Мафия бессмертна? Почему стало возможным строительство «царь-будки» в центре Николаева

Перегляди: 378

Вечер был спокойным и не предвещал ничего необычного. Вдруг «ожил» мобильный телефон. На дисплее – незнакомый мне номер. Я снял трубку. Звонили организаторы первых в истории города открытых общегородских общественных слушаний по вопросу строительства в Николаеве ресторана «Мафия». Без долгих объяснений они предложили мне стать ведущим этих слушаний. Я взглянул на часы. Слушания были назначены на завтра. До их начала оставалось 15 часов.

Вообще-то я и сам собирался пойти на это мероприятие и даже выступить на нём, но быть ведущим…

Предложение было неожиданным и несло в себе определённый риск. Скандал вокруг этой стройки, развернувшейся в самом центре исторической части города, был нешуточным. По социальным сетям прокатилась волна возмущения. Горожане негодовали: на месте скромного здания бывшей пристройки к трамвайной подстанции стремительно разрастался огромный, во всю ширину бульварной части проспекта, стеклянный куб. На фоне этого сооружения само историческое здание подстанции — нарядной архитектуры дом с башенкой и колоннадой у входа — буквально терялся, становился второстепенным и малозначительным. С давних пор именно это оригинальное строение трамвайной подстанции было своеобразной «визитной карточкой» Николаева. Оно изображено во множестве рекламных проспектов и туристических справочников. И вдруг, на тебе – «Мафия»!

Впрочем, раздавались голоса и в поддержку стеклянного куба: «Не мешайте инвесторам», «Подумаешь – визитная карточка», «Специально, назло вам всем пойду посидеть в новом кабаке» и так далее…

Вести диалог, на котором сойдутся десятки людей с противоположной точкой зрения – это всё равно, что оказаться между молотом и наковальней. Тем более, что моя собственная точка зрения — «против Мафии» — была широко известна, и я отнюдь не был нейтральным «Нипричем». Позже я узнал, что до этого несколько уважаемых и известных в городе людей благоразумно отказались вести эти слушания и посоветовали меня.

Тем не менее, я согласился. Дело в том, что вопрос, который поднимали организаторы, был для нашего города не просто важным, он был важнейшим: никем не сдерживаемый строительный произвол уже привёл к тому, что Николаев, некогда город с классической архитектурой, стремительно теряет своё лицо. И попытка горожан впервые в истории города провести открытые общественные слушания, чтобы остановить этот «беспредел», была знаковой. Эти слушания создавали ПРЕЦЕДЕНТ участия самих горожан в формировании облика и наведении порядка в своём городе. И вести такие слушания я почел за честь!

Кроме того, опыт проведения подобных мероприятий у меня был: мне и раньше не раз доводилось выступать в качестве посредника, когда в городе возникала напряженность между определенными группами людей. Диалоги, проводимые в рамках моего проекта «Шаг навстречу», неоднократно освещались в прессе и на страницах Интернет-изданий. Правда, эти диалоги я готовил сам и заранее оговаривал условия, на которых стороны будут вести диалог. Сейчас же всё было по-другому. Пришедшие на встречу граждане, не будучи связанными никакими условиями, могли повести себя в зале как угодно и закончиться такие слушания могли чем угодно…

Но то, что организаторы встречи за 15 часов до её начала обращаются ко мне, незнакомому им человеку, говорило только об одном – вести слушания больше некому и, если не я, то кто?

Прецедент

Общественные слушания в отдельных дворах и микрорайонах города по поводу местных проблем бывало, случались и раньше. Но заранее объявленные, открытые общегородские слушания – никогда!

Народу на слушания собралось больше, чем я ожидал. Зал городского Дворца творчества учащихся был изрядно заполнен, хотя и свободных мест было немало. Вероятно, эти места ждали как раз тех горожан, которые, называя себя неравнодушными, тем не менее остались лежать дома на диване… Регистраторы зафиксировали явку – 191 чел.

В зале присутствовали:

От организаторов слушаний — Евгения Матейчук, руководитель областного отделения партии «Демократический альянс», Илья Шполянский – председатель ассоциации ветеранов и инвалидов АТО, Денис Барашковский – глава общественной организации «Центр антикоррупционных расследований», Антонина Галкина – председатель общественной организации «Общее дело».

От «Мафии» — архитектор проекта Атанасов (в прошлом — начальник управления градостроительства и архитектуры Николаевской облгосадминистрации), представитель застройщика, имя которого я не запомнил, обслуживающий адвокат фирмы-застройщика Данилова и Александр Шапочинский, вошедший в состав счетной комиссии.

