свободном месте, включая подоконники и радиаторы отопления, которые в холодное время года используются еще и для сушки выстиранных вещей.

«Сначала наша семья жила у моей мамы, — говорит Лариса. — Но там же живет и моя сестра со своей семьей. Потому мы съехали. В течение нескольких лет арендовали жилье.  Доходы мои всегда были весьма скромными, поэтому наша комната – пока все, что мы можем себе позволить. Плачу за нее как многодетная мать, по льготному тарифу».

О квартире, которую по закону должна была  в первую очередь, Лариса даже не мечтает: «В горсовете мне отвечают, что социального жилищного строительства в городе нет. На дом или квартиру вряд ли заработаю, потому пока не знаю, как будем жить дальше, когда дети вырастут».

Кто-то работает, а кто-то — зарабатывает

За последние 15 лет в Херсоне постоянное жилье получили 842 человека, из этого числа служебной была 241 квартира, а 146 – выделили очередникам по месту жительства. Остальные же квадратные метры были розданы тем, кто стоял на квартучете по месту работы.

 

Как пояснила главный специалист отдела по учету и распределению жилой площади Херсонского горсовета Анна Лысенко, квартирная очередь по месту работы продвигается намного быстрее, чем общегородская.

— В Жилищном кодексе четко написано: человек может состоять на квартирном учете либо по месту жительства, либо по месту работы, — рассказала Анна Лысенко. – Но может состоять и там, и там, где быстрее очередь подойдет, там он и получает. Людей, стоящих в очереди на квартиру по месту жительства, разумеется, значительно больше, чем тех, кто ждет жилье от предприятия. То предприятие, которое может себе это позволить, ведет собственный квартирный учет: то ли строит жилье, то ли покупает.

Судя по спискам получателей жилья, полученных из Херсонского горсовета, пресловутый квартирный вопрос быстро решается в правоохранительных органах, у военных и железнодорожников.

— У нас все время при первой возможности давали квартиры работникам СБУ, милиции и прокуратуры, — призналась начальник управления учета, распределения и приватизации жилья горсовета Марина Войтенко.

Среди первых ведомств, которые заботятся о проживании своих сотрудников, а, главное, имеют для этого средства – бюджетные — оказалось областное управление внутренних дел. В 2006 году правоохранители построили для себя новый элитный дом на ул. Кирова, 12, квартиры в котором получали сотрудники управления. На сайтах недвижимости стоимость двухкомнатной квартиры по ул. Кирова составляет около 40 тыс. долларов.

Дом №12 по ул. КироваДвухкомнатную квартиру по ул. Кирова в Херсоне можно купить за $42 тыс. В год сдачи в эксплуатацию квартиру в 43,29 кв. м в нем получили начальник милиции общественной безопасности Белозерского РО УМВД в Херсонской области Александр Лигинович, а владельцем квартиры в 43 кв. м. стал старший юрисконсульт штаба УМВД Херсонской области Юрий Сначев. К слову, как отмечали местные СМИ, чтобы оказаться первым в очереди на получение квартиры в элитном доме,  Сначев специально «ухудшил» свои жилищные условия, прописав тещу.

Через год, в 2007 году, ключи от квартиры в 42,8 кв. м. в «элитном милицейском» доме, как его называют в Херсоне, были вручены начальнику управления ГАИ Александру Микле.

Еще один адрес ведомственного милицейского жилья – ул. Мира, 35. Бывшее общежитие предприятия «Херсонстрой» областное УВД реконструировало, и теперь в нем также проживают сотрудники милиции. Двухкомнатная квартира в нем на рынке недвижимости оценивается в 23 тыс. долларов.

Квартира по ул. Мира в Херсоне стоит около $23 тыс.В 2006 году в этот дом вселилось сразу трое сотрудников управления.  Квартиру в 50,08 кв. м получила начальник сектора организационно-аналитической работы и контроля штаба УМВД Наталья Мисюкевич. Квартиру площадью 29,17 кв. м получил начальник областного управления по борьбе с экономическими преступлениями Игорь Калниболотский, а ключи от апартаментов площадью 50,08 кв. м вручались начальнику отдела по борьбе с торговлей людьми Алексею Бер-Тамоеву, К слову, последний для получения ордера приложил немало усилий: выписался из частного жилья и прописался в общежитии, а на квартучете пробыл всего лишь четыре месяца.

