Майдана не будет. Почему украинцы не готовы к массовым протестам

Перегляди: 468

Количество недовольных ситуацией в стране украинцев растёт, но выходить на акции протеста готов лишь каждый пятый. Активизировавшаяся перед выборами «проукраинская оппозиция» пытается использовать эту ситуацию в своих интересах 

По данным исследования социологической группы «Рейтинг», 72% украинцев уверены, что наша страна развивается в неправильном направлении. Падает и уровень поддержки власти — действия правительства и парламента не одобряют и скорее не одобряют 84% граждан, президентский рейтинг ненамного лучше — Петром Порошенко недовольны 67% украинцев (в сентябре 2014-го — 35%). В последний раз такой высокий уровень недовольства фиксировался в марте 2012-го, после чего правительство Азарова в преддверии парламентских выборов подняло соцвыплаты.

Однако сейчас, несмотря на такое же тотальное недовольство властью, готовность людей выходить на акции протеста парадоксальным образом падает. Об этом свидетельствуют данные социсследования Фонда «Демократические инициативы». В июле фонд выяснил, что лишь немногим больше 18% украинцев готовы митинговать. В январе, после резкого подорожания товаров и коммунальных тарифов, таких было 42,4%, а в декабре 2013-го, во время Майдана, — 27,6%.

У социологов есть своё объяснение таких настроений общества. "Для того чтобы начались массовые протесты, нужны лидеры, которые их возглавят, а также понятная цель, — объяснила Фокусу Ирина Бекешкина руководитель Фонда «Демократические инициативы. — Сейчас нет ни лидеров, ни цели. Выйдут люди, и что дальше? Цены упадут, Донбасс вернётся? Конечно, нет! Так что не удивляйтесь этой пассивности. Опыт показывает, что украинцы в целом не склонны к иррациональному поведению». Тому доказательство — новейшая украинская история. Так, в начале 2009 года уровень недовольства ситуацией в стране достиг рекордных 85% (данные Центра Разумкова), но никаких массовых акций протеста, как и сейчас, не наблюдалось. Есть ещё одна причина, по которой вероятность третьего Майдана сегодня крайне мала. Дело в том, что в стране нет ни одного топ-политика, уровень доверия к которому превышал бы уровень недоверия. А это значит, что массово вести людей на баррикады пока некому.

Впрочем, предсказать революцию сложно. По словам социологов, с которыми пообщался Фокус, за несколько недель до начала Евромайдана уровень протестных настроений был некритичным — выйти на митинги готовы были около 30% украинцев. Но для начала революции совсем не требуется, чтобы на улицы вышла половина страны. Главное — катализатор. Во время Революции достоинства им стало избиение студентов на майдане Незалежности, хотя активное участие в событиях осени 2013-го — зимы 2014 года, по разным оценкам, приняли не более 12–15% украинцев.


Кликнуть для увеличения


Примечательно, что сейчас самый высокий уровень протестных настроений наблюдается в Западной Украине, где электорат традиционно наиболее патриотичен. Там участвовать в демонстрациях готовы 28,4%. Для сравнения: на востоке этот показатель равен 10%, на освобождённых территориях Донбасса — менее 5%. Неудивительно, что в этот раз, традиционно опираясь на электорат в западных областях страны, ультрапатриоты раскачивают тему «сдачи Донбасса сепаратистам» и «зрады», которая стала главной на акции протеста под стенами Верховной Рады 31 августа.

Однако привести страну к революции этот вопрос вряд ли сможет. В качестве катализатора нельзя рассматривать даже смерть трёх бойцов Нацгвардии, защищавших здание парламента и погибших от разрыва гранаты. Ведь, в отличие от событий Революции достоинства, более мощную общественную поддержку в этот раз получили как раз правоохранители, а не протестующие.

Куда опаснее для нынешней власти — недовольство экономической ситуацией в стране. Исследование группы «Рейтинг» подтверждает, что проблемы роста цен, безработицы и падения курса гривны украинцев волнуют ничуть не меньше, чем война на востоке страны. «Все исследования показывают, что люди хотят мира, зачастую уже любой ценой, и чем ближе к линии фронта, тем такие настроения сильнее, — говорит Владимир Паниотто, директор Киевского международного института социологии. — Причиной протестов скорее могут стать социально-экономические проблемы, возможно, коррупция». Кстати, не так уж и много украинцев считают коррупцию в гос­органах одной из главных проблем для себя лично — только каждый пятый. Тогда как 51% сограждан в первую очередь волнует рост цен.

Апология «зрады»

Поскольку электоральный пирог из тех самых 72% недовольных ситуацией в стране велик, агиткампания с соответствующими лозунгами уже набрала обороты. За два месяца до местных выборов общественное настроение в своих целях пытаются максимально использовать все политические силы, которые позиционируют себя в качестве оппозиции. Наиболее активны ультрапатриоты, перешедшие в оппозицию: Радикальная партия Ляшко, Правый сектор, а также Свобода и недавно созданный УКРОП — проект Игоря Коломойского и его днепропетровских друзей.

