Ливаннаш: за что платят сирийцы

Перегляди: 448

Любой сириец с учебником истории в руках объяснит, почему «никакого Ливана нет»

Современная Сирия выглядит одним из самых несчастных государств Ближнего Востока. Гражданская война, нападение «Исламского государства», сотни тысяч беженцев, фактический развал государства, отдельные части которого контролируются различными политическими силами… На этом фоне мало кто уже и вспоминает, что еще недавно Сирия была самым настоящим региональным гегемоном, а ее правительство фактически контролировало не только свою территорию, но и соседнего Ливана. Причем последнюю — без желания власти и большинства населения соседней страны.

Впрочем, особого интереса к ливанским желаниям в Дамаске никогда не проявляли. Сирийское руководство и общество были уверены, что Ливан — это Сирия и есть. Дипломатические отношения между Ливаном и Сирией были установлены только в 2008 году, спустя шесть с лишним десятилетий после провозглашения независимости Ливана из которых сирийская оккупация продолжалась три десятилетия. Конечно, любой сириец с учебником истории в руках объяснит вам, почему никакого Ливана нет — как, впрочем, любой российский шовинист, вооруженный такой же книгой объяснит, почему нет Украины. И то, что с литературой у таких людей обычно соседствует автомат Калашникова — естественное следствие любой шовинистической идеологии.

Бейрут, Ливан

Протесты в БейрутеReuters

Ливан, конечно же, возник не просто так. А как родной дом арабов-христиан. И в Дамаске — как, впрочем, и в других арабских столицах — многое сделали для разрушения этого дома, чтобы Ливан не мог жить в мире с соседним Израилем. Не брезговали даже систематическим вытеснением и уничтожением христианского населения. Добившись гражданской войны с помощью своих же спецслужб и союзников, принялись умиротворять. Когда «умиротворили», добились от правительства в Бейруте подписания договора о братстве, сотрудничестве и координации, превратившего разрушенный Ливан в фактическую колонию сирийского режима. Когда стали появляться политики, выступавшие против колониального статуса Ливана, занялись их методичным уничтожением. Убийство экс-премьера Рафика Харири привело к настоящей революции и изгнанию оккупантов из Ливана. Но даже после этого сирийцы продолжали дестабилизировать ситуацию в соседней стране с помощью своей клиентеллы из шиитской организации «Хезболла».

Между прочим, радикальный шиитский сектор в Ливане играет роль своеобразного Донбасса, именно благодаря его действиям, в том числе и военным — ведь у «Хезболлы» своя армия — Ливан постоянно лихорадит и до краха сирийского режима страна оставалась в заложниках у Дамаска. О коррумпировании ливанских политиков, о «игре Ливаном» ради повышения роли Сирии в регионе, о сирийской и просирийской пропаганде в Ливане я уж и не говорю — все будет ровно так, как в случае с российскими действиями в Украине.

Бейрут, Ливан 2

Протесты в БейрутеReuters

И, кстати, певцом ливанско-шиитских и донбасских экстремистов в России является один и тот же человек — пропагандист Максим Шевченко. Сравним цитаты: "Хезболла — это политическая партия коренного населения Ливана, шиитского и православного, потому что православные в Ливане поддерживают «Хезболлу. Православные во время войны с Израилем были за Хезболлу. Сегодня православные — за Хезболлу… Россия является союзником Хезболлы, потому что Хезболла является одним из ключевых элементов сопротивления интервенции США, Европейского союза, Израиля и ваххабитов, салафитов вместе с Аль-Каидой на территорию свободной, независимой Сирийской республики». И о Донбассе: «ДНР и ЛНР ближе к европейским ценностям, чем Киев со всей остальной Украиной. Потому что Киев с Украиной строят либерал-фашистское тоталитарное государство, а те ценности, на которых выросла Европа — свобода, народовластие, городская комунна — это то, что я видел в Стаханове. Мэр Дебальцева Дрёмов с его казаками к Европе гораздо ближе, чем Турчиновы, Яценюки, Порошенко...».

Совпадение? Не думаю. Просто одно и то же управление в российских спецслужбах.

Но есть один очень важный вопрос — а как сирийское общество все три десятилетия относилось к изнасилованию Ливана? Положительно, конечно. Ливан же — наш. Политиков, которые посмели бы напомнить сирийцам, что они уничтожают нормальную жизнь в другой стране, не находилось даже среди оппонентов диктатуры семейства Асадов. Ведь народу нравилась такая роль Сирии — собирательницы земель. И оппозиционные настроения в Сирии начали нарастать уже после того, как ее войска ушли из Ливана. Собственно, в результате «Хезболла», созданная для того, чтобы дестабилизировать Ливан, теперь вынуждена посылать боевиков в Сирию для защиты правительства Асада. А сирийские граждане покидают разрушенную и бесперспективную страну — так, как это годами делали ливанцы, жившие до успеха сирийского дестабилизационного проекта в настоящей Швейцарии Ближнего Востока, прекрасной мирной стране, которая не хотела ни с кем воевать и нашла баланс межконфессионального сосуществования.

Когда россияне сегодня включают телевизоры и смотрят на бредущих в никуда сирийских беженцев, еще вчера веривших, что «Ливаннаш», пусть они на мгновение подумают о себе, «Крымнаше», войне в Украине и представят себя и своих близких на месте этих несчастных. Оккупация чужой страны — это всегда мина замедленного действия. И эта мина обязательно рано или поздно разорвется в доме оккупанта.

Виталий Портников

Источник: Главред

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code