В 2009 году служебное жилье площадью 33 кв. м по ул. Мира, 35 выдали и начальнику Управления уголовного розыска областной милиции Сергею Дерову. Он в свое время вместе со своим заместителем был пойман на взятке в 25 тыс. долларов, которую передал  подозреваемый за непривлечение его к уголовной ответственности за умышленное убийство.

В далеком 2006 году постоянным жильем по ул. Краснофлотской, 54 руководство обеспечило начальника областного УМВД Александра Калинина. К слову, стоимость двухкомнатной квартиры в этом районе составляет 29 тыс. долларов.

Дом №54 по ул. КраснофлотскойТаким образом, с 1 января 2005 по ноябрь 2015 года жилье получили 126 сотрудников Херсонского УМВД. Причем, 103 квартиры были выданы в качестве постоянного жилья, а среди обладателей солидных апартаментов преимущественно в центре города оказалось в основном милицейское начальство.

Удивительное преображение: как служебная квартира становится  частной

Интересно, что херсонские милиционеры приловчились служебное жилье быстро превращать в собственность. Для этого наши «самые лучшие в мире» законы предоставляют достаточно возможностей.

Происходит это примерно так. Сотрудник, едва устроившись на работу в УМВД, успешно получает квартиру большой площади. После чего новосел сразу же выписывается оттуда и оформляет право собственности на своих родственников. Таким образом, блюстители закона «убивают двух зайцев»: сохраняют за собой право на получение жилья на следующем месте работы в другом городе и обеспечивают домочадцев собственной крышей над головой.

Как пояснила юрист Людмила Опрышко, при прописке в новой квартире каждый член семьи получает право приватизировать жилье. Этим и пользуются должностные лица, оформляя приватизацию на них, а не на себя.

Завидную сообразительность в квартирных делах проявили начальник отдела ГАИ областного УМВД Игорь Маломуж и руководитель управления уголовного розыска УМВД в Херсонской области Леонид Бойко, успевшие за два-три года не только получить жилье, но и приватизировать его.

Согласно спискам получателей постоянного жилья, предоставленных Херсонским горсоветом,  в 2006 году в уже упоминаемом милицейском доме на ул. Кирова, 12 квартиру площадью 55,9 кв. м получил Игорь Маломуж.

Основанием для предоставления жилплощади послужило его пребывание на квартучете в УМВД в Херсонской области всего лишь в течение одного года. На Херсонщине Маломуж проработал два года, а вот полученную бесплатно квартиру возвращать не захотел. Позвонив в отдел приватизации Херсонского горисполкома, журналисты узнали, что квартиру Маломужа через девять месяцев после его вселения приватизировали его родственники. И больше того, как следует из Госреестра прав на недвижимое имущество, после этого ее сразу же продали.

Описанную квартирную историю в телефонном разговоре журналисту НЦЖР подтвердил сам Игорь Маломуж. Впрочем, о том, почему квартира была не возвращена, а продана, милицейский чин пояснить не захотел, сославшись на то, что «больше говорить не может».

Таким же «заботливым» родственником оказался и Леонид Бойко, с апреля 2005 по май 2008 года руководивший управлением уголовного розыска УМВД в Херсонской области, а затем переведенный на должность заместителя начальника управления — начальника криминальной милиции УМВД Украины в Черкасской области. Полученная милиционером в марте 2006 года квартира в 43,29 кв. м в известном доме по ул. Кирова, 12, в январе 2007 года была приватизирована членами его семьи, а затем успешно продана, что отмечено в Госреестре. При этом, как и в случае с Маломужем, Бойко фактически не принимал участия в приватизации жилья, предварительно выписавшись из него. К слову, согласно Закону Украины  «Об очищении власти», в октябре 2014 года Бойко было запрещено находиться на службе в органах государственной власти.

Согласно Закону Украины "Об очищении власти", к Леониду Бойко применен запрет

Отметим, журналисты пытались связаться с Леонидом Бойко и получить ответы на все вопросы к нему, однако его контактов так найти и не удалось.