От руководства города – городской голова Александр Сенкевич, главный архитектор города Анна Палеха, представители строительной инспекции, национальной полиции, пожарной охраны.

И слушания начались. С самого начала во избежание конфронтации в зале я обратился к участникам и попросил их не делить зал на две группы «За» и «Против», а рассматривать всех нас, как единую группу – николаевцев, которым не безразличен наш город и которые вместе хотят приложить силы для его развития и процветания.

Представители застройщика с самого начала, уже при решении организационных вопросов, избрали тактику затягивания процесса. Особую активность в данном вопросе (как и при решении многих последующих) проявлял некто Александр Шапочинский. Избрание руководящих органов слушаний: счетной комиссии, секретаря, проходило с большим трудом и заняло немало времени. Особенно долго спорили о повестке дня. Городской голова предложил заслушать вначале представителей застройщика, а потом дать слово всем остальным. Представители застройщика напротив — настаивали, чтобы последнее слово было за ними.

В конце концов участники слушаний проголосовали за предложение «Мафии» — дать им слово в конце. На все эти процедурные моменты ушло более часа времени. В целом же слушания длились без перерыва более трех с половиной часов.

Я не стану описывать и пересказывать ход прений по вопросу строительства ресторана. Скажу только, что с самого начала мне стало ясно, что со стороны застройщика в зале присутствует большая и заранее подготовленная группа людей. Вычислить их не представляло никакого труда: сидели они компактно, голосовали одинаково, вели себя шумно и даже пытались, когда их что-то не устраивало, скандировать традиционное «Ганьба!». В общем, их поведение напоминало поведение футбольных болельщиков, или участников какого-то популярного телешоу. Для полноты сходства не хватало только пива и попкорна. В остальном большинство присутствующих горожан вели себя нормально и действительно хотели услышать ответы на волнующие их вопросы. Здесь были и те, кто «За», и те, кто «Против», и те, кто пока еще не определился.

Чтобы понять, что же привело две сотни горожан в выходной день в этот зал и что заставило их высидеть на слушаниях более трёх часов без перерыва, мы должны ненадолго отойти от самих слушаний и совершить краткий экскурс в суть вопроса.

Лицо города

Когда-то Николаев был очень красивым для своего времени городом, выстроенным в классическом стиле. Прямые, широкие улицы. В центре — дома из желтого пиленого известняка. Каждое здание имело свой неповторимый облик и хорошо запоминалось.

Шли годы. Один за другим над Николаевом проносились страшные ураганы истории: погромы, революции, войны. Они не щадили наш город. Одно за другим исчезали с лица земли старинные, запоминающейся архитектуры здания, создававшие его неповторимое лицо.

Здание городской управы на Соборной площади (разрушено в период оккупации города немецко-фашистскими захватчиками в 1941 – 1944 г.г.), гостиница «Лондонская» (сгорела при отступлении советских войск в 1941-м году), Дом Аркаса (сгорел вскоре после войны), аптека Вимута (снесена при постройке «обкомовского» дома и магазина «Молодая гвардия» в 70-х)... Этот печальный список можно было бы продолжить.

В период массового строительства 60-х и 70-х дома сносили чуть ли не целыми кварталами. На их месте возникали новые высокие, добротные, но уже не блиставшие архитектурой здания. Как результат — сегодня улица Соборная уже не та... Унылые, давно не знавшие ремонта «сталинки». Красивых старых зданий на центральной улице города осталось совсем немного. Их можно буквально пересчитать по пальцам.

Одно из них – здание николаевской трамвайной подстанции. Его неповторимый облик и удобное место расположения стали предпосылками того, что именно ему суждено было стать «визитной карточкой» нашего города, его лицом.

Здесь, на пересечении Соборной и Херсонской – особое место, где всегда кипела жизнь. Отсюда начиналась базарная площадь. Сюда съезжались гости города, купцы, шла бойкая торговля, заключались контракты и сделки.

Сюда для удобства горожан власти пустили вначале конную железную дорогу, а позже знаменитый «Николаевский трамвай». Узкоколейные вагончики трамвая в те времена ходили не по Глазенаповской (Декабристов), а прямо по Соборной. Чтобы питать трамвайную электросеть здесь и была построена трансформаторная подстанция. Несмотря на своё чисто техническое предназначение, здание получилось нарядным и весьма запоминающимся.