Впрочем, открытых призывов «идти на Банковую» уже не слышно. Возможно, потому что психологически страна ещё не оправилась от кровавого протеста под Радой. Вместо этого ставка сделана на медиаактивность партий и их лидеров.

Столкновения правоохранителей и протестующих против внесения изменений в Конституцию Украины под стенами Верховной Рады, 31 августа 2015 года

Так, РПЛ, Правый сектор, свободовцы и УКРОП твердят о «зраде» где только можно. «Режим в агонии»,  — пишет Ляшко на своей страничке в Facebook. «Власть строит диктатуру», — обращается к народу с телеэкрана Олег Тягнибок. «Власть сотрудничает с врагами украинской государственности»,  — говорится в партийном заявлении УКРОПа, намекая на Оппозиционный блок, вместе с Блоком Петра Порошенко и Народным фронтом проголосовавший в первом чтении за внесение изменений в Конституцию. Поводы таких заявлений самые разные — от пресловутой липецкой фабрики «Рошен» до контрреволюционной деятельности. Но топ-тема — обвинения в сдаче Донбасса сепаратистам и Кремлю.

В то же время другие представители «проукраинской оппозиции», Самопомич и Батькивщина, хоть и голосовавшие против внесения изменений в Конституцию, формально остаются в парламентской коалиции, следовательно, критикуют власть осторожнее.

Оппозиционный блок, состоящий из бывших регионалов, сейчас и вовсе можно назвать самой конструктивной оппозицией. Из всех оппозиционных сил агиткампания ОБ, на удивление, наименее агрессивна по отношению к власти. Возможно, экс-регионалы понимают, что мобилизовать свой электорат с помощью масштабных акций протеста у них не выйдет. Социологи отмечают, что сторонники Оппозиционного блока — в большинстве своём приверженцы патернализма, соответственно, их нельзя причислить к активной части общества, готового выйти на улицы без материального поощрения. Поэтому в нынешних условиях, когда активно протестовать готовы в первую очередь патриоты, «бывшие» вряд ли смогут организовать контрреволюцию — скорее реванш посредством выборов.

Несмотря на то, что осенью в Украине состоятся местные, а не парламентские или президентские выборы и никакой мэр или депутат облсовета не в состоянии определить позицию страны по глобальным вопросам, для избирателей позиции партий по Крыму, Донбассу и Конституции всё равно будут иметь значение. В этом уверен политтехнолог Сергей Гайдай. «Для любой политсилы важно прежде всего определиться со своим местом на шкале власть — оппозиция, — сказал онФокусу. — Потому на местных выборах партии одновременно будут работать на двух уровнях. Общеукраинском — и дальше говорить о стратегических темах, и местном — о школах и дорогах».

Пауки в банке

Попытка «проукраинской оппозиции» завоевать симпатии настроенных против власти патриотов, по мнению социологов, может сыграть с ней злую шутку. Ведь острая внутривидовая борьба на одном электоральном поле с условным названием «зрада» неизбежна. «Посмотрите на все эти партии, — говорит Ирина Бекешкина. — Что первые, что вторые, что третьи без устали кричат: „Зрада!“ Но если так, то избиратель скоро задумается, чем же они друг от друга отличаются и, что самое главное, кто „зраднык“ внутри них самих». Собственно, конкурентная борьба уже началась. Так, топ-спикер укропов Борис Филатов, критикуя власть на своей страничке в Facebook, не упускает случая пнуть при этом свободовцев. «Можно не любить радикалов, укропов, бютовцев, Самопомич и правосеков. Но представители этих политсил не бегали с палками, не били милиционеров и не приводили под стены Рады феерических идиотов а-ля Фарион (бывший народный депутат от Свободы. — Фокус)», — написал Филатов после событий 31 августа.

Чем ближе ко дню местных выборов, тем громче будут звучать лозунги «патриотической оппозиции». Ведь для большинства политических сил эти выборы — лишь трамплин к досрочным парламентским и президентским, к проведению которых уже призвала партия «УКРОП». И одними лозунгами дело, по всей видимости, не ограничится, поскольку протестная активность, как правило, мобилизует недовольных властью. Поэтому, чем ближе выборы, тем больше станет акций протеста. Однако они не будут многолюдными и пройдут исключительно под партийными флагами — ещё одной революции большинство украинцев не хотят. Одни ещё не оправились от последствий предыдущей, другие боятся, что после третьего Майдана будет ещё хуже. Социологи считают, что сторонники патернализма приспособились жить при курсе 23 UAH/USD, а у многих представителей активной части общества появилась апатия, как это было после Оранжевой революции 2004 года.

Фото: Ярослав Дебелый, УНИАН
Инфографика: Елизавета Букреева

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code