Действия правоохранителей юрист Людмила Опрышко расценила как «злоупотребление с использованием законных схем».

— Есть такие схемы, когда они (служащие – ред.) не принимали участие в приватизации того жилья, которое получали в одном городе, отдали детям, сами выписались, — пояснила Людмила Опрышко. – Получается, они свое право приватизации не использовали и, приезжая служить в другой город, снова претендуют на новое жилье. И государство, в общем-то, обязано ему дать его. Это, вроде бы и законно, но, по сути, злоупотребление с использованием законных схем.

Судьи — «бомжи»

Не менее интересным является распределение выделенных городом квартир среди 16-ти херсонских служителей Фемиды. Судя по декларациям, судей, получивших жилье, скорее можно назвать коллекционерами недвижимости, чем теми, кто нуждается в жилье, тем более — бесплатном, за государственный счет. Такой вывод сделали журналисты, проанализировав их декларации о  доходах.
В 2009 году глава Херсонского окружного административного суда Виталий Попов получил в постоянное пользование квартиру площадью 49,4 кв. м по ул. 200-летия Херсона.  К слову, двухкомнатная квартира в данном районе стоит около 26 тыс. долларов.

Доход служителя Фемиды в 2014 году составил 265 тыс. 882 грн., то есть в среднем 22 тыс. 156 грн. в месяц. Вполне может быть, что шесть лет назад Попов и испытывал трудности с жильем, но сегодня он владеет земельным участком в 370 кв. м, жилым домом площадью 53 кв. м, квартирой в 51 кв. м, а также неким объектом недвижимого имущества площадью 102 кв. м. Жена судьи, пожалуй, побогаче мужа: два земельных участка в 800 кв. м и 1 тыс. 200 кв. м, жилой дом 49 кв. м, три квартиры 59 кв. м, 69 кв. м и 80 кв. м.

Декларация Виталия ПоповаЗадекларированное имущество Виталия Попова и членов его семьи

В комментарии корреспонденту НЦЖР Виталий Попов сообщил, что, несмотря на целый список недвижимого жилого имущества, семья проживает именно в квартире, выделенной государством: «У нас двое детей. Они еще не определились, где будут жить».

— Я согласен, что есть многодетные семьи, чей доход ниже прожиточного и которые нуждаются в предоставлении квартиры от государства, — добавил Попов. — Но мне что, нужно отказаться, отдать кому-то эту квартиру и переехать жить за 100 км в домик в 44 кв. м?

В 2007 году, согласно ответу исполкома горсовета, квартиру в 39, 2 кв. м по ул. 200-летия Херсона получил в постоянное пользование и заместитель главы Апелляционного суда Херсонской области Владимир Заиченко. Неизвестно, как в 2007 году, но сегодня, судя по декларации, вершитель правосудия является довольно состоятельным человеком: в 2014 году он показал 320 тыс. 677 грн. доходов, то есть, получая зарплаты примерно по 26 тыс. 720 грн. в месяц.

Владимир Заиченко  распоряжается двумя жилыми домами площадью 61 кв. м и 206 кв. м, ¼ квартиры площадью 69.93 кв. м.

Задекларированное имущество Владимира Заиченко и членов его семьи

При этом судья отрицает, что получал квартиру в 2007 году по данному адресу. Он утверждает,  что состоял на квартирном учете в Апелляционном суде, пока ему в 2005 году Государственная судебная администрация не предоставила жилье.

— В 2005 году при переходе в Херсон мне судебная администрация купила квартиру, — сказал он журналисту.

В 2005 году как постоянное жилье квартиру площадью 46,99 кв. м в доме по ул. Патона, 9 получила судья Хозяйственного суда Херсонской области Татьяна Пинтелина. За 2014 год она задекларировала 206 тыс. 659 грн., то есть  в месяц по 17 тыс.  221 грн. зарплаты.

Пинтелина владеет жилым домом площадью 100 кв. м и квартирой в 60 кв. м.

К тому же сыновья судьи распоряжаются квартирами площадью 60 кв. м. и 41,2 кв. м. Кроме недвижимости, семья Пинтелиной имеет и денежные средства: на счету судьи находится 206 тыс. 659 грн., а у ее родных — 57 тыс. 480 грн.