Башенка подстанции немало повидала на своём веку. Прямо перед ней в 80-е годы XIX века в память об убиенном террористами императоре Александре II была построена Александровская часовня. Улица Соборная тогда тоже на время была переименована в Александровскую. Позднее Соборной вернули её прежнее название, а часовенку разобрали.

В годы Великой Отечественной войны здесь на самом видном месте стояли виселицы. На них фашисты вешали жителей города, казнили заложников и подпольщиков. В частности, на одной из них 5 декабря 1942 года были повешены пионеры – герои, подпольщики Шура Кобер и Витя Хоменко.

После войны, когда настал час расплаты, прямо перед башенкой трамвайной подстанции была сооружена еще одна высокая и мощная виселица. Её специально воздвигли только ради одной казни. Казнь должна была состояться показательно, публично, как символ неотвратимости возмездия тем, кто разрушал наш город и убивал его жителей. На этот раз на виселице были повешены те самые оккупанты, которые два с лишним года зверствовали в Николаеве. Это стало наглядным уроком для тех, кто думает, что сможет избежать суда истории.

Мой отец, будучи пятнадцатилетним мальчишкой присутствовал на этой казни вместе с тысячами других горожан, собранных на базарной площади. Он рассказывал, что в ожидании казни люди заполнили здесь всё пространство. Влезали на решетчатые трамвайные столбы, сидели на крыше трамвайной подстанции и обувной фабрики, стоявшей раньше там, где теперь памятник корабелам (в просторечии «Шараев курган»).

И вот, на грузовиках «Студебеккер» с открытым верхом и опущенными бортами прямо с места проведения суда, из муздрамтеатра, осужденных доставили к месту казни. Грузовики остановились прямо под виселицей.

Справа и слева от каждого из казнимых стояли конвойные. Один из осужденных не мог сам стоять на ногах. Его держали под руки. Стоящим на борту фашистам накинули петли на шеи. Машины отъехали и семеро бывших грозных завоевателей остались беспомощно болтаться на верёвках.

Позже отец видел, как мальчишки из соседних дворов, взяв длинные палки, толкали повешенных, раскачивая их окоченевшие от холода трупы на виселице. Висельники крутились и качались из стороны в сторону, с глухим стуком ударяясь друг о друга.

Башенку трамвайной подстанции время пощадило. Её не посмели осквернить ни революционеры, ни чужеземные захватчики. И вот сегодня, когда, казалось бы, ей ничего не угрожает, нашлись люди, которые хотят это сделать. Нет, они не собираются её разрушать. Они просто загораживают её со всех сторон.

Здания такого рода ценны тем, что создают архитектуру города. Они украшают перспективу, красиво смотрятся издалека. Они должны быть открыты взору людей, иметь много места вокруг себя, чтобы не вплотную, уткнувшись носом в стену, а издалека можно было бы полюбоваться их красотой. Раньше башенка подстанции отлично смотрелась и с запада (от самого Пушкинского кольца) и с Востока (со стороны Садовой). Сегодня её буквально душат, загораживая со всех сторон: с запада её загородил огромный рекламный щит-телевизор, с востока – наглухо закрыл стеклянный «аквариум» ресторана «Мафия».

Впихнуть «невпихуемое»!

...Защитники «Мафии» всячески пытаются увести разговор в сторону, перевести его в плоскость обсуждения соответствия возводимого ими здания ресторана нормам СНиПа. Это хороший, ловкий ход! Это даёт «адвокатам» «Мафии» возможность сослаться на авторитет. Оправдать происходящее, подкрепив свои доводы авторитетом документа, авторитетом закона.

Однако, они забыли об одном: речь ведь идёт не только, и не столько, о самом здании ресторана и его соответствии строительным нормам и правилам, сколько о том, на сколько это здание уместно именно здесь! Ведь оно еще больше закрывает и так уже со всех сторон зарытую достопримечательность нашего города.

Есть такое понятие: НЕУМЕСТНО!!! Оно не прописано ни в каких документах, но люди здравые его понимают. А уж представители высоких органов, отвечающих за облик города, должны, казалось бы, понимать, как никто другой…

Таких неуместных строений в нашем городе год от года становится всё больше.

Явно не на своём месте находятся гигантский недострой жилого комплекса «Адмиральский», который полностью поломал архитектурное пространство в районе Соборной площади и обладминистрации.

Другой пример — «Бешеная капуста» на Флотском бульваре, сломавшая его строгую перспективу (создатели этого сооружения утверждают, что оно символизирует цветок лилии).

Третий — красная коробка магазина «Фокстрот», полностью заслонившая вид на комплекс павильонов Центрального рынка, и (через дорогу) — два офисных центра, беспардонно «всунутые» по бокам пригородного автовокзала.

Печальный список неуместных объектов, возникших при попустительстве и с благословения местных чиновников от архитектуры, можно было бы продолжить.

Необходимо понимать, что речь идет не только о строительстве этого злополучного ресторана, вопрос стоит гораздо шире – о спасении всего архитектурного облика нашего города!

Что же касается «Мафии», то думаю, что будь этот ресторан построен где-нибудь в другом месте города (а таких пока вполне достаточно), никто бы и слова против не сказал!

В самом деле: в Николаеве полно мест, которые до настоящего времени толком не освоены: «гуляет» место на Темводе, на Лагерном поле. А ведь это не Корабельный район и не Матвеевка. Отсюда до центра города 20 минут ходу пешком и всего 5 минут на машине. Но нет, застройщики норовят «влезть на голову» людям и впихнуть стеклянный куб прямо посреди улицы за счет застройки бульварной части проспекта.

К слову, говоря об уместности, стоит заметить, что рестораны киевской ресторанной сети «Мафия» есть и в других городах. Один из них я своими глазами видел во Львове. Однако, на сколько же непритязательно и уместно он смотрится там по сравнению с огромной николаевской «будкой»!

Львовяне тоже расположили ресторан в центре. Но, заботясь об архитектуре старинного города, они не выделяли под эту стройку отдельный участок земли, а нашли место на первом этаже обычного многоэтажного здания, где вход в ресторан, украшенный фирменной «фишкой» этой сети – нарядной люстрой, висящей прямо на улице у входа в заведение, выглядит гармонично и вполне пристойно. Но Николаев не Львов…

«Царь-будка»

В отсутствие рабочих мест на заводах, которые давно не работают и практически закрыты, жители города, кто как, пытаются наладить свой собственный маленький «бизнес».

В последние годы Николаев стремительно застраивается торговыми павильонами. То тут, то там возникают вначале «блошиные рынки», потом на их месте появляются киоски, «наливайки», «позвонишки», холодильники с пивом, ситилайты и прочие постройки. По некогда прямым и просторным николаевским улицам в последнее время стало тесно ходить. Особенно в районе перекрёстков. На остановках общественного транспорта не протолкнуться: построенные прямо на остановке павильоны принуждают горожан ожидать транспорт, стоя на самом краю тротуара, буквально выталкивают людей под колёса проходящих мимо машин. Из-за понаставленных на остановках ситилайтов, закрывающих обзор, практически не видно номера подходящих к остановке маршрутных такси. Чтобы увидеть номер, приходится выходить на проезжую часть. Это очень неудобно. Но кого, кроме пассажиров, это волнует?

Возводимые из стекла и металлопласта коробки торговых павильонов, кафе, магазинчиков и «наливаек» лишены какого бы то ни было архитектурного стиля, они все на одно лицо. Фактически – это те же будки, и «стиль» у них один.

«Стиль» один — размеры разные…

В этом смысле гигантский (по сравнению с рядом стоящими магазинчиками и будками) стеклянный куб «Мафии», это не просто будка. Это – «Царь будка»!

Сторонники «Мафии», пытаясь защитить своё творение, рассуждают о том, что в мире есть немало зданий, вызывающих неоднозначную реакцию и даже раздражение публики. И, как правило, приводят в пример Центр Жоржа Помпиду в Париже, давший в своё время толчок к созданию стиля «хай-тек». Да, это здание весьма необычное и относиться к нему можно по-разному. Не скажу, что мне оно нравится, но понимаю, что оно несёт в себе нечто новое, некую новую идею. Скажу более: даже у Эйфелевой башни при её строительстве было множество противников. А сегодня мы представить себе не можем Парижа без Эйфелевой башни!

Но и Центр Жоржа Помпиду, и Эйфелева башня – это нечто НОВОЕ! А, позвольте спросить: что нового в стеклянном аквариуме ресторана «Мафия» в Николаеве? Попытки увязать стеклянный куб «Мафии» с шедеврами мировой архитектуры хромают на обе ноги. Как в известной украинской пословице: «Коня кують, а жаба і собі ногу підставляє». И, опять-таки, речь ведь идет не об архитектуре здания, а о его уместности.