Задекларированное имущество Татьяны Пинтелиной

Примечательно, что по расценкам сайтов недвижимости, двухкомнатную квартиру по ул. Патона можно купить за 25 тыс. долларов. Однако Пинтелина пожаловалась, что ее приобретение – совершенно не приспособлено для  проживания. Однако мысль отказаться от «ужасной» квартиры почему-то не пришла ей в голову.

— Это одно название, а не квартира, — заявила она журналистам. — Аварийный фонд! Дом стянут обручами, потому что проседал фундамент. На ул. Патона я не проживаю. Я ее со слезами на глазах получала. Вы подходящую идею подали. Пожалуй, откажусь от этой квартиры, — сказала Татьяна Пинтелина.

  Квартира «на память» о Херсоне

За пятнадцать лет четырнадцать квартир получили сотрудники прокуратуры. Как и следовало ожидать, этими счастливчиками оказались руководящие работники: прокурор Херсонской области Богдан Подубинский, начальник отдела областной прокуратуры Максим Кравченко, старший прокурор прокуратуры Днепровского района Херсона Людмила Партика, заместитель начальника отдела Елена Федоренко и др.

Богдан  Подубинский проработал прокурором Херсонской области с марта 2014 по апрель 2015 года. В апреле 2015 года он уже занимал должность первого заместителя прокурора Тернопольской области. Однако год руководства прокуратурой Херсонской области был результативным для Подубинского. Уже после пяти месяцев пребывания на должности он получил в постоянное пользование жилье площадью 26,1 кв. м по ул. 49-й Гвардейской дивизии. К слову, цены на двухкомнатные квартиры в этом районе колеблются от 25-ти до 32-х тыс. долларов.

Судя по декларации, прокурор мог и сам себя обеспечить жильем. К примеру, в 2013 году заработал 176 тыс. 766 грн., примерно по 14 тыс. 730 грн. в месяц, а доход его семьи (жена, дочь, сын) составил 51 тыс. 849 грн. В этом же году в его владении находилась квартира площадью 90,9 кв. м. Члены его семьи являлись полноправными собственниками еще двух квартир площадью 96, 9 кв. м. и 80,4 кв. м.

Задекларированное имущество Богдана Подубинского

о всей видимости, в Херсоне принято обеспечивать жильем исключительно начальство, причем, в обход общей и даже льготной квартирной очереди.

— Закон не запрещает человеку получать жилье несколько раз, — подчеркнула заместитель начальника управления учета, распределения и приватизации жилья горсовета Людмила Березная. — Если он сюда приехал по направлению выполнять обязанности областного прокурора, ему надо дать жилье. Он же не обыкновенный какой-то рядовой сотрудник.

Год — за десять

Немало квартир за прошедшее десятилетие было предоставлено военным. В частности, постоянное жилье получили 157 человек, а служебное – 50.

Так, счастливыми обладателями квартир стали областной военный комиссар Сергей Кока, заместитель военного прокурора Южного региона Константин Игнатов, бывший городской военный комиссар Владимир Савицкий, начальник КЭЧ Александр Мусиенко, командир Херсонского батальона Национальной гвардии Украины Вадим Матвеев, командир Херсонской зенитно-ракетной части Сергей Кононенко и др.

Еще 55 квартир выделили сотрудникам Службы безопасности, в том числе, Сергею Шевченко и Сергею Чичирко, которые в разные годы возглавляли областное управление СБУ, а также начальнику СБУ в Цюрупинском районе Александру Макаренко.

Причем, в нескольких случаях квартиры, предоставленные сотрудникам СБУ как служебные, меняли свой статус спустя несколько месяцев после того, как их владельцы получали ордера.

Стоит вспомнить, что в жилищном законодательстве указано: служебное жилье предоставляется должностному лицу как стимул для продолжения работы в той или иной организации. И оговаривается, что снять с квартиры статус служебной можно только в одном случае: если сотрудник, которому она предоставлена, проработал в учреждении не менее десяти лет!