В Николаеве немало мест, которые, помимо официального названия, имеют еще и народное: Флотский бульвар – «БАМ», памятник корабелам – «Шараев курган», областной дворец культуры – «Смольный», кафе «Лето» — «Рваные паруса».

Продолжая эту народную традицию, самым уместным будет дать ресторану «Мафия» прозвище «Царь будка»! И пусть строители этого заведения не обижаются, ведь всё, что о тебе ни пишут (кроме некролога) – это реклама!

«Семейные» ценности

Улыбку вызывают попытки владельцев ресторана «Мафия» позиционировать себя, как заведение для семейного досуга и питания, как ресторан, уважающий и пропагандирующий семейные ценности.

Дело в том, что два слова: «Семья» и «Мафия», будучи произнесены раздельно, не несут в себе никакой неопределённости, они вполне однозначны в понимании и очень далеки друг от друга по смыслу.

Семья – это мама, папа, дети, внуки, уютный дом, добрые, основанные на взаимном уважении и доверии отношения, благонамеренность, почитание и соблюдение законов общества и государства.

Мафия (итал.) – это преступное сообщество, состоящее из множества структурных подразделений: мафиозных «семей». Обязательным элементом мафии является также наличие подкупленных («коррумпированных») чиновников из числа сотрудников органов местного самоуправления, государственной власти, полиции, прокуратуры и т. д.

А вот понятие мафиозная «семья» сложнее для понимания, и о нём стоит рассказать поподробнее.

Мафиозная «семья» (в славянской языковой традиции – банда, кодлан) — это её глава – «Капо», «Дон», или «Крестный отец» (в советской традиции «Пахан»), его ближайший помощник и советник (consigliere), руководители команд – caporegime (в советской традиции – бригадиры «бригад») и рядовые бойцы мафии. Участники такой «семьи» связаны не кровным родством, а общим интересом, прежде всего это – Деньги и Власть, а также общими правилами, например – круговой порукой (в итал. Omerta – закон молчания).

У большинства из членов мафии есть и своя обычная семья – жена, дети, внуки, но она не имеет отношения к «семье» мафиозной.

Уроки «Мафии»

Но вернёмся к общественным слушаниям. То, что на них произошло, это не только прецедент общегородского народного волеизъявления. Это еще и УРОК. Горький урок всем нам! Ведь народ в нашем городе живёт разный, и мнения, которые высказывают люди, могут быть диаметрально противоположными. И определить, какое из мнений поддерживает большинство горожан, очень непросто. В самом деле: как это сделать? Общественные слушания? Пожалуй, они хороши для того, чтобы сторонники разных точек зрения могли услышать друг друга. Но что касается принятия окончательного решения, которое выносят на слушаниях, то всё не так однозначно.

Во-первых, явку жителей города на слушания каждая из сторон может умышленно организовывать. И тогда получится, что победит мнение не тех, кого больше в городе, а тех, кто сумел лучше организовать публику, «заинтересовать» её придти на слушания (я уверен, что именно так и произошло в этот раз).

Во-вторых: насколько представительными могут быть такие слушания? Сколько горожан могут одновременно принять в них участие? На этот раз пришли около 200 человек. Но что такое мнение 200 человек в полумиллионном городе? А если придут больше, то где, в каком зале их собрать? Да и сколько же времени уйдёт на такие слушания, если хотя бы каждый десятый захочет выступить? В данном случае действо длилось без перерыва три с половиной часа! Именно это стало причиной того, что из предложенных в ходе собрания десяти пунктов проекта решения был проголосован только один, главный – «да» или «нет» говорит народ «Мафии»? С перевесом в 6 голосов народ сказал «Мафии» — «ДА»! И теперь горожанам, которые против «Мафии», некого винить, кроме самих себя. Надо было «встать с дивана», придти на слушания и проголосовать.

Помнится, в 2015 году у новоизбранного мэра города была очень хорошая, свежая идея — разработать и внедрить электронный «Билет Николаевца», своеобразный ключ к получению услуг и участию в жизни города. Сейчас она была бы очень кстати!

Совершенно очевидно, что назрела потребность создать общегородскую систему электронного голосования. Чтобы каждый горожанин мог проголосовать за предложенные варианты решений, не выходя из дома: через компьютер или с мобильного телефона. А обсуждение проводить в начале в медиа-пространстве, потом (для желающих) на очных слушаниях, и только после всего – провести голосование в Интернете.

В ходе слушаний очень рельефно проявилась слабость позиции официальных (формальных) городских властей. Уже одно то, что слушания проводились не по инициативе «власти», а общественниками (честь им и хвала) — о многом говорит...