 

Так, согласно ответу исполкома горсовета на информационный запрос журналиста, 19 марта 2009 года 2-комнатная квартира в доме № 23 по ул. Патона была предоставлена сотруднику УСБУ в Херсонской области Владимиру Политаеву. А 17 ноября того же года решением Херсонского горисполкома эта же квартира была исключена из числа служебных.

Решение исполкома Херсонского горсовета об исключении выделенной Владимиру Политаеву квартиры  из числа служебныхПохожая метаморфоза произошла с еще одной квартирой в том же доме. Ее тоже 19 марта 2009 года получил как служебную сотрудник СБУ Сергей Маляев. А 15 декабря 2009 года квартира перестала быть служебной.

Решение исполкома Херсонского горсовета об исключении выделенной Сергею Маляеву квартиры из числа служебных

Увы, областное управление СБУ отличается закрытостью, поэтому найти в открытых источниках какую-либо информацию о карьерном пути данных личностей оказалось невозможным. А хотелось бы знать, за какие заслуги два сотрудника менее, чем за год, смогли вывести квартиры, полученные в весьма престижном доме, из числа служебных.

В целом за прошедшие десять лет Херсонский горисполком принял решения о снятии статуса служебных с 252 квартир. Характерно, что не единожды облагодетельствованными оказывались работники силовых структур, которые вскоре после получения вожделенного жилья в собственность оставляли работу или переводились в другие регионы.

«Система себя не наказывает»

Херсонский общественный деятель Олег Мартыненко, который сам в бытность работником милиции столкнулся с несправедливостью при распределении жилья, считает, что обилие нарушений в этой сфере со стороны силовиков и законников — следствие желания городской власти сохранять хорошие отношения с милицией, СБУ, прокуратурой и судами.

«В милиции это — норма: по пять-шесть квартир начальники получают. Переезжают с места на место, квартиры не сдают, продают их, получают квартиры за счет рядового состава, которым квартиры эти не достаются, — говорит  Мартыненко. — Кто призовет их за это к ответственности? Ведь система сама себя не наказывает».

По словам юриста Людмилы Опрышко, проблему могла бы решить законодательная норма, запрещающая снимать с жилья статус служебного. Правда, по ее мнению, параллельно должны работать и другие нормы: увеличиться оплата труда работников силовых структур и уменьшиться проценты по ипотечному кредитованию. В этом случае работники милиции и спецслужб при желании иметь собственную квартиру в том или ином городе просто покупали бы ее в кредит. А освободившиеся служебные квартиры предоставлялись бы молодым или приглашенным специалистам, но — только на период работы в конкретной организации.

Однако если допустить, что такой механизм заработает, то чиновники потеряют  возможности, которые предоставляет им «решалово». Ведь «правильные» решения горисполкомов об исключениях квартир из числа служебных позволяют чиновникам мэрий просить силовиков и законников об определенных одолжениях взамен. Чаще всего чиновники нуждаются в том, чтобы правоохранители «не замечали» их «подвигов» на ниве собственного обогащения. Так возникает круговая порука: представители разных ветвей власти оказываются повязанными незаконными решениями, в результате которых разбазаривается жилищный фонд, а значит, и миллионы денежных средств, на которые он создан.

Еще одно следствие такой порочной системы: колоссальный дисбаланс в распределении жилья. В Херсоне продвижение квартирной очереди совершенно не касается ни рядовых граждан, ни людей, имеющих право на первоочередное получение жилья. Условия проживания самых нуждающихся горожан нисколько не улучшаются, и перспектив для этого нет никаких.

Тем временем, у «нужных» людей объектов недвижимого имущества становится все больше. Такое якобы законное распределение жилплощади будет существовать и дальше, пока в Украине действует Жилищный кодекс Украинской ССР 1983 года с более поздними поправками, позволяющий избранным выводить жилье из служебного, и вынуждающий неплатежеспособных граждан десятилетиями томиться в очереди на квартиру.

Как отметила по этому поводу Людмила Опрышко, «пока в сфере распределения жилья мы пользуемся постсоветским законодательством, возможностей для злоупотреблений — сколько хочешь, а контроля — никакого».

Расследование проведено при поддержке Международного фонда «Возрождение».
Источник: Центр журналистских расследований

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code