Позиция официальных лиц типа: «моя хата с краю», «мы ничего не можем сделать» и «всё было решено до нас» никак не способствовала победе противников хаотической застройки города. А вот «Мафия» — молодцы! Они действовали организованно, слаженно и напористо. Они преподали урок всей николаевской общественности и продемонстрировали, что реальная власть в городе — не общественники и не формальные органы местного самоуправления. Пока что реальная власть в городе, это они — МАФИЯ!

А потому строители ресторана ведут себя вполне уверенно и бесцеремонно. Вместо согласованной властями реконструкции небольшого здания клуба «Дикси Барбекю», фактически проводят новое полномасштабное строительство. Внесли изменения в первоначально согласованный план постройки (естественно – в сторону увеличения размеров здания). Строят анонимно — не поставили положенный указатель: что именно строится и кто это делает (в ходе слушаний они утверждали, что указатель поставили, но он был таинственно похищен неизвестными злоумышленниками). Превысили согласованную высоту здания. Не пускают на объект представителей полиции, строительной инспекции, депутатов горсовета. Непонятно, где владельцы ресторана намерены устроить парковку для машин (а она должна быть обязательно). Говорят, что они рассчитывают получить под парковку участок земли по соседству – за улицей Московской. Опять таки – за счет бульварной части проспекта. Ходят слухи, что под строящимся зданием ими был вырыт совершенно не предусмотренный проектом глубокий подвал, а когда об этом стало известно, они якобы пообещали его засыпать. Но «обещанного три года ждут» — пока что строительство идёт полным ходом.

P. S.

Во всём этом деле остаётся недосказанным один очень важный момент: город так и не получил ответа на вопросы – кто всё это разрешил? И что именно разрешил?

Например, уже известно, что, разрешили одно, а строят другое: застройщики отклонились от согласованных размеров строения в сторону увеличения здания. Если это так, то они обязаны остановиться и вернуть всё к согласованным размерам.

Ресторан строится прямо посреди проспекта за счет его бульварной части, которая даже в принципе застройке не подлежит.

Понятно, что киевским дельцам всё равно, как будет выглядеть наш город, им лишь бы открыть ресторан и получить доход. Но есть наши николаевские «ответственные лица», которые обязаны следить за тем, что происходит в строительной сфере города. Те, кто еще в 2015-м году рассматривал этот вопрос и дал разрешение на строительство.

Так вот, фамилии этих людей до сих пор не названы. И если этого не сделать сейчас, то строительный беспредел в городе будет продолжаться и дальше.

Люди, которые это разрешили, либо допустили головотяпство в исполнении своих служебных обязанностей, либо дали разрешение за взятку и, стало быть, сами являются частью мафии уже в прямом смысле этого слова и без всяких кавычек. Считаю, что их имена обязательно надо назвать. Как говорится: «Имя, сестра, имя»!!!

В случае с рестораном «Мафия» в Николаеве, как в капле воды отразилось всё, что в действительности происходит за кулисами официального управления городом.

И сегодня органам местного самоуправления предоставляется уникальная возможность доказать и показать, что власть в городе – именно они, а не «серые кардиналы» и «решалы», о которых николаевцы вполголоса разговаривают на кухнях.

Сейчас «мяч» снова находится на стороне городских властей. Именно они, и только они, независимо ни от каких рекомендаций общественных слушаний, вправе и обязаны вынести окончательный вердикт. Каким он будет? Посмотрим.

Сказать честно, мне жаль, что у владельцев этого ресторана всё так сложилось с его строительством. Будь они чуть поаккуратнее в выборе места для своего заведения, наш город получил бы еще один ресторан, а они – прибыль и уважение. А так, они получили головную боль и сомнительную репутацию, а мы получили в городе еще один конфликт и скандал, еще одну причину разделения горожан на «За» и «Против», а ведь в последние годы этих причин и без того хватает…

Разрешать конфликты между горожанами путём диалога (в частности – общегородских общественных слушаний) – дело важное и нужное. Но куда важнее было бы не создавать такие конфликты.

Несомненно одно: слушания состоялись! Николаев получил первый ценный опыт их проведения. Создан ПРЕЦЕДЕНТ. А дальше городская община имеет возможность чаще пользоваться таким инструментом народного волеизъявления, как слушания, а горожане могут быть более толерантными друг к другу и более мудрыми в своих решениях.

Источник novosti-n